ЗАПОВЕДОВАНИЕ — ЗАПОВЕДЬ ТЕРНОПОЛЬЩИНЫ - Среда обитания - zn.ua

ЗАПОВЕДОВАНИЕ — ЗАПОВЕДЬ ТЕРНОПОЛЬЩИНЫ

17 августа, 2001, 00:00 Распечатать

На Тернопольщине уже продолжительное время активно внедряется идея объединения ряда заповедных ...

На Тернопольщине уже продолжительное время активно внедряется идея объединения ряда заповедных объектов и создания на их базе двух национальных природных парков — «Кременецкие горы» на севере области и «Днестровский каньон» — на юге. В соответствии с областными программами охраны окружающей среды, рационального использования природных ресурсов и обеспечения экологической безопасности на протяжении 2000—2005 гг. и Комплексной программой развития туризма до 2010 года, старт двух целостных природных комплексов не должен откладываться. 2003 год должен бы стать последним сроком. «Сколько же можно ждать! — выразил беспокойство главный специалист отдела заповедного дела областного управления экологии и природных ресурсов Игорь Пьяткивский. — Имеется достаточно государственных документов, которые государственные органы обязаны выполнять...»

 

Хронология высоких решений относительно местного заповедного дела достаточно богатая. В указе Президента Украины от 10 марта 1994 года «О резервировании для дальнейшего заповедования ценных природных территорий» указан ориентировочный срок рождения «Кременецких гор» — 1996 год. Инициативу главы государства должна бы подкрепить Программа развития заповедного дела в Украине, утвержденная постановлением Верховной Рады от 22 сентября 1994 года. Было предусмотрено на протяжении следующих трех лет выделить на содержание нацпарка «Кременецкие горы» 1 млрд. 800 млн. украинских рублей. Тем не менее финансирование так и осталось на бумаге. А в общегосударственной программе формирования национальной экологической сети на 2000—2015 годы четко указано, что одним из основных элементов так называемого Галицко-Слобожанского экологического коридора является гряда Кременецких гор, а Днестровского экологического коридора — Днестровский каньон. И поэтому десятки разрозненных территорий и объектов заповедного фонда нужно свести вместе. Определена вроде благородная цель — сохранить среду обитания для многих исчезающих видов флоры и фауны... Специалисты природоохранного ведомства обосновывают необходимость повышения уровня заповедности упомянутых территорий той особенностью, что в Кременецких горах встречается 19 видов эндемических и 25 реликтовых растений, 17 видов животных, занесенных в Красную книгу, и 8 — в Европейский красный список, а на участках, которые прилегают к Днестру, можно увидеть 16 видов краснокнижных растений и 3—4 вида редчайших животных. Природоохранники ссылаются на результаты исследований, проведенных ими и преподавателями кафедры ботаники местного педуниверситета: «...Нерациональная эксплуатация лесов нарушает среду обитания редчайших видов растений в области: подснежника обычного, шафрана гейфеля, лука медвежьего, кукушкиных башмачков и других». В Кременецких горах, утверждают исследователи, среди преобладающих сосновых лесов есть островки буковых насаждений, возраст которых до ста лет. Эта территория — восточный ареал распространения бука, который здесь вырубают более всего. Экологи стоят на своем: если не заповедать его на самом высоком уровне, то наиболее ценные морозо- и засухоустойчивые буковые леса погибнут. «Могут исчезнуть и растущие здесь редчайшие краснокнижные растения, в частности гронянка полулунная, лукария оживающая, астранция большая и др.», — пишет завотделом природной флоры национального ботанического сада имени М.Гришко НАН Украины доктор биологических наук В.Мельник. А интенсивные рубки зрелых и перезрелых лесов, добавляют специалисты управления, могут привести к разорению гнезд некоторых видов птиц: аиста черного, филина, сипухи, сорокопуда серого, дятлов и вызвать исчезновение охотничьих видов животных — свиньи дикой, косули, белки, куницы лесной, вальдшнепов. Но возрастет ли (и насколько) количество исчезающих растений и животных в результате создания национальных природных парков, экологам ответить трудно. Нет и комплексных выводов биологов, геоботаников, лесоводов. Местные природоохранники, добиваясь поддержки депутатов различных уровней, защищают единую позицию: национальные природные парки нужны, как воздух. Эти комплексы, кроме экологической, выполняют еще и рекреационную — оздоровительную, санитарную и прочие функции.

Обоснование целесообразности охранять природу, оказывается, решает лишь полпроблемы. А тем временем отступают на задний план не менее важные вопросы. «В лесах, которые собираются включить в национальные парки, рубок главного пользования мы проводим очень мало — 7,5 тысячи кубометров за последние десять лет в Кременецких горах и меньше 1,5 тысячи кубометров вблизи Днестра. Поэтому непонятно, какое интенсивное и нерациональное использование лесов имеет в виду управление экологии», — говорит главный лесник Государственного лесохозяйственного объединения «Тернопольлес» Михаил Онищук.

Объединение лесохозяйственных предприятий области не дает согласия на создание национальных природных парков. Внешне это напоминает нескрываемую борьбу двух государственных органов. Однако скрещение мечей имеет более мотивированное объяснение.

Украинское законодательство в начале 90-х годов заложило базис для создания заповедных территорий — государственных заказников, природных заповедников, национальных парков... И на Тернопольщине появился ряд не отвечающих своему назначению природоохранных объектов. Их создала не природа, а сам человек для того, чтобы использовать в своих целях. Другие аргументы по этому поводу имеет начальник управления экологии и природных ресурсов облгосадминистрации Орест Сингалевич: «Экологическая ценность природных ресурсов вдвое-втрое выше, чем их простое использование в хозяйственных целях». Главный эколог области советует «Тернопольлесу» подчинить свой меркантильный интерес стратегическому — государственному.

Лесоводы, пожалуй, перестали бы быть самими собой, если бы не отвергли обвинения. Они резонно спрашивают: хорошо, заповедный объект создан, но как реально обеспечить режим заповедности, когда территория пересечена вдоль и поперек, а внутри есть населенные пункты? В границах заповедника находятся территории иных пользователей — пашни, пастбища, покосные луга, где не так просто выявить нарушение. Скажем, на территории заповедника «Медоборы» местные жители без разрешения собирают грибы, выпасают скот. И никого это особенно не беспокоит. Можно ли, например, запретить паломничество на гору Божью или посещение туристами горы Боны в составе Кременецких гор, готовящихся к заповедованию? А туризм, о котором так беспокоится экологическая служба, можно успешно развивать и без создания национального парка.

Владимир Бондаренко, профессор кафедры лесоводства Украинского государственного лесотехнического университета во Львове, убеждает:

— Основная научная концепция заповедования создавалась еще в начале ХІХ столетия. Она предусматривала создание заповедных объектов в безлюдных или малолюдных местах, где можно легко обеспечить режим заповедности. Сейчас эта концепция, которая, к сожалению, легла в основу украинского природоохранного законодательства, явно устарела. Тем не менее мало кто из научных работников и законодателей принимается искать новые решения...

Региональными и государственными программами предусмотрена территория заповедности — 15 тысяч гектаров в Кременецких горах и 43 тысячи гектаров в Днестровском каньоне. Примерно треть этих площадей в перспективе будет представлять зону абсолютной заповедности. Здесь рубить нельзя ничего. Деревья должны прожить свое, упасть и сгнить. А лес, перестоявший 100—120 лет, теряет техническое качество и уже не полностью выполняет экологические, защитные функции. Он деградирует. Такую роскошь могут позволить себе богатые государства. Сказать, что государство недополучает доходы, — значит о многом умолчать. В прошлом году, например, лесохозяйственные предприятия области заплатили в бюджеты всех уровней 2 млн. 860 тысяч гривен. Местное лесное хозяйство в общих чертах уже начало приносить доходы.

С другой стороны, много лесных участков в Кременецких горах и в заповеднике «Медоборы», где мы побывали, укрыты производными породами — грабом, ивой козьей и другими деревьями, которые имеют незначительную ценность. Так вместо того, чтобы их усердно оберегать, не лучше ли формировать продуктивные насаждения — дуба, ясеня, бука, которые широко используются в народном хозяйстве.

По закону, все леса, вошедшие в заповедные территории после 1992 года, находятся в пользовании природоохранных органов. Это означает: на любой вид работ, связанный с ведением лесного хозяйства, здесь требуется разрешение управления экологии. Лесоводы, разумеется, противятся возможным осложнениям своей деятельности. «Мы понимаем, что нужно брать разрешение на использование природных ресурсов. Но почему для работ, которые поручило нам проводить государство, — ставит риторический вопрос господин Михаил Онищук, — мы должны просить разрешения у другого государственного ведомства, у экологов, не являющихся специалистами в нашей области?»

Похоже, что заповедование на Тернопольщине начало переходить научно обоснованные границы и приближается к любительскому делу. Так, одиннадцать лет назад на площади 10,5 тысячи гектаров был создан природный заповедник «Медоборы». Но его цель — заповедать Товтровый кряж, который образовался на месте Сарматского моря, — сразу же была погребена, потому что занял он лишь 2 процента территории заповедника. А заповедали все, что растет вблизи. Ученые-лесоводы приводят ставшие уже симптомом данные: если в среднем в Украине лесами занято 10—12 процентов территории заповедных объектов, то на Тернопольщине аж 26. Судите сами — каждый год на содержание огромной природоохранной территории с филиалом в части Кременецких гор, в том числе на зарплату персонала в 170 человек, расходуется 400—500 тысяч госбюджетных денег. А то, какие виды флоры и фауны удалось сохранить и приумножить вследствие создания заповедника, специалисты управления экологии мне так и не объяснили. Не разработана и четкая оценка угрозы исчезновения растений и животных.

Между тем в области стартуют два новых природно-национальных парка, которые почти приравниваются к заповедникам — с не меньшим штатом и сметой... О продуктивном лесе вспоминается вскользь, якобы он не очень нужен. Кстати, по соседству, с противоположной стороны Днестра, иванофранковцы ограничились созданием регионального ландшафтного парка. А так уже сложилось, что Тернопольщина в последние годы продуцирует немало внешне привлекательных идей, которые, кроме расходования значительных государственных средств, мало что дают. Бедные регионы государства имеют свои прихоти. И поэтому не обременяют себя вопросом, зачем заповедовать. Для показателей?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно