НАЛОМАЛА ДРОВ ПРИРОДА - Среда обитания - zn.ua

НАЛОМАЛА ДРОВ ПРИРОДА

17 августа, 2001, 00:00 Распечатать

Весна в этом году выдалась затяжной. Еще в апреле тоскливо чернели деревья, не выпуская ни единого листочка из туго свернутых, словно жесткие перчатки, почек...

Весна в этом году выдалась затяжной. Еще в апреле тоскливо чернели деревья, не выпуская ни единого листочка из туго свернутых, словно жесткие перчатки, почек. На Виннитчине эта неторопливость природы воспринималась по-особому: казалось, что деревья никак не избавятся от страха перед стихией, сковавшей их ледяным панцирем на грани прошлогодней осени и зимы. В память о тех днях природа оставила свои беспощадные метки: верхушки деревьев, а в местах наибольшего обледенения, практически вся крона, сломаны, словно карандаши. Это до сих пор грустно видеть.

Все села, расположенные в зоне стихийного бедствия, имеют сейчас еще одну общую черту: кучи свеженарубленных дров на подворьях. Запас сделан капитальный, на добрых лет пять: по решению главы облгосадминистрации людей освободили от платы за собранные ими хворост и ветки. В результате была ускорена расчистка завалов в лесах и лесополосах, на что в обычных условиях потребовалось бы двадцать лет. И даже работа в таком напряженном темпе практически в три смены с использованием дополнительных сил, всех резервов и механизмов, по подсчетам, растянется лет на семь. Ведь пострадали от стихии 141,4 тысячи гектаров леса, то есть почти 4 миллиона кубометров древесины, что составляет десятую часть гослесфонда Виннитчины. На юге области, в Чечельницком и Крыжопольском лесхозах, а особенно вокруг Песчанки, повреждено до 60—80% насаждений. Как поступить в таком случае — ведь участки идут под вырубку уже тогда, когда сухостой на них достигает пяти процентов? Оставить — значит иметь бесперспективный лес и множество проблем, вырубить — образно говоря, оставить местность без «легких», без защиты от суховеев, от эрозии грунтов...

Следует сказать, что подольские леса — удивительное явление даже для далеко не безлесной Украины. Излишне повторять: чтобы выросла красивая дубрава, нужно не одно десятилетие. Статистика прошлого века ярко показала счастливые и не очень периоды в жизни подольского леса. Скажем, в 1913 году, с которым в советские времена все сравнивали, доход с одной десятины леса составлял в среднем по России 60 копеек, в Украине — 8—9 рублей, а в Подольской губернии — все 18. Ничего странного в такой разнице нет: подольские рощи были богаты ценными породами деревьев, особенно дубом, и потому беспощадно вырубались — естественно, продавались на экспорт. Но не только. Пищевая промышленность, которая с конца позапрошлого века начала бурно развиваться в крае, тоже требовала жертв. Только в 1874 году на 47 сахарных заводах Подолья сожгли 450 тысяч кубометров древесины — иначе говоря, уничтожили две тысячи гектаров леса. Пожалуй, не стоит говорить, что для восстановления таких территорий нужны годы и годы. В то же время необходимо было заботиться о качестве. Первая половина ХХ века похвалиться этим не могла — одни грабы росли в молодняках, а дуб на Подолье был лишь на 18% восстановительных дубрав. И только со временем, когда это дело приобрело государственный масштаб, в молодых насаждениях процентов на восемьдесят начал преобладать дуб, остальное также засаживалось ценными породами — лиственницей, орехом и т. п.

Ситуация вынудила мобилизовать все усилия. Прежде всего — для расчистки завалов. На помощь работникам леса пришли тысячи добровольцев. Область, Министерство экологии и киевская городская власть выделили средства. Правда, даже полученных изо всех источников финансирования 3,4 миллиона гривен мало для ликвидации последствий — по подсчетам их нужно более 17 миллионов. Во время недавнего приезда в область Анатолия Кинаха лесоводы снова попросили у правительства денег. Премьер пообещал разобраться.

Но даже с такими ограниченными средствами сделано немало: расчищено 43% лесонасаждений. Расчистить заваленные дубравы лесники спешили не случайно. Приглашенные на Виннитчину ученые ничего утешительного по поводу будущего поврежденных лесов сказать не могли. Как поведет себя раненый лес в ближайшее время, предугадать очень сложно, поскольку таких повреждений и в таких масштабах в Украине до сих пор не было. Разумеется, деревья будут гнить, падать, особенно в условиях влажной весны и лета. Также есть угроза массового размножения вредителей, что может стать большой опасностью не только для винницких насаждений. Очаг шелкопряда-златогуза уже обнаружили в урочище Плоском Немировского района. Это редчайший и очень опасный вредитель, и его расплодилось столько, что листва всех дубов в урочище могла очень быстро погибнуть. Пришлось использовать химию.

Но существует еще одна опасность: такое катастрофическое уменьшение площадей под дубравами может изменить климат во всем регионе. Ведь раньше преобразования в лесном фонде были научно обоснованными, велись размеренно и планово: в течение года срезать и переработать 187,5 тысячи кубометров древесины, посадить на вырубках 800—1000 гектаров молодняка, на мелиоративном фонде — не менее 100 гектаров. В этом году лесоводы скорректировали свои планы, увеличив их на 15%, благо, что плантации элитных насаждений составляют в области 80 гектаров.

85% новых насаждений — это дуб обычный, остальное — ясень, клен, сосна, ель, дуб красный. «Под лопату» лесоводы поставили в этому году едва ли не все население области. Никто не «отнекивался» — люди осознавали всю значимость дела. Ученые посоветовали еще один метод лесовосстановления. Если дерево в первый же год после повреждения срезается на пень, оно дает поросль, из которой можно сформировать новые насаждения. Однако нужно успеть и срезать, и сформировать. Иначе ободранные до стволов деревья, неукротимо стремясь выжить, дают побеги по всем стволу. Естественно, о нормальном развитии такого растения нечего и говорить.

Впрочем, и без природных катаклизмов следовало бы задуматься о здоровье «зеленых легких» Подольского края. Специалисты считают: лесистость Виннитчины — меньше 13% — не соответствует экологическим нормам, она должна быть вдвое большей. Однако сажать молодняк можно только на непригодных для сельскохозяйственного использования землях — в больших оврагах, балках и т.п. Раньше лесоводы брали эти земли у колхозов, засаживали их, ухаживали несколько лет и снова передавали землепользователям. Но в последнее время возникло множество проблем. Новое земельное законодательство четко не определилось в этом вопросе, частные землевладельцы пока тоже им, как говорится, не прониклись. Поэтому проблема требует скорейшего разрешения на общегосударственном уровне. Ведь от леса зависит плодородие земли — об остальном нечего и говорить.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно