Маленькие гиганты большого водообеспечения

25 сентября, 2009, 14:32 Распечатать

Вопреки здравому смыслу, наперекор инстинкту самосохранения люди упорно и последовательно довод...

В нашей стране насчитывается 63119 рек общей протяженностью более 206 тыс. км. Их разделяют на малые, средние и большие. Согласно статье 79 Водного кодекса Украины «Классификация рек», к малым относятся те, площадь водосборного бассейна которых не превышает двух тысяч квадратных километров. От двух до 50 тысяч квадратных километров занимают водосборные бассейны средних рек и свыше 50 тыс. — больших. Даже если по территории государства протекает только часть реки, ее статус определяют, исходя из общей площади водосбора. В соответствии с такой классификацией в Украине насчитывается девять больших рек, 81 — средняя и более 63 тысяч — малых.

Много это или мало? Ответить на этот вопрос помогут следующие данные: суммарное количество доступных для использования запасов речных вод в Украине в средний по водности год составляет около 88 млрд. кубометров, из которых на территории страны формируется 52 млрд. В маловодные годы они значительно меньше — 56 и 32 млрд. кубических метров соответственно. Иными словами, на каждого из нас приходится около тысячи кубометров речного стока. А согласно определению Европейской экономической комиссии ООН, государство, собственные водные ресурсы которого не превышают
1,7 тыс. м3 на человека, считается не обеспеченным ими. Отсюда неутешительный вывод: даже с учетом эксплуатационных запасов подземных вод, составляющих до 6 млрд. м3, из которых используется половина, Украина относится к наименее обеспеченным водой странам Европы.

Черпаем вволю, сливаем без меры

В таких условиях малым рекам (а это начальное звено в речной системе) принадлежит особо важная роль в развитии социальной среды, к ним тесно привязана экономика окрестных территорий. К примеру, водой из малых рек бассейна Днепра удовлетворяется 18% всех хозяйственных нужд данного региона, а это 14 областей Украины. Аналогичная ситуация и в остальных регионах страны. Таким образом, экологическое состояние водосборных бассейнов малых рек является определяющим в решении проблемы обеспечения населения и отраслей экономики водой надлежащего качества и в достаточном количестве.

Фото: Василий Артюшенко
Фото: Василий Артюшенко
Но вопреки здравому смыслу, наперекор инстинкту самосохранения люди упорно и последовательно доводят малые реки до катастрофического состояния, в первую очередь бессистемной хозяйственной деятельностью с нарушением допустимых границ освоения бассейнов, что обусловливает чрезмерную нагрузку на их водосборы.

— Согласно данным Госкомзема, в хозяйственный оборот страны вовлечено 92% земель. В сельском хозяйстве используется 72,2% общей площади земель, из которых 57,5% — пашня. Тогда как лесистость страны чрезвычайно низкая — 14,3%, а в степи — всего 4,4%. Чрезмерная распаханность, скудная лесистость, нарушения агротехники обработки почв вызывают интенсивные эрозийные процессы на речных водосборах. Водной и ветровой эрозии подвержено 14,9 млн. гектаров сельхозугодий, а их ежегодный прирост в целом по Украине составляет 80—90 тыс. гектаров. Эрозия почв стала одним из главных дестабилизирующих факторов экологической ситуации в бассейнах рек. Она приводит к заилению, загрязнению и зарастанию водоемов. В то же время интенсификация использования биоресурсов малых рек, их зарегулирование, отбор воды на полив и хозяйственно-бытовые нужды, а также их превращение в коллекторы сточных вод нарушают естественное состояние водных ресурсов Украины в целом, — рассказал корреспонденту «ЗН» заместитель председателя Государственного комитета Украины по водному хозяйству Николай БАБИЧ.

Только на западе и севере страны количество воды, забираемой из малых рек для хозяйственного потребления, не превышает 5—15% водных ресурсов, формируемых в малых реках в средние по водности и даже маловодные годы. Но на отдельных реках Днестровского бассейна в средние по водности годы расходуется от 15 до 40% водных ресурсов, а в маловодные — сток используется почти полностью. Высокая степень потребления водных ресурсов и на малых реках бассейна Северского Донца, Приазовья и Крыма. В средние по водности годы оно здесь достигает соответственно 11—80, 19—117 и 50—165% наличных ресурсов, а в маловодные — ресурсы многих речек используются многократно.

Почти половина среднемноголетнего стока и около 1,5 объема стока в маловодные годы используется на некоторых малых реках бассейна Южного Буга.

Практически повсеместно малые реки служат источниками сельскохозяйственного водоснабжения. На отдельных реках Карпат, Полесья и Лесостепи на эти нужды расходуется свыше 40% водных ресурсов, вовлеченных в хозяйственный оборот.

Более половины (54%) общегосударственного объема безвозвратного потребления стока малых рек приходится на бассейн Днепра, 43% — на малые реки бассейнов Дуная, Днестра и Причерноморья.

Среди главных речных бассейнов страны наибольшая нагрузка на водные ресурсы малых рек характерна для Причерноморья, где они обеспечивают практически весь объем водопользования, бассейнов Дуная — 77%, Вислы — 57%, Приазовья — 56%, а также Днестра — 51%.

Сосредоточение на юге страны основных площадей орошаемого земледелия обусловливает значительное водопотребление на орошение из малых рек нижнего течения Дуная (97% орошения в бассейне обеспечивается водными ресурсами малых рек), Причерноморья (96%), Приазовья (37%), нижнего течения Днепра (30%).

На производственные нужды водные ресурсы малых рек наиболее интенсивно расходуются в бассейнах Вислы и Днестра (58—61%), а также в Приазовье и Причерноморье. Тогда как в крупнейшем в стране бассейне Днепра из малых рек с этой целью забирается лишь 9% ресурсов. Это объясняется тем, что в данном регионе наиболее водоемкие производства ориентированы на водозабор из русла главной реки. В бассейне же Днестра основные промышленные (химические и нефтегазодобывающие) предприятия размещены на водосборах его притоков — в большинстве бассейнов малых рек.

Губительно сказывается на состоянии рек застройка прибрежных, особенно пойменных, земель. Она приводит к трансформации ценных природных объектов, деградации рек, уменьшению пропускной способности русел, вследствие чего при наводнениях и паводках значительно поднимается уровень воды, а это вызывает необходимость дополнительной защиты населенных пунктов и территорий.

К интенсивному разрушению речных экосистем приводит также несанкционированная добыча песка и гравия из речных русел. В наибольшей степени это касается горных речушек Закарпатской, Львовской, Ивано-Франковской, Черновицкой областей и Автономной Республики Крым. Массовый забор гравийно-песчаной смеси за последние десятилетия привел к значительному понижению дна их русел — на отдельных участках более чем на пять метров! Это вызвало резкое понижение уровней водоносных горизонтов прилегающих территорий, нарушило стабильность речных берегов и гидротехнических сооружений. В ряде населенных пунктов уровень воды опустился настолько, что высохли колодцы, разрушено множество мостовых переходов, берегозащитных сооружений.

Для Киева исключений не предусмотрено

В 1963 году доктор биологических наук, профессор Л. Брагинский был командирован в союзный «Гидропроект». Там он должен был предупредить московских чиновников об опасности, угрожающей в случае заполнения Киевского моря. Это и подтопление плодородных земель, и затопление тучных лугов, и «цветение» воды на мелководьях. К тому времени такая беда уже постигла Днепропетровск, Запорожье, Кременчуг, Днепродзержинск, которые получали питьевую воду из искусственных морей. Главный инженер «Гидропроекта», подводя итоги в дискуссии об искусственных водохранилищах, сказал: «Для Киева исключений не предусмотрено. Что с другими городами произошло, то и с Киевом будет». Так в конце концов и вышло. В вопросах водообеспечения Киев не исключение и сейчас.

В столице и столичном регионе государственное управление использованием и охраной водных ресурсов возложено на Управление водного хозяйства в г. Киеве подразделение Госводхоза в Киевской области. Свои функции управление выполняет по бассейновому принципу на основе государственных и региональных программ использования и охраны вод и воссоздания водных ресурсов. Реки столичного региона преимущественно принадлежат к бассейну Днепра, и лишь небольшая их часть на юге области — к бассейну Южного Буга. Всего здесь 1523 реки общей протяженностью 8,7 тыс. км. Согласно классификации по площади водосбора три из них — большие (Днепр, Десна и Припять), восемь — средние и 1512 — малые.

Поверхностные водные ресурсы области в средний по водности год составляют 43,4 куб. километра, что в расчете на одного жителя составляет 0,4 тыс. кубометров — почти в два раза меньше, чем в среднем по стране. При этом качество воды здешних рек соответствует третьему—шестому классу (напомню: питьевая вода относится к первому классу).

Учитывая особую чувствительность к антропогенной нагрузке малых рек, даже незначительная хозяйственная деятельность как на самой реке, так и на ее пойменных землях может повлечь за собой необратимые последствия для всей экосистемы речного бассейна. А ведь на состоянии малых рек Киевской области, кроме всего прочего, отрицательно сказалась Чернобыльская катастрофа.

Тем не менее, научно не обоснованная, хаотическая хозяйственная деятельность в бассейнах малых рек Киевщины процветает. Тут и разработка русловых и пойменных карьеров, и строительство водозаборов, и прокладка коммуникаций через реки, застройка пойменных земель дачами, коттеджами и промышленными объектами. Немедленного экологического оздоровления требуют такие малые реки, как Нивка, Козка, Стугна, Сиверка, Петель, Вита и др.

Еще одним фактором ухудшения экологического состояния рек является сброс в них неочищенных или недостаточно очищенных сточных вод. Неиссякаемым источником таких стоков для речки Стугны стал военный городок №11 г. Василькова. Допустимые нормы содержания фосфатов и нефтепродуктов превышены в 2,5 раза. В сточных водах Боровского коммунального предприятия пгт Боровая Фастовского района зафиксировано превышение допустимых показателей по содержанию фосфатов в 46,4 раза, азота аммонийного — в 2,3, железа — в 2,5 раза.

Фото: Василий Артюшенко
Фото: Василий Артюшенко
Неблагополучную ситуацию на малых реках Киевской области усиливает использование водоемов на арендных условиях. В данное время в аренде находятся 1106 водоемов. Почти половина договоров заключена на аренду земельных участков, что явно противоречит законодательству, требованиям по управлению водными ресурсами и их охране и не согласовано с органами водного хозяйства. Многие арендаторы водных объектов безответственно относятся к своим обязанностям, не обеспечивая требований органов водного хозяйства, что делает процесс управления водными ресурсами неконтролируемым и угрожает созданием чрезвычайных ситуаций на водных объектах области.

— В таких условиях, — рассказывает начальник отдела водных ресурсов Киевводхоза Нина КОНОВАЛОВА, — для улучшения водно-экологической ситуации Киевводхоз обеспечивает выполнение ряда природоохранных мероприятий. Одним из них является реализация комплексной программы защиты от вредного действия вод сельских населенных пунктов и сельскохозяйственных угодий в Киевской области в 2001—2005 гг. и прогноз до 2015 г., а также программы ликвидации последствий подтопления территорий в городах и поселках Киевской области. Программы финансируются из государственного и областного бюджетов и средствами инвесторов. В их рамках осуществляется природоохранное строительство объектов, обеспечивающих улучшение экологического состояния рек, в том числе и малых. К примеру, в рамках акции «К чистым источникам» расчищено и оборудовано 1167 источников.

«Мы уже знаем, к чему следует стремиться»

Грустную картину, нарисованную Н.Бабичем, дополняет заместитель директора Института гидробиологии НАН Украины Сергей АФАНАСЬЕВ.

— Река, — утверждает Сергей Александрович, — живое существо, активно сопротивляющееся любым посягательствам на ее естественный жизненный уклад. Порой это ведет к непредсказуемым последствиям. Вот свежий пример: несколько недель назад украинский остров площадью около 600 га в верховье Днепра очутился на белорусской территории. После интенсивных дождей один из речных рукавов наполнился водой больше обычного. А так как государственная граница в соответствии с международными нормами должна проходить по фарватеру самого полноводного рукава, остров изменил «гражданство». Раньше на Днепре мы ничего подобного не наблюдали, река большая, зарегулированная. Но на Тисе, где, как известно, проходит украинско-румынская граница, подобные казусы нередки. Румыны сооружают дамбы вдоль всего берега, тогда как с нашей стороны их возводят лишь в пределах населенных пунктов. Естественно, что Тиса уходит на украинскую сторону, ей больше некуда деваться. Как бы люди ни старались взять реку в шоры, она при первом же удобном случае будет стремиться на волю.

Безусловно, существуют неоспоримые приоритеты — хозяйствования, защиты от паводков и пр. Но у нас традиция неправильного в экологическом смысле освоения водных ресурсов прочно укоренилась с советских времен. А между тем реке нужна пойма, где она — хозяйка. И когда там берутся хозяйничать люди, неизбежно возникают проблемы. Нормальная жизнь реки нарушается, утрачивается ее способность к самоочищению, упрощается структура обитающих в ней сообществ, ухудшается качество воды. Происходит заболачивание поймы, заиление русла, вода теряет качество. В результате получаем то, что в народе называют «речка-вонючка».

Большая беда малых рек — химическое загрязнение. Долгое время беспокойство экологов вызывали прежде всего его точечные источники (как правило, сбросы промышленных предприятий). К примеру, на Волыни стоки комбината «Ривнеазот» создавали очень большую нагрузку на речку Горынь. Однако в последнее время в связи со спадом производства влияние точечных источников химического загрязнения несколько ослабло. Но не ослабло загрязнение рек. Почему? Данный казус С. Афанасьев объясняет так:

— В свое время мы разработали методику оценки экологических рисков, возникающих в реке от точечных источников загрязнения. По этой методике было проанализировано 10 тыс. точечных источников химического загрязнения по бассейну Днепра. И выяснилось, что сбросы только десяти из них отслеживаются на расстоянии 10 км ниже по течению. С подобным явлением столкнулись и тогда, когда определяли вероятность влияния стоков Чернигова, попадающих через малые реки в Десну, на качество воды из питьевого киевского водозабора. Оказалось, что уже в 30 км ниже Чернигова река полностью справляется с любыми аварийными ситуациями на черниговских очистных сооружениях (кроме их прорывов, разумеется), и ниже Соколовки они уже не отслеживаются. А в районе Киева вероятность загрязнения питьевого водозабора вновь возрастает до 89%! Над этой загадкой нам пришлось долго ломать голову, пока не поняли, что угроза исходит от дачных поселков в пойме Десны.

Диффузные источники загрязнения несут в себе не меньшую, а подчас и большую угрозу рекам, чем точечные. К тому же их намного труднее контролировать. Такие источники, как, например, сельскохозяйственные угодья, активизируются во время дождей, и все, что находится на полях — минеральные удобрения, пестициды и пр., смывается в водоемы. Содержимое выгребных ям, устраиваемых владельцами приречных дачных участков в тылах своих наделов, на хорошо дренируемой пойме через три-четыре года также достигает реки.

Способы решения проблемы диффузных источников загрязнения хорошо известны и ученым, и работникам водохозяйственных организаций. Это устройство водозащитных зон, лесополос, введение запретов на распашку земли до уреза воды. Все они отражены в Водном кодексе Украины. Беда только в том, что существует коллизия между ним и Земельным кодексом. Если водные объекты общегосударственного значения в аренду сдавать нельзя, то с объектами местного значения (малые реки) местная власть может поступать по своему усмотрению. А временные пользователи делают все, что заблагорассудится, — могут, например, поставить, где хотят, коровник или тот же туалет. Существуют целые регионы, где такое расположение отхожих мест, выгребных ям традиционно. И с этой традицией очень трудно бороться. Тем более что герметизация санузлов и откачивание из них фекалий с последующим вывозом законодательством не предусмотрены.

Еще одна проблема, вызывающая серьезную озабоченность ученых-гидробиологов, — изменение гидрологического режима, иными словами — зарегулирование рек, которое можно сравнить с тромбированием кровеносной системы. Не вдаваясь в подробности, подчеркну лишь одно: мы приобретаем новые заболоченные территории. На исправление последствий придется потратить гораздо больше средств, чем те, что были израсходованы во имя сиюминутной выгоды. В Европе давно поняли, что река должна быть рекой, а не каскадом водохранилищ. В 2000 году там была принята Водная рамочная директива, предполагающая, что все европейские водные объекты к 2015 году должны достичь экологического состояния «хорошее». А оно, в первую очередь, определяется не химическим составом воды, а состоянием биоты, которое оценивают, сравнивая с тем, каким оно было до того, как пострадало от человеческого вмешательства в нормальную жизнь водоема. Только структура биологических сообществ может быть индикатором общего его состояния.

В Германии в свое время была принята государственная программа по возвращению в Рейн лосося. Эффективность направленных на это мероприятий оценивали не по химическим показателям, а по общему состоянию реки, насколько оно приближается к тому, что приемлемо для обитания этой требовательной рыбы. Это был комплекс мероприятий, направленный на соответствующее изменение химических и гидробиологических факторов. На строительство рыбоходов и обводных каналов плотин было затрачено несколько миллиардов марок, и через четыре года неимоверных усилий в Рейне было обнаружено три лосося. Но лосось — это только символ, индикатор. Главное же то, что река практически вернулась к своему первозданному состоянию!

Сейчас задача Института гидробиологии состоит в том, чтобы наша страна вслед за Европой приняла идеологию Водной рамочной директивы 2000 г., основы которой разрабатывались, как это ни странно, в Украине.

— Первые работы в этом направлении, — рассказывает Сергей Александрович, — выполнялись здесь, в Институте гидробиологии, в 70-х годах прошлого века. Но потом мы ушли в сторону водохранилищ, каналов, плотин и перестали заниматься природными реками, отдав предпочтение вопросам прикладного характера. А все, что связано с изучением природных процессов, природных структур, отодвинули в сторону. И только сейчас начинаем к этому возвращаться. Отыскиваем эталонные реки, кое-где сохранившиеся на Полесье и в Карпатах, приступаем к изучению структур их биот. Только так можно выяснить, насколько изменилась экология других рек. Мы уже знаем, к чему следует стремиться, каким образом управлять рекой, не препятствуя нормальному развитию ее биосферы.

Рекам нужно вернуть их естественную гидроморфологию — пороги, галечники и пр. Забирая из реки гравий, мы лишаем целый ряд видов рыб мест нереста. Так, в бассейне Припяти практически исчез голавль из-за того, что там не осталось субстрата, на котором он может нереститься. Рыбец нерестится в пятисантиметровом слое воды, а перепады уровней в водохранилищах лишают его такой возможности. И коль скоро мы заговорили о рыбе, нельзя не упомянуть еще об одной проблеме — о безжалостном браконьерстве с использованием сетей, отравляющих веществ, взрывчатки и новомодных приспособлений для электролова, не оставляющих рыбе никаких шансов на спасение.

Анализируя влияние химического загрязнения малых рек бассейна Днепра на объемы рыбных уловов, мы пришли к выводу, что фактор лова влияет на сокращение рыбного поголовья заметно больше химического. И если удастся прекратить браконьерство, то в очень скором времени рыбы станет вполне достаточно как для промышленного лова, так и для рыболовов-любителей. Большинство из нас просто не представляет масштабы вреда, наносимого браконьерами ихтиофауне наших рек. А некоторые из тех, кто представляет, предпочитают об этом не распространяться, так как и сами не прочь при случае забросить сеть или побаловаться с электрической удочкой.

Закон суров. Его блюстители лояльны

Мы прекрасно знаем, что у нас перед законом все равны, но кое-кто равнее. Как же обеспечивается государственный контроль за соблюдением режима территорий и объектов водного фонда, а также использованием и охраной поверхностных вод? Судите сами.

Согласно действующему законодательству право рассматривать дела об административных правонарушениях, определяемое статьями Кодекса Украины об административных правонарушениях, связанными с нарушением правил использования и охраны поверхностных вод, предоставлено лишь отдельным должностным лицам водохозяйственных организаций. Но специалисты водохозяйственных организаций лишены полномочий государственного контроля в сфере использования и охраны поверхностных вод. Отдельная государственная инспекционная служба в структуре Государственного комитета Украины по водному хозяйству отсутствует. Правом осуществлять проверки соблюдения водного законодательства обладают 790 специалистов водохозяйственных организаций. Однако рассматривать дела об административных правонарушениях могут только 325 из них.

Госводхозом разработана «Методика расчета размеров возмещения убытков, нанесенных государству вследствие нарушения правил охраны водных ресурсов на землях водного фонда, повреждения водохозяйственных сооружений и устройств, нарушения правил их эксплуатации» и проведена ее государственная регистрация в Минюсте Украины. Несмотря на практически полное отсутствие финансирования выполнения контрольных функций, комитет все же изыскивает возможности для активизации контроля рационального использования водных ресурсов и их охраны. Только за 2008 год водохозяйственными организациями было проведено 15,8 тыс. проверок по соблюдению водоохранного законодательства на землях водного фонда и водопользователей всех форм собственности. Нарушителям водного законодательства выдано 8705 предписаний, материалы по 344 нарушениям переданы правоохранным и судебным органам. По требованию прокуратуры осуществлено 465 проверок, совместно с ней — 502. С целью возмещения убытков, понесенных государством вследствие нарушения правил охраны водных ресурсов на землях водного фонда, предприятиям, организациям и частным предпринимателям начислено и отправлено претензий на сумму 15,2 млн. гривен. Но, к сожалению, обратная связь с органами прокуратуры во многих случаях отсутствует. Сведения о результатах рассмотрения дел по переданным материалам органам Госводхоза не предоставляются, а суммы, взыскиваемые за ущерб, не превышают 10% начисленных. Так, по результатам прошлогодних проверок 3847 лиц были привлечены к административной ответственности. Общая сумма штрафов составила 317,1 тыс. гривен, что в среднем составляет 82 гривни 42 копейки на каждого выявленного нарушителя. Это, скорее, насмешка, а не взыскание. Но тут организации Госводхоза бессильны.

Для упорядочения деятельности водохозяйственных организаций в части осуществления контрольных функций Госкомитетом водного хозяйства разработаны «Критерии оценки степени риска от ведения хозяйственной деятельности в сфере использования и охраны вод и восполнения водных ресурсов и определения периодичности проведения плановых мероприятий, связанных с государственным надзором (контролем)». Они были утверждены постановлением Кабинета министров №1139 от 27.12.2008 г.

В комитете считают, что осуществление контрольных функций станет эффективным лишь тогда, когда суммы штрафов за нарушения природоохранного законодательства будут эквивалентны нанесенному ущербу, а нарушители не только на законодательном уровне, но и реально лишатся возможности избегать ответственности. В связи с этим совместно с Минприроды разработан проект закона «О внесении изменений в Кодекс Украины об административных правонарушениях и Уголовный кодекс Украины по усилению ответственности за нарушение требований природоохранного законодательства». Он согласован с заинтересованными центральными органами исполнительной власти и в апреле нынешнего года внесен Кабинетом министров на рассмотрение Верховной Рады Украины.

В соответствии с изменениями, внесенными парламентариями в некоторые законодательные акты по содействию строительству, водохозяйственные организации Госводхоза включены в перечень органов, с которыми необходимо согласовывать выделение в пользование и изъятие земельных участков водного фонда. Готовится соответствующее постановление правительства, принятие которого позволит, наконец, водохозяйственным организациям контролировать процесс передачи в пользование этих земель. Данная мера сократит возможность их нецелевого использования и исправит ситуацию с нарушениями режима ограниченного хозяйствования в пределах прибрежных защитных полос и зон возможного затопления.

Вопрос правового режима использования земель водного фонда урегулирован также проектом закона Украины «О внесении изменений в Водный кодекс Украины», принятым Верховной Радой в начале этого года в первом чтении.

Все это, конечно же, дает повод для оптимизма. Однако не следует забывать и о том, что путь от проекта к полновесному закону довольно долог, а внимание законодательной и других ветвей власти сосредоточено на политической борьбе, развернувшейся в преддверии президентских выборов. Горький опыт свидетельствует, что в таких случаях экология и подобные ей проблемы отодвигаются на второй план.

* * *

Вода — основа жизни, а река — основной источник, из которого люди ее получают. Так было всегда, сколько помнит себя человек. Память же ему дана для того, чтобы делать правильные выводы из прошлого и на основании приобретенного жизненного опыта строить будущее. А также не забывать возвращать долги. Ведь все, что мы по наивности называем дарами природы, она на самом деле дает в кредит, терпеливо дожидаясь его погашения. Но всякому терпению приходит конец, и не дай нам Бог оказаться неплатежеспособными в тот момент, когда векселя будут предъявлены к оплате!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно