Красная книга как заложница кровных интересов

17 апреля, 2009, 13:22 Распечатать

В представлении далекого от биологии человека Красная книга — это толстый том в красной обложке, описывающий редкие и исчезающие виды растений...

В представлении далекого от биологии человека Красная книга — это толстый том в красной обложке, описывающий редкие и исчезающие виды растений. Так, да не так.

Красная книга Украины — это СПИСОК редких и исчезающих видов животных, растений и грибов, ставших таковыми под воздействием человеческого фактора. Сопровождается список научными комментариями и краткими сведениями по биологии видов. Признаками необходимости включения вида в Красную книгу являются научно обоснованные и достоверные сведения о снижении его численности и сокращении ареала. Красная книга — список, заверенный подписью министра охраны окружающей природной среды. Следовательно, издать ее можно очень быстро — росчерком пера министра, а затем опубликовать, вывесив на официальном сайте министерства. При желании выпустить в свет Красную книгу можно всего за один день! Конечно, хорошо бы этот сухой документ дополнить, издав солидную книгу с цветными фотографиями или рисунками, картами распространения, напечатав все это на мелованной бумаге и вместив в твердую энциклопедическую обложку. Конечно, для книжного издания необходимы солидные финансы, включающие не только расходы на макет, бумагу и типографию, но и гонорары (!) авторам соответствующих видовых очерков. Можно не сомневаться, что список особо охраняемых государством видов, изданный в виде книги, не залежится на прилавках магазинов, и так же, как предыдущее издание, вскоре станет библиографической редкостью, а значит, к примеру, при тираже в 10 тысяч экземпляров все затраты окупятся, более того, издание принесет прибыль.

Зачем же нужна Красная книга?

Прежде всего, для того чтобы дать знать чиновникам, имеющим отношение к охране и эксплуатации животного и растительного мира или отводам земли, какими видами можно пренебречь, распоряжаясь природными ресурсами по собственному разумению, а какие виды подлежат суровой охране и с ними надо считаться. В этой связи принципиальным является то обстоятельство, что невозможным становится не только промысел или изъятие краснокнижных видов из природы, но запрещено разрушение их мест пребывания. Причем прямое или косвенное истребление одинаково карается соответствующими статьями Уголов­ного кодекса, которые предусматривают серьезные наказания: штрафы, конфискацию имущества и даже лишение свободы. Кроме того, Красная книга — показатель работы государственных учреждений, прежде всего, Министерства охраны окружающей природной среды, Министерства лесного хозяйства и Государственного комитета рыбного хозяйства. При ответственной успешной работе перечисленных ведомств видовые списки должны «худеть», а этого, увы, не происходит.

Современная Красная книга крайне необходима общественности. Дело в том, что, по сути, это единственный более или менее конкретный закон, на основании которого можно апеллировать к властям, указывая на нарушения в землеотводах, вырубке лесов или просто на тупое уничтожение. Фактически Красная книга — единственный действующий закон, охраняющий природу. Все остальные законы, касающиеся природоохранной деятельности, в нашей стране, увы, только существуют на бумаге.

Новое издание является актуальным и для ученых. Факт проживания, а тем более концентрации краснокнижных видов в конкретных местах дает все основания для создания на таких территориях заповедных объектов (заказников, ландшафтных парков, заповедников), что на фоне явного дефицита (по европейским меркам) заповедных территорий в Украине очень и очень актуально.

С помощью Красной книги решаются и такие «горячие» вопросы — не допустить строительства (да-да, те самые пресловутые землеотводы), зарегулирование, мелиорацию, вырубку, распашку или залеснение, если это приводит к уничтожению особо охраняемых видов или мест их обитания. По сути, на сегодня в нашей стране Красная книга — единственное орудие защиты, действующее на законодательном уровне, хоть как-то позволяющее ученым и общественности затормозить процесс уничтожения природы.

Ученые и чиновники: разные стороны баррикад

Несмотря на то что чиновники, ученые и общественность вроде бы ставят перед собой единую цель: спасать, сохранять и приумножать природу, тем не менее отношение к Красной книге, особенно к такому вопросу, как увеличение числа охраняемых видов, ставит общественность и ученых по одну сторону баррикад, а чиновников — по другую.

Расширение списка охраняемых видов вызывает либо сдержанное, либо откровенно негативное отношение у функционеров разных ведомств. Конечно, утолщение Красной книги Украины — этот тот самый красноречивый показатель их деятельности, но дело тут не в психологии, а в совершенно определенных практических интересах. Пока речь идет о различных, мало кому нужных насекомых, червях, моллюсках или даже ящерицах, это еще не вызывает возражений, а вот охрана промысловых видов рыб или охотничьих птиц и зверей — это, с точки зрения чиновников, никуда не годится. Что же получается: теперь не чиновники министерств, а Национальная комиссия по вопросам Красной книги, большинство в которой составляют ученые, будет определять, можно ли в порядке исключения (такие случаи в законе предусмотрены) дать квоты на вылов или изъятие тем, кто раньше сам себе позволял все это брать без разрешений и ограничений.

Краеугольный камень Красной книги, к тому же особенно острый, — землеотводы. Понятное дело, что подавляющая часть экологических функционеров областного или районного уровня, подписывающих документы на отвод земли, просто не проводят инвентаризацию отводимых территорий на предмет проживания краснокнижных видов. Причина этого хорошо понятна. Можно представить, как раздражает чиновников двукратное увеличение числа видов в будущем издании. А любой земельный отвод без учета проведения нормальной экологической экспертизы весьма сомнителен и, по сути, его почти всегда можно оспорить.

Таким образом, разные взгляды на состав и объем Красного списка и определяют противоречия, сложившиеся между учеными и чиновниками-«практиками». По словам заместителя министра охраны окружающей природной среды Н.Мовчана, оказывается, именно эта дискуссия и затормозила новое издание национальной Красной книги, третью редакцию которой, согласно закону, должны были принять еще в 2004 (!) году. Поэтому совершенно обоснованным является иск общественных организаций к Кабинету министров и Министерству охраны окружающей природной среды как к организациям, не обеспечившим своевременное выполнение закона Украины. Симптоматично, что Киевский городской административный суд принял иск к производству, признав тем самым его правомочность. В связи с этим возникает вопрос: кто ответит за то, что уже на протяжении более пяти лет добываются исчезающие виды, которые на свою беду оказались промысловыми, кто ответит за уничтожение среды обитания других, не таких заметных, не представляющих утилитарного интереса животных?

Список видов так называемого третьего издания Красной книги Украины был утвержден после долгих научных дискуссий и изысканий подавляющим большинством голосов Национальной комиссии по вопросам Красной книги Украины еще в декабре 2007 г. Решение прошло при полной поддержке председательствовавшего — бывшего заместителя министра П.Большакова. Затем в декабре 2008 г. тот же список видов был также успешно подтвержден, но уже под патронатом Н.Мовчана, который тогда тоже был на стороне ученых. Почему сейчас итоги голосования им же ставятся под сомнение? Ведь никаких новых аргументов противники нового списка не приводят. За эти годы численность самых проблемных объектов Красной книги — лося, осетра русского и севрюги — даже по официальным данным, нисколько не увеличилась, а по неофициальным — с каждым годом продолжает снижаться.

Зубр, медведь и лось — исчезающие виды

В 2008 г. был пересмотрен Красный список Международного союза охраны природы — тот самый, что в просторечии называют Международной красной книгой. Симптоматично, что сюда попали почти все виды млекопитающих Украины. Принятый Национальной комиссией Красный список млекопитающих Украины намного более скромен. В него вошли 62 вида зверей и, несмотря на то что список увеличился почти в два раза по сравнению с предыдущим, он составляет немногим более половины видов млекопитающих нашей страны. Это все виды летучих мышей, многие грызуны, ранее считавшиеся сельскохозяйственными вредителями, дельфины и ряд охотничьих видов, среди которых самые ценные — трофейные: зубр, медведь бурый и лось. Каждый имеет свою историю, ареал и численность, но общее у них одно — все три вида следует считать в фауне Украины исчезающими.

Зубр внесен в Красную книгу Украины в 1994 г. Несмотря на это, его численность уменьшилась с 685 до 190 голов, а в Черниговской области его популяция полностью истреблена и за это никто не понес ответственности. Противники Красной книги приводят этот случай в качестве примера того, что вид, практический интерес к которому как охотничьему виду был утрачен, бросили на произвол. Действительно, в современных условиях зубр — полудомашний зверь, он требует серьезного ухода и, конечно, финансовых расходов. Но можно вспомнить и другую историю. В 60-х гг. завезли в Украину 41 зубра и без всякого коммерческого стимула довели до вполне пристойного количества.

Медведь бурый — пример иного рода. Дикий зверь, в Украине обитающий только в Карпатах, которого в 1993 г. не дали внести в Красную книгу, оставив в статусе охотничьего. За 10 лет элитной охоты зверя отстреляли настолько, что численность вида, по официальным (как обычно, неадекватно оптимистическим) данным, сократилась в три раза: до 300 голов, на самом же деле осталось чуть более 100 мишек. Состояние популяции медведя оказалось настолько угрожающим, что в 2003 г. специальным приказом его внесли в Красную книгу. Таким образом, вдоволь набаловавшись, охотники решили отдать вид природоохранникам — может, теперь у них получится его восстановить. А если хоть чуть-чуть восстановят, вероятно, опять откроют охоту на медведя…

Лось — последний из трофейных охотничьих видов, представляющий большой интерес для элитных охотников и не только для них. Судьба вида в Украине переменчива. Считается, что до периода массового применения охотниками огнестрельного оружия лось был процветающим видом. Но в 30-х гг. ХХ столетия в Украине сохранился в Житомирском и Черниговском Полесье в количестве всего лишь 40—60 пар. С начала 60-х гг. его численность резко увеличилась, причиной чего стала надежная охрана и грамотные биотехнические мероприятия, а, самое главное, массовый завоз лосей с сопредельных территорий Беларуси и России. В результате в 70—80-х гг., несмотря на промысловый отстрел, его численность была достаточно высока: от 10 до 17 тыс. голов. Начиная с 1992 г. пошел обвал, и за каких-нибудь 10 лет численность вида упала в четыре раза! Тогда и был введен запрет на лосиную охоту. В результате, согласно официальным данным, численность популяции остановилась на уровне 4,5 тыс. голов. Видимая стабильность отнюдь не означает благополучие, поскольку за ней скрывается браконьерство, а это около тысячи убитых лосей в год. Простые расчеты показывают, что, будь охрана лося действительно действенной, за период 2002—2008 гг. популяция лося в Украине должна была достичь 10,5 тыс., т. е. выйти на прежний уровень. Резкое падение численности сопровождалось и сокращением ареалов. Если в начале 90-х гг. лось обитал во всех областях Украины, кроме Крыма, то сейчас только в лесной зоне. Внушает пессимизм и то обстоятельство, что в Беларуси и Европейской части России численность лося также из-за браконьерства упала в три раза и, следовательно, ожидать массового вселения лосей в Украину, как в 60-х годах, не приходится. Все это означает, что согласно закону Украины о Красной книге, лось как вид, снизивший численность и сокративший ареал под воздействием антропогенных факторов, является объектом Красной книги. Тем не менее сотрудники Минлесхоза и Минприроды не соглашаются с таким решением Национальной комиссии.

Дельфины как объект бескорыстного альтруизма?

Все три вида дельфинов Черноморья (афалина, морская свинья и белобочка) включены в Красную книгу еще в 1994 г.
Численность их популяций в Азово-Черноморье за последние 50 лет упала в десятки раз. Три страны — СССР, Болгария и Турция — массово добывали дельфинов. Причем турецкие рыбаки промышляли вплоть до 1982 г. За этот период было уничтожено три миллиона(!) особей, что, конечно, не могло не сказаться на общей численности вида. Удивительно, но больше ни в одном море бывшего СССР не проводилась официальная добыча этих морских животных. Дельфинов, о которых так много и с таким умилением пишут как о самых разумных, обаятельных и привлекательных животных, устраняли как конкурентов в борьбе за рыбу (мясо у них совсем невкусное). Эта история чем-то напоминает истребление воробьев в Китае времен правления Мао Цзедуна. Результат идиотизма вполне закономерен: как известно, даже после массовых истреблений дельфинов рыбы в Черном море больше не стало.

Следует сказать, что, несмотря на то что из бюджета была профинансирована программа учета дельфинов, конкретные данные по численности до сих пор не опубликованы. Это значит, что широкому кругу специалистов остается неизвестным современное состояние популяций и их динамика. Вполне возможно, что дельфины восстанавливаются, но более вероятна альтернативная ситуация: морская свинья находится на грани исчезновения, афалина — редкий немногочисленный зверь с неясной перспективой, а белобочка — относительно благополучный вид.

Большой коммерческий интерес представляет именно афалина. Стоимость одной особи на мировом рынке доходит до 75 тыс. долл. США. В настоящее время в курортной зоне Черноморского побережья появились десятки коммерческих дельфинариев, источник происхождения афалин в которых не известен. Такая тенденция вызывает тревогу, ведь в Украине с краснокнижными видами невозможны коммерческие операции, а изъятие их из природы строго регламентировано пунктами статей закона о Красной книге. Причем из-за того, что афалина в неволе не размножается, ни под один из этих пунктов ее даже «за уши» нельзя притянуть. Раз так, то проводятся обходные маневры. Создаются некие частные реабилитационные центры по уходу за больными и ранеными дельфинами, перед которыми якобы ставится задача восстановления, а затем возвращения животных в природу. Однако по мере выздоровления оказывается, что дельфина в природу уже нельзя вернуть — дескать, он там уже просто жить не может, а потому в комиссию приходит письмо с просьбой оставить спасенных зверей в этих самых центрах на пожизненном пансионе. Кто бы мог подумать: оказывается, в нашей стране предприниматели — сплошь альтруисты! А особенно много альтруистов среди владельцев частных дельфинариев…

Осетровые могут остаться только в музее

Абсолютно критическая ситуация сложилась в Украине с рыбными ресурсами. Проведенные зоологами исследования показали, что из 72 некогда промысловых видов 22 катастрофически утратили свою численность, а запасы еще 24 видов уменьшились более чем в 10 раз и, по сути, их уже нельзя назвать промысловыми. К числу этой более чем половины исчезающих рыб относятся такие известные и некогда популярные у рыбаков виды, как сельдь керченская, щука, чехонь, рыбец, язь, голавль, елец, носарь, вырезуб, усач, подуст, линь, карась золотой, сом, налим, и, конечно, все виды осетровых. Современные запасы перечисленных видов рыб в лучшем случае составляют менее 5% от уровня 30—50-х гг. ХХ столетия. Это означает, что такие виды практически вымерли. С точки зрения законов Украины, все перечисленные и еще многие другие виды требуют охранного статуса и занесения в Красную книгу. В принципе, это отвечает и сложившейся европейской практике, ведь почти вся наша родная пресноводная ихтиофауна внесена в международной Красный список и национальные Красные книги стран, географически близких к Украине. Но члены комиссии прекрасно понимают, что внесение в Красную книгу, например, щуки, наш народ с его рыбацким менталитетом воспримет просто как издевательство. Не помогут и объяснения, что сейчас щуки в стране осталось в пределах 4—5% от того, что было еще 50 лет назад, что современные уловы этого вида в Украине просто позорны — не больше чем в крохотной Бельгии. Поэтому в Красную книгу включаются рыбы, место которым в музее, либо те, которые нельзя не вносить, среди них, конечно, осетровые.

Еще в начале 90-х годов по запасам этих, пожалуй, самых ценных промысловых рыб Азовское и Черное моря занимали второе и третье место в мире. С тех пор многое изменилось. По независимым экспертным оценкам, запасы осетровых за последние 15 лет упали просто катастрофически, и сейчас составляют доли процента от прошлого уровня. По официальным сведениям, в Азовском море в середине XIX века добывали 10—14 тыс. т. в год, в 40-х гг. ХХ столетия в два-три раза меньше (5,4 тыс. т), в 1995 г. уловы сократились до 790 т,
в 2002-м — до 70 т, а 2005-м — до 2,4 т. В последующие годы еще более худшие показатели. Только за последние 10 лет запасы осетровых в Азовском море уменьшились в 300 раз, а по отношению к своему естественному уровню они сос­тавляют самое большее 0,025%!!! Не лучше ситуация и в Черном море. Главная причина — это, конечно, зарегулирование основных рек бассейна, закрывших нерестилища, располагающиеся выше по течению и заиливание нерестилищ, располагавшихся в низовьях рек. Сейчас естественное воспроизвод­ство почти полностью прекращено на Дону, Кубани, Днепре, Южном Буге и Днестре, тогда как в Дунае, где течение не зарегулировано, нерест сохранился. Именно из-за создания плотин на основных осетровых реках Азово-Черноморья в 50-60-х годах произошел форменный обвал осетрового рыболовства, результатом которого стало сокращение промысла до 10%. Решения проблемы тогда были найдены: это компенсация потерь естественных нерестилищ заводским разведением и самая суровая охрана. Осетровые заводы, построенные в Ростовской области, за счет еще сохранившихся ресурсов азовских осетровых и, самое главное, икры, завозимой с Каспия, где сосредоточено 85% мировых запасов этих ценнейших рыб, не только не дали осетровым вымереть, но и даже подняли их поголовье, которое на начало 90-х достигло 15% от уровня 40-х годов. Большего из-за низкой эффективности искусственного нереста, при наличии промышленного лова, сделать просто нельзя.

Вместе с тем возникли и другие проблемы. Оказалось, что заводское воспроизводство прекрасно идет у осетра, но малоэффективно у севрюги и белуги. В результате соотношение видов осетровых в бассейне резко изменилось: если раньше главной в Азовском море была севрюга, а в Черном — белуга, то с 70-х гг. основным промысловым видом всего Азово-Черноморья становится осетр.

Тревожная ситуация не могла не вызвать озабоченности ученых. В результате во второе издание Красной книги все-таки удалось внести четыре вида осетровых: шипа и атлантического осетра (редчайшие виды в регионе); стерлядь (единственный пресноводный вид семейства, который, несмотря на многочисленные попытки акклиматизации, в Украине не стал промысловым видом) и белугу (самую крупную из рыб, обитающих в пресной воде, запасы ее в Азово-Черноморье поддерживались за счет естественного нереста в Дунае).

Вне Красной книги остались осетр русский и севрюга, популяции которых были еще достаточными для промысла, за что оба вида сполна и поплатились.

Казалось бы, что может быть более очевидным, чем включение этих однозначно исчезающих видов в Красную книгу?! За этим стоит не только законодательное ужесточение мер охраны, но и нравственный долг, прежде всего, тех же чиновников, которые и допустили беспредел и уничтожение осетровых. Однако со стороны Госкомитета рыбного хозяйства происходит настойчивое противодействие включению осетровых в Красную книгу. Для этого начальники Госкомрыбхоза пишут строгие письма министру охраны окружающей природной среды, специалисты ведомственных институтов обосновывают «вред» от Красной книги, с учеными проводят профилактические беседы.

Ученые требуют внесения самых проблемных и ценных видов в Красную книгу хотя бы как гарантию того, что контроль за их состоянием будет гласным и его будут вести независимые от министерств специалисты, не имеющие от этого никакой материальной выгоды (Национальная комиссия по Красной книге — это общественная организация). Совершенно очевидно, что именно вопрос, кто и как будет распоряжаться животными и растительными ресурсами, цена на которые по мере исчезновения этих ресурсов все более возрастает, является ключевым в дискуссии Национальной комиссии с чиновниками.

Конечно, существующее законодательство несовершенно, Красная книга — не панацея, но в ней есть понятные и четкие стимулы: общественный контроль, а также статьи уголовного кодекса, грозящие лишением свободы, конфискациями и серьезными штрафами, которые в случае, например, добычи краснокнижных икряных самок осетровых становятся просто космическими.

Конечно, правильным было бы принятие некоторых поправок к Закону Украины «О Красной книге», которые позволят сделать ее гибче, в ряде случаев переводя лобовые столкновения по включению того или иного вида в вопрос придания спорным видам разного природоохранного ранга. Но одно абсолютно ясно: новый Красный список — это даже не созревшая, а перезревшая необходимость, и в него должны быть внесены все без исключения исчезающие виды, несмотря на кровный интерес отдельных чиновников к отдельным его представителям.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно