ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА КАК ОБЪЕКТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

19 февраля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 19 февраля-26 февраля

Как известно, денег либо нет, либо их не хватает. Горнодобывающей промышленности Украины их не хватает катастрофически, поэтому нерентабельные и неперспективные шахты и карьеры постепенно закрываются...

Как известно, денег либо нет, либо их не хватает. Горнодобывающей промышленности Украины их не хватает катастрофически, поэтому нерентабельные и неперспективные шахты и карьеры постепенно закрываются. Но отсутствие денег не позволяет проводить консервацию с учетом норм безопасности. Что, в свою очередь, способно вызвать экологическую катастрофу, жертвами которой станут миллионы человек, а последствия будут губительны для всей экономики Украины. Первыми в «списке смертников» стоят Донбасс, Львовско-Волынский регион и Кривбасс.

Природа одарила Украину щедро. Занимая только 0,5% мировой суши, страна добывает около 5% мирового объема минерального сырья. В 80-е годы по уровню добычи минеральных ресурсов на душу населения (20-25 т в год) Украина занимала одно из первых мест в мире. Интенсивное освоение земных недр с использованием ресурсо- и энергоемких технологий привело к нарушению природных гидрогеологических условий и накоплению огромного количества промышленных отходов. Кризис, охвативший большинство отраслей горнодобывающей промышленности (угледобыча, горнорудная и горно-химическая отрасли, добыча нерудных полезных ископаемых), вывел на первый план проблему, которая до сих пор пребывала в тени. Закрытие горнодобывающих предприятий и шахт может спровоцировать непредсказуемое ухудшение экологической ситуации, а масштабный характер этой проблемы обеспечивает ей катастрофические последствия.

Наиболее остро проблема закрытия выработанных шахт стоит в Донецком бассейне. Здесь с 1960 по 1996 гг. в режиме «мокрой» консервации было закрыто (попросту затоплено) 104 шахты, еще 150 шахт затопили частично. До 2000 г. закрытию подлежат 86 шахт и разрезов. Пренебрежение в ходе консервации правилами экологической безопасности привело к существенному изменению подземных и поверхностных вод, подтапливанию и заболачиванию территорий, засолению и загрязнению рек, проседаниям земной поверхности, активизации карстовых и оползневых процессов.

При закрытии угольной шахты после погашения горных выработок прекращает работу и водоотлив. С узкотехнологической точки зрения это оправдано: с прекращением выработки отпадает необходимость в откачке из нее воды. Постепенно вода из затопленной шахты перетекает в соседние горные выработки действующих шахт, все выше поднимается по трещинам и разломам в горных породах, подтапливая участки земной поверхности. Площадь подтопленных участков в пределах Донецка превышает 5,2 тыс. га, Луганска - 4 тыс. га, Макеевки - 1,7 тыс. га. Из-за проседания земной поверхности на 5-7 м на шахтах «Павлоградская» и «Благодатная» образовалось четыре озера общей площадью 200 га вблизи Днепропетровска (а ведь шахтные воды насыщены ядовитыми веществами и выход их на поверхность приводит к необратимому загрязнению водоемов и почвы). Самоизлив воды на шахте им. Тюленина привел к подтоплению 48 га территории Краснодона, нескольким жилым массивам города угрожает проседание. В случае затопления шахты «Юнком», где проводился атомно-взрывной эксперимент «Кливаж», произойдет радиоактивное загрязнение подземных вод Донецко-Макеевской агломерации.

В пустотах горных выработок закрытых шахт (вентиляционные системы отключены) скапливается метан. Вода вытесняет его на поверхность, формируются новые пути миграции, и взрывоопасный газ проникает в подвалы жилых домов, промышленных сооружений, на соседние действующие шахты. За последние два года на шахте им. Ильича выделение метана увеличилось на 40%, что ставит под угрозу существование Стаханова. Всего в Донбассе зарегистрировано 63 взрыва шахтного метана, вышедшего на поверхность земли.

По данным Государственной экологической инспекции, закрытие шахт идет бессистемно и фрагментарно, дальнейшая участь шахт, намеченных к ликвидации, четко не определена. Во всем мире их масштабному закрытию (опыт Англии, Силезии, Рура) предшествует комплексная прогнозная оценка изменений экологического состояния и перспектив развития территорий с учетом всех социальных аспектов. «В Украине практически отсутствует единый системный подход и действенные экономические рычаги в сфере регулирования техногенных нагрузок и экологической реабилитации территорий в ходе добычи полезных ископаемых, - сетует министр охраны окружающей среды и ядерной безопасности Василий Шевчук. - До сих пор неурегулирован вопрос передачи правопреемникам подлежащих ликвидации территорий горнодобывающих объектов. Реализация разработанного Минуглепромом совместно с Всемирным банком проекта реструктуризации угольной промышленности идет без учета экологических требований, инвестиционные средства, выделенные МБРР, не всегда используются по назначению».

Однако проблема лежит значительно глубже традиционного отсутствия средств (в 1998 г. на реструктуризацию угольной промышленности планировалось направить из госбюджета 300 млн. грн., фактическое финансирование составило 8 млн. грн.). Творцы программы закрытия неперспективных угольных шахт (утверждена Кабмином в 1997 г.) фактически подложили под Донбасс бомбу замедленного действия. Дело в том, что эта программа, разработанная из соображений экономической целесообразности, совершенно не учитывает горно-геологических условий ликвидационных работ и возможных экологических последствий.

«Министерство угольной промышленности создавало свою программу по Жванецкому: «сам заказываю, сам делаю, сам принимаю, а последствия - вам». Выделенные на реструктуризацию средства, в том числе и на оценку экологического риска и борьбу с последствиями затопления шахт, министерство приказало выделять исключительно подведомственным организациям и предприятиям, не имеющим ни опыта таких работ, ни необходимых специалистов, ни методик. Таким образом, была сделана попытка подменить государственную экологическую экспертизу - ведомственной. Примеров ущерба, нанесенного государству неверным выбором очередности закрытия шахт, множество. Все это напоминает лечение больного портным: вылечить не вылечит, зато какой саван сошьет», - рассказывает главный гидрогеолог ГГП «Донбассгеология» Николай Краснопольский.

Согласно прогнозным оценкам института «Луганскгипрошахт», в ходе реализации программы закрытия неперспективных угольных шахт только в Донбассе будет подтоплено 15 тыс. га (для сравнения: площадь Киевского водохранилища составляет 92,2 тыс. га). Это грозит не только усилением сдвиговых процессов земной поверхности с масштабным разрушением наземных сооружений. Дело в том, что Донбасс представляет собой огромную техногенную зону, практически все промышленные предприятия которой допускают утечку токсичных жидкостей и отходов. Толща горных пород во многих районах Донбасса пропитана этими жидкостями, и если во время работы угольных шахт они движутся в сторону горных выработок (под землю), то после закрытия шахт они попадут в грунтовые воды и поверхностные водоемы.

Таким образом, под угрозой отравления окажется свыше 90% питьевых водоемов Донецкой области (большинство из них уже давно не отвечают медицинским требованиям. Питьевая вода насыщена нитратами, фенолами, цианидами. Только чудо спасло Карловское водохранилище, снабжающее Донецк питьевой водой, от попадания радиоактивных и токсичных отходов с местного завода резинотехнических изделий. В области существует реальная угроза вспышек энтеровирусной инфекции, холеры, гепатита).

Официальная позиция в отношении прогнозируемой катастрофы на Донбассе достаточно сдержанна: дальше признаний, что «горнодобывающие регионы Украины переживают сейчас комплексный эколого-экономический и социально-политический кризис», дело не пошло. Сопредседатель фракции «зеленых» в Верховной Раде Василий Хмельницкий категоричен: «У нас не один Чернобыль, у нас их - десятки. Сегодня в Украине насчитывается свыше 1700 особо опасных промышленных объектов. Самые неблагополучные в этом отношении регионы - Днепропетровский, Донецкий, Луганский, Одесский и Харьковский, в которых масштабы загрязнения окружающей среды достигли критического уровня. По объему промышленных отходов Украина занимает одно из первых мест в мире. Их общий объем составляет около 25 млрд. т, из которых 5 млрд. т - особо токсичные.

На сегодня государственная политика в области экологии не отвечает серьезности положения. Верховная Рада прошлого созыва утвердила постановление «Об основных направлениях государственной политики Украины в сфере охраны окружающей среды, использования природных ресурсов и обеспечения экологической безопасности». Сейчас этот документ устарел, тем более что разрабатывали его разные министерства и ведомства, так и не пришедшие к согласию. Поэтому экологическая политика по сути сводится к регулированию природопользования. Но положение настолько серьезное, что если не принять экстренных мер, Украину ждет экологическая катастрофа».

Официальные доклады на тему экологии действительно производят удручающее впечатление: нет денег, не разработано, не сделано, не… Все эти документы оговаривают ликвидацию не причин экологических бедствий, а лишь последствия. О закрытии промышленных гигантов не может быть и речи, хотя многие общественные организации (например, Green Peace) считают, что такие объекты не имеют права на существование. Так что распространенная во всем мире дилемма «закрыть предприятие - оставить людей без работы, оставить все как есть - лишить людей здоровья» с поправкой на отечественные условия принимает иное решение: «Не до жиру - быть бы живу». Только доживем ли?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно