ОСОБАЯ ЗОНА... СОЦИАЛИЗМА

6 марта, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 6 марта-15 марта

Спустя десять лет (по бывшим советским меркам - две пятилетки) в самый раз создать в администрации зоны отчуждения (АЗО) отдел по отсутствию контроля за финансированием работ...

Спустя десять лет (по бывшим советским меркам - две пятилетки) в самый раз создать в администрации зоны отчуждения (АЗО) отдел по отсутствию контроля за финансированием работ. И посадить в кресло заведующего Михаила Шульгу. А то на нынешнюю ситуацию, как говаривал неувядающий Салтыков-Щедрин, «даже смотреть глупо».

Шульга Михаил Федорович по долгу службы обязанный контролировать расход денежек, контролирует. Ибо возглавляет производственно-технический сектор в администрации. И при этом твердит мне, журналисту, что «никаких сенсаций в Чернобыле нет. Мы уже тут ко всему привыкли». К чему - «ко всему»?

Видите ли у соседних России и Белоруссии есть свои национальные программы по ликвидации последствий чернобыльской аварии, а у нас, по месту приписки «саркофага», - нет! Правда, в прошлом году, через девять лет после катастрофы, на шестом году существования Минчернобыля была, наконец, принята концепция будущей программы. То есть определены направления... в направлении все той же ликвидации. Безусловной. А как быть, например, со сроками? Зато срок о продлении льгот для тех, кто трудится в зоне, «месте подвига», определен - до 2000 года. Подождем - увидим?.. Или лучше расспросим Шульгу, что же, например, сы увидим?

Михаилу Федоровичу хочется, чтобы в зоне хоть раз за четыре года была проведена финансовая ревизия, чтобы каждый налогоплательщик узнал, наконец, каким образом и на что потрачены его кровные денежки. Вот, например, в прошлом году из 83 триллионов «чернобыльских» денег около пяти процентов отошли зоне. И в обычном здоровом сознании легко укладывается аксиома: если налоги собираются, Минчернобыль функционирует, зона - запретная, то...

А не свита ли «играет короля»? Не пришло ли время каждому из нас задаться вопросом: а почему все-таки за целых десять лет ограждение зоны не сдвинулось ни на сантиметр? И что происходит там, за ограждением? Может, право руководство НПО «Припять», которое все валит на недостаточное финансирование? Или все-таки прав Шульга, который настаивает: деньги тратятся нерационально! На том и срубился с бывшим руководителем НПО, инвалидом Чернобыля. Кстати, у того в документах была проставлена 80-процентная потеря трудоспособности. Но на своем высоком посту он был неутомим! За год одна его служебная «Волга» наколесила 900 тысяч км, другая - 600 тысяч! Дотошный Шульга не поленился взять калькулятор. Получилось, что гендиректор каждый из 22-х рабочих дней в месяц носится по зоне по десять часов подряд, да еще со скоростью 90 км в час. А если брать во внимание отпускное время, больничные листы и прочее, то ездят авто со скоростью 120 км... Никакая радиация не догонит!..

Только одно не ясно: как, когда и кем можно руководить в таком режиме? А ведь успевал! Например, перекачал в прошлом году в Москву 45 млрд. карбованцев якобы для привлечения специалистов-исследователей. Администрация зоны отчуждения, проведя служебное расследование, изучив материалы договора между НПО «Припять» и НИИ Минатома России, пришла к выводу: налицо грубое нарушение законов Украины «О научно-технической информации», «Об информации» и постановления Кабинета министров Украины №106 от 23 июля 1991 года. Кроме того, «Припять» при этом переплатила от щедрот своих где-то в пять-восемь раз.

Да, с появлением в 1992 году администрации зоны отчуждения кое-кому хлопот прибавилось. Ну кто, скажите на милость, хочет расставаться с самым материальным в нашем призрачном мире - с властью? И с желанием распоряжаться общегосударственной собственностью как своей личной?

Вроде все просто: АЗО как спецподразделение Минчернобыля наделена административно-управленческими функциями. То есть, не любопытства ради Михаил Шульга исследует результаты деятельности НПО «Припять» и размышляет таким образом:

- Об АЗО мало кто знает толком. В некоторых изданиях упоминался даже некий монстр типа «администрация зоны НПО «Припять». Такие «ляпы» простительны. Но правда в том, что АЗО до сих пор действует вполсилы. Для чего в конце концов существует зона, для чего там задействованы почти 17 тысяч человек? Первое - для получения товарной продукции - электроэнергии от исправных блоков ЧАЭС, второе - «укрощение» объекта «Укрытие», или, как его называют в народе, «саркофага». Третье - решение проблем с РАО (радиоактивными отходами «чернобыльского» происхождения). Вот РАО-то - главная забота НПО «Припять», которое призвано в этой области реализовать программу «Вектор». В какой же степени это удалось? Не хочу нагружать читателя цифрами. Скажу одно: терпение лопнуло у атомщиков, и они в ПО «ЧАЭС» создали свое предприятие по переработке... РАО. И это при том, что пусть не в полном объеме, но средства, производственная инфраструктура для подобных целей в НПО «Припять» уже имеются...

...Не знаю, как «Припять» захоранивает РАО. Но на «кургане» программы «Вектор» побывала. Видела новый, но ни секунды не работавший контейнер для перевозки РАО. Да что контейнер?.. Огромный цех по дезактивации с полным комплектом оборудования тоже бездействовал. И хорошо, что не видела, как по приказу руководства НПО разобрали пионерлагерь «Сказочный» и заодно нанесли ущерб лесному хозяйству в размере 3 млрд. 62 млн. крб. Вот вам и общегосударственная собственность - зона.

Короткий комментарий Шульги:

- Администрация финансирует работы НПО, в программе «Припяти» подобные работы не предусмотрены. Деньги используются не по назначению.

И еще кое-что о всенародной собственности. В селе Росоха есть площадка отстоя техники. Именно там находятся легендарные 80 вертолетов, с которых в 86-м сбрасывали мешки с песком на взбесившийся реактор, две тысячи единиц автотранспорта: «пожарки», автобусы, бронетранспортеры... И среди прочего - вертолетные двигатели. Вся эта всенародная собственность, естественно, радиоактивна.

- Согласно Закону о правовом режиме загрязненной территории вывозить подобные объекты за ее пределы нельзя, - поясняет Михаил Федорович. - Но тем не менее НПО «Припять» продало в Чернигов три «грязных» вертолетных двигателя. Администрация зоны отчуждения принялась за очередное служебное расследование...

Так что зона живет и действует. И готова к третьей пятилетке. Только вот к какой: решающей, определяющей, завершающей?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно