ЧЕЙ ИНТЕРЕС ЛЕЖИТ НА ДНЕ ЯВОРОВСКОГО КАРЬЕРА?

2 февраля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №5, 2 февраля-9 февраля

Этой проблемы могло и не быть. Еще до начала эксплуатации Яворовского месторождения самородной се...

Этой проблемы могло и не быть. Еще до начала эксплуатации Яворовского месторождения самородной серы ученые предупреждали: карьерный способ добычи этого сырья морально устарел и заведомо убыточный, Астраханский газохимический комбинат завалит промышленность серой, побочным продуктом очистки газа. Но соблазн развернуть еще одну «стройку коммунизма» оказался сильнее.

В 1992-м, когда мир был потрясен «серным кризисом», поляки, разрабатывавшие свое месторождение по соседству с нами, отреагировали относительно быстро. Правительство Польши приняло решение закрыть карьер Махув, выделив на его ликвидацию сумму, эквивалентную 200 миллионам долларов. На эти деньги поляки превращают карьер в озеро, предварительно отсыпав экран тридцатиметровой высоты из водонепроницаемых пород. К сегодняшнему дню больше половины средств освоено.

Наши руководители еще носились с надеждой возобновления производства за счет государственных дотаций. Ведь «без работы оказывались десятки тысяч трудящихся, простаивала мощная техника, пропадали раскрытые с таким трудом запасы руды»! То, что себестоимость яворовской серы, добытой открытым способом, составляет больше 100 долларов за тонну (тогда как на мировом рынке тонну серы можно было найти и по 12 долларов), в расчет не бралось. Одним словом, наша номенклатура оказалась достойной наследницей номенклатуры советской. Официальное решение, позволившее приостановить горные работы в Яворовском карьере, приняли только в 1998 году.

Ношение минерализированной воды в решете

 

В карьере находится масса оборудования — гигантские экскаваторы, буровые станки, бульдозеры, самосвалы. За эти 8—9 лет значительную его часть «раскурочили». В первую очередь исчезло все, содержащее цветные металлы. Оставшееся ржавеет.

В сутки из карьера откачивается до 100 тысяч кубометров минерализированных вод. Перекачивается в обход карьера несколько речек, чтоб они не впадали в пасть карьера. Вода из одной речной системы попадает в другую. В одном месте происходит заиливание и загнивание русла, в другом — размывание берегов. Только на электроэнергию ежегодно тратится 8 миллионов гривен (или до полутора миллиона долларов). Значительная часть из них государственным предприятием берется в долг без надежды на отдачу.

Зачем воду откачивать и перекачивать? Руководство предприятия по данному поводу всем говорит: «Если этого не делать, то из переполненного карьера насыщенная сероводородом и сульфатами вода попадет в Вислу». Но такое занятие — сизифов труд, поскольку загрязнение и так попадает к нашим соседям. Водовод, которым воду из карьера качают в отстойники, весь дырявый. Никакой очистки не ведется. Из-за этого минерализация воды в речке Шкло повысилась с 300 до 1500 миллиграммов на литр.

Из водосборного резервуара и прудов-отстойников сероводород десорбируется в атмосферу. Там это соединение с малоприятным запахом растворяется в капельках воды, окисляется, превращается в серную кислоту и выпадает на огороды, леса, головы людей. Депрессионная воронка охватила площадь в 100 квадратных километров. Это многократно усилило карстообразование, которое ведет себя непредсказуемо. Проваливаются жилые, хозяйственные постройки. Не так давно под землю ушла часть подъездной железной дороги… Короче, «поддержание экологического равновесия» ничего, кроме вреда, не приносит.

 

Голь на эковыдумку хитра

 

В 1997 году Институт горно-химического сырья (ОАО «Горхимпром») разработал проект ликвидации серного карьера и восстановления нарушенного горными работами ландшафта. С этой работой сотрудники института справились быстро, поскольку начинали не на голом месте: был учтен опыт польских и немецких коллег. Идею трансформации карьеров в озера с сопутствующими зонами отдыха поляки переняли у немцев, поднаторевших на ликвидации открытой разработки бурого угля.

Смета превращения Яворовского карьера в безопасный объект составила 135 миллионов долларов. Проект прошел экспертизу в облуправлении по экобезопасности и… лег на полку, поскольку государство не нашло денег на его реализацию. Средства же на никому не нужную «водокачку» продолжают выбивать.

Не в силах больше мириться с абсурдностью ситуации, член-корреспондент Академии горных наук Украины (АГНУ) Анатолий Гайдин разработал методику прогноза природных процессов, которые могут возникнуть во время затопления этой выработки. Он рассчитал, каким будет качество воды в озере, если отказаться от самой дорогой составляющей проекта — экранирования ложа. Оказалось, на дне вода будет сероводородной в любом случае. Сделают экран или нет, глубина озера останется не меньше пятидесяти метров. А в этих условиях, как бы ни изолировались подземные воды, сероводород все равно появляется благодаря жизнедеятельности анаэробных бактерий. Сероводород имеется даже на дне Шацких озер. Не говоря уже о Черном море.

Не превратится ли котлован, которому сегодня обеспечивают «сухую консервацию», после «просто затопления» в мертвый водоем? Гайдин ручается, что нет. По мере затопления поступление подземных «грязных» вод будет уменьшаться, так как депрессионная воронка станет более пологой. Когда завершится период затопления и будет ликвидирована эта самая депрессия, приток сероводородных вод уменьшится в десять раз по сравнению с нынешним. Сверху образуется зона глубиной порядка 15 метров, обогащенная кислородом за счет притока речных и атмосферных вод и за счет фотосинтеза зеленых водорослей.

Получается, поляки ошибаются, вкладывая огромные деньги в закрытие своего карьера? Во-первых, они вынуждены делать «экологический евроремонт». Карьер Махув расположен впритык к большому городу Тарнобжег. Они боятся, что берег начнет оползать и размываться волнами, а на берегу стоят десятиэтажные дома, хорошая гостиница. Поэтому и приняли решение выположить берег под углом пять градусов, укрепить его бетонными плитами. Во-вторых, наши соседи могут себе позволить это «удовольствие». Они за свою серу («польске злато») получили громадные прибыли, так как Польша поставляла на мировой рынок до пяти миллионов тонн серы в год по цене 110—120 долларов за тонну при себестоимости 40—50 долларов. Прибыли же от яворовской серы неизвестно в каком государстве растворились. Да и в государстве ли?..

Природе вполне можно доверить основную часть восстановительных работ. В этом легко можно убедиться на примере бывшего гидроотвала, сотворенного «Сіркою». Там образовалось озеро. Его облюбовали многочисленные птицы, в том числе и редких видов, занесенных в Красную книгу. Ученые Львовского национального университета изучили птиц, не нашли никаких отклонений от нормы и добились объявления этой территории орнитологическим заказником.

 

Неопределенное время — большие деньги

 

В декабре 1999-го Гайдин разослал брошюры с обоснованием альтернативного варианта закрытия карьера руководителям предприятия, района, области, Кабмина — всем, кто имеет отношение к проблеме. И реакция последних не заставила долго ждать.

Глава Яворовской райгосадминистрации Степан Лукашик в сентябре прошлого года провел совещание, на котором была одобрена разработка альтернативного проекта и даны соответствующие поручения. Активизировалось в желании решить «яворовскую проблему» и областное руководство. По его инициативе перед новым 2001 г. глава Львовской облгосадминистрации и Воевода Подкарпатский (Польша) подписали совместное заявление. Там зафиксировано и обращение к правительствам обеих стран о необходимости принятия срочных скоординированных действий. Областная власть даже как будто склоняется к «дешевому варианту», во всяком случае так корреспонденту «ЗН» сообщил заместитель главы Львовской областной госадминистрации Тарас Федак.

Созданной двусторонней рабочей группе дали задание «наработать определенные варианты проектов и с ними выйти для привлечения средств международных фондов на их реализацию». Правда, в облгосадминистрации дают себе отчет, что раздобыть вне Украины деньги на рекультивационные работы будет очень трудно. Процесс «сотрудничества с соседями» может затянуться на неопределенное время. Неизвестно, как скоро Европа позитивно отреагирует на тандем просителей с Востока, тогда как бездарное сжигание электроэнергии будет продолжаться. Карьер ежесуточно ее потребляет столько, сколько город Тернополь с населением 150 тысяч человек. С момента прекращения добычи руды открытым способом на электроэнергию и зарплату «бдителям карьера» истрачено денег значительно больше, чем нужно на его ликвидацию в соответствии с последними рекомендациями. А ведь кроме Яворовского во Львовской области тощее вымя госбюджета сосут еще два серных карьера — Подорожненский и Роздольский...

Львовские ученые убеждены: откачку и перекачку вод возможно и нужно немедленно прекратить. Конечно, без технической документации выполнять масштабные экозащитные работы нельзя. Но их можно оперативно и недорого выполнить своими силами, не оглядываясь на Запад. Была бы только воля державных мужей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно