Карпаты — горы или… море, или К чему приведет новый виток гидростроительства в Украине?

6 апреля, 2012, 12:22 Распечатать

Очевидно, что горные водохранилища нависнут дамокловым мечом над новопостроенными ниже плотин поселениями, подобно тому, как Киевское море над Киевом.

© 1zoom.ru

 

Казалось бы, горькие уроки эпохального гидростроительства, полученные в советский период, многому научили украинцев. В результате затраченных миллиардов не просто были получены никому не нужные рукотворные моря, а произошла настоящая экологическая и гуманитарная катастрофа с далеко идущими последствиями. Не случайно бредовые идеи по коренному преобразованию природы, поворотов рек вспять, осушению морей и орошению пустынь стали уделом шуток и иронических куплетов. Но, оказывается, у перестроителей природы есть еще порох в пороховницах.

В последнее время активно муссируется идея создания 450 мини-гидроэлектростанций в Карпатах, а также возведения ряда плотин на Десне — последней незарегулированной равнинной реке Украины.

К чему уже привело зарегулирование рек в Украине

Ежегодно у нас теряется не менее четверти речного стока. Пресная вода либо даром испаряется, либо просто уходит под землю. И все потому, что речные системы нашей страны — самые зарегулированные в мире. Причем главным «захватчиком» воды в Украине оказался даже не крупнейший в Центральной и Западной Европе каскад рукотворных морей на Днепре, а огромное количество (не менее 40 тыс.) мелких водохранилищ, прудов, зарезервированные запасы воды в которых уже превышают объемы воды в днепровских рукотворных морях.

Если учесть, что «пресная вода — это кровь биосферы, а реки — артерии, по которым она течет», то зарегулирование рек можно сравнить с тромбозом кровеносных сосудов, а современное состояние экосистем Украины — с положением больного тромбофлебитом. И эта аналогия вполне уместна. При остановке течения рек в экосистемах происходят такие же негативные изменения, как и в организме больного. Недостаточно быстро выводятся, а значит, накапливаются отходы, поступает недостаточно питания, уменьшается скорость обмена, приводящая в одном случае к истощению клеток организма, а в другом — к резкому снижению продуктивности экосистем — «клеток», из которых слагается природа.

Именно по причине зарегулирования речные биоценозы Украины перешли в состояние глубочайшей депрессии, прежде всего выражающейся в массовой утрате живого вещества. В водах Украины катастрофически упала численность рыбы, практически исчезли осетровые, среднегодовая добыча которых еще 60 лет назад была на уровне 2 тыс. тонн — на то время это был второй результат в мире; всякое промысловое значение потеряли керченское, азовское и днепровские стада черноморской сельди, которую не так давно промышляли в пределах 8—12 тыс. тонн. Через 50 лет после создания каскада водохранилищ на Днепре здесь в десятки и сотни раз сократились запасы некогда массовых видов пресноводных рыб.

Отталкиваясь от официальных данных, можно сделать неутешительный вывод, что современные запасы чехони, тарани, рыбца, жереха, язя, линя в Украине составляют менее 1%, щуки — 5%, судака — до 10%, а леща, самого благополучного из промысловых видов, — 15% от уровня полустолетней давности. При этом часть некогда промысловых рыб, среди которых подуст, елец, ерш-носарь, марена днепровская, карась золотой, вырезуб, налим и др. стали настолько редкими, что для того чтобы хоть как-то сохранить, их ввели в третье издание Красной книги Украины. Конечно, такое падение ресурсов рыб во многом cледует объяснять перепромыслом и браконьерством, но главными все же остаются негативные изменения водных экосистем и снижение биологической продуктивности рек и водоемов.

Экологические регрессии проявляются не только в резком снижении запасов рыб, но, самое главное, — в практическом вымирании в Украине большого числа тех групп различных водных беспозвоночных, которые так любят быстрое течение: поденок, ручейников, других насекомых, чьи личиночные стадии проходят в воде, а также многих моллюсков и ракообразных. Все они некогда составляли основу животной биомассы гидроэкосистем и служили не только трофической базой для рыб, а были важнейшим фактором круговорота живого вещества в природе, поддерживали экологический баланс, сложившейся на протяжении сотен тысяч лет.

Однако самое печальное заключается в том, что прежний баланс водных экосистем уже нарушен, а новое стабильное состояние еще не наступило, значит, худшее еще впереди. Будет продолжаться исчезновение малых рек, обмеление крупных и средних, нарастать загрязнение и снижаться продуктивность. Все это, в конечном счете, приведет к жесточайшему дефициту питьевой воды. А последнее для Украины критично. Ведь, согласно материалам ООН, в нашей стране на каждого жителя даже в лучшие годы пресной воды приходилось в 10 раз меньше принятой для планеты нормы: Украина — страна с дефицитом пресной воды из-за своего географического положения.

Глубоко ошибочно представление о том, что водохранилища «хранят» запас пресной воды. На самом деле водохранилища пресную воду разбазаривают: вода испаряется, застаивается, портится. Уменьшение речного стока привело к сильнейшим дисбалансам Азово-Черноморья, которое по своей геологии и биологии уникально, а его гидрологическая стабильность и высочайшая в мире биологическая продуктивность определялись соотношением между поступающей речной водой, водой, испаряющейся с поверхности моря, и морской водой, вытекающей через Босфор. Ограничение поступления речной воды уже сейчас погубило высокопродуктивные лиманные системы, а уменьшение проточности ставит вопрос о гидрологической стабильности Черного моря вообще. Ведь подавляющая часть его объема заполнена чрезвычайно токсичным сероводородом.

Ко всему этому следует добавить и резко ухудшившееся качество питьевой воды: насыщенная токсинами разлагающихся сине-зеленых водорослей вода из водохранилищ, которую нещадно протравливают хлором, ни в какое сравнение не идет с проточной речной водой. К чему это приводит? Можно ли оправдать ухудшение здоровья, качества и продолжительности жизни народа Украины? Ответ очевиден.

Зарегулирование реки делает человека заложником природы, так как за глупость приходится платить все больше и больше. Только на поддержание весьма удручающего современного состояния днепровских водохранилищ ежегодно тратятся сотни миллионов гривен. При этом лавинообразно нарастают новые проблемы. Одной из них стало размывание береговой линии и связанный с этим ежегодный уход под воду сотен гектаров плодородной почвы. Уже сейчас для того чтобы хоть как-то дополнительно укрепить берега, необходимы огромные капиталовложения, а поскольку береговая линия из-за подмыва постоянно расширяется, то средств будет требоваться все больше. При этом неясно, насколько эффективной будет защита берегов каменными глыбами и к каким экологическим последствиям это приведет.

Прекрасный пример того, как мы все вместе становимся заложниками гидростроительства, — Киевская ГЭС. Ее создание вроде бы обезопасило от паводков и сделало возможным застройку поймы (левого берега, Оболони, Троещины). В этих спальных районах сейчас проживает около половины населения Киева. Но не случайно ситуацию с Киевской ГЭС считают одной из самых аварийно-опасных в Европе. В случае разрушения плотины или 60-километровой земляной дамбы многометровая волна может стать причиной небывалого наводнения, и результаты такого паводка станут просто катастрофичными. Если бы не Киевская ГЭС, то, как говорится, не было бы и печали. Расширение Киева проходило бы по правому берегу, а значит, не было бы ни нависших над Киевом почти 4 млрд. тонн воды, ни проблем с мостами, а левый берег остался бы зоной отдыха.

Гидростроители утверждают, что создание системы мини-ГЭС в Карпатах ограничит стихию паводков. Но с учетом опыта Днепра можно утверждать, что накопление воды в высокогорьях Карпат со временем станет миной замедленного действия. Очевидно, что горные водохранилища нависнут дамокловым мечом над новопостроенными ниже плотин поселениями, подобно тому, как Киевское море над Киевом, а региональная элита получит ненасытную пропасть для капиталовложений на удержание этих водохранилищ.

Почему ни в коем случае нельзя допустить зарегулирования последних свободных от водохранилищ рек Украины

Реки Карпат и Десна — это последний оплот естественных речных ландшафтов Украины, некогда составлявших поэтичную прелесть природы нашей родины. Несмотря на то что по объему в этих реках сосредоточено только несколько процентов всей пресной воды Украины, здесь обитает множество видов рыб (стерлядь, ерши, пескари, вырезуб, марены, ельцы и другие), которые в остальных реках Украины практически вымерли, а потому в 2009 году были внесены в Красную книгу. Для таких видов зарегулирование рек, заиление и дефицит кислорода — смерти подобны. Особое внимание следует уделить пойме Десны, которую давно следовало бы сделать охраняемой территорией, а не местом строительства очередных особнячков. Ведь это одно из немногих более или менее сохранившихся в Украине мест нереста ценных пород рыб и массового гнездования околоводных птиц, здесь произрастает множество краснокнижных видов растений.

Главная ценность фауны рек Карпат — это эндемичные виды рыб, внесенные в Красную книгу. Особый интерес вызывает европейский таймень, или, как его еще называют, дунайский лосось. Два раза в год он совершает миграции вверх и вниз по течению. Постройка плотин неизбежно его погубит. Но лукавые гидростроители рапортуют: «Ничего не произойдет. Мы построим рыбоходы». Однако опыт показывает, что самые совершенные рыбоходы пропускают за сезон не более 15% рыбного стада. Это значит, что за две миграции от популяции останется только 2,25% былой численности, а через два года — вообще ничего.

В научном сообществе постоянно обсуждается вопрос о проведении научной экологической экспертизы этого витка гидростроительства в Украине. Кто эти эксперты, которые дают добро на такое масштабное уничтожение природы? Или вообще обошлись без них? Ясно, что среди докторов и кандидатов наук хватает штрейкбрехеров, готовых при определенных условиях подписать любую бумагу. Однако, по закону Украины «О Красной книге», уничтожение мест обитания видов, включенных в этот природоохранный список, приравнивается к их непосредственному истреблению, а потому ни при каких обстоятельствах, по законам Украины, невозможно в принципе. Конечно, нужны различного рода экспертные оценки, но они должны быть сделаны при непосредственном участии официального органа — Национальной комиссии по вопросам Красной книги.

В связи с этим возникает вопрос к руководству Министерства экологии и природных ресурсов: а будет ли вообще рассматриваться на заседаниях Национальной комиссии по вопросам Красной книги тема гидростроительства в Карпатах?

 

 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно