АРМИЯ ОХРАНЯЕТ... ПРИРОДУ

16 февраля, 1996, 00:00 Распечатать

А. СИРОТИН Очень немного осталось на земле мест, если не считать джунглей, где в первозданном виде сохранилась природа...

А. СИРОТИН

Очень немного осталось на земле мест, если не считать джунглей, где в первозданном виде сохранилась природа. Одним из таких мест в США оказался Панхандл в штате Флорида. Это зеленый оазис дикой первозданной природы, окруженный жилыми застройками, фермами и плантациями фруктовых деревьев. Там никто не топчет полевые цветы, никто не вырубает кустарники, там сохранились нетронутыми столетние сосны. Разнообразие обитающих здесь животных, птиц и прочей живности поражает воображение даже таких искушенных экологов, как доктор наук Луис Провенчер из флоридской Лаборатории охраны природы. По его мнению, богатство фауны и флоры на столь небольшом участке лишний раз доказывает, какой была и перестала быть американская экосистема от Вирджинии до Техаса. В Панхандле расположена военно-воздушная база Иглин. И красноголовый дятел, занесенный в книгу вымирающих видов, спокойно долбит здесь дерево всего в километре от полигона для испытаний бомб.

В течение последних 50 лет, пока США приходилось постоянно быть готовыми к превращению холодной войны в горячую, сотни военных баз невольно становились природными заповедниками, где запрещено было пахать, сеять, вырубать леса, где природные водоемы не загрязнялись промышленными отходами...

Министерству обороны США принадлежит сейчас 10 миллионов гектаров земли, отведенной под более чем 400 военных баз. Таким образом, Пентагон является третьим крупнейшим государственным землевладельцем в США, после министерства внутренних дел и министерства сельского хозяйства.

Некоторые ученые-экологи вообще выступают за то, чтобы военные взяли на себя более активную роль в деле защиты окружающей среды.

Как правило, только небольшая часть площади военной базы используется собственно для военных целей. Огромная территория служит буферной зоной. На командовании базой лежит обязанность по охране здесь всего живого. Но вклад армии в охрану среды был замечен лишь недавно. Произошло это благодаря... пожарам.

Время от времени в результате тех или иных учений и испытаний на отдельных лесных участках баз возникают пожары. Их быстро локализуют, так что стихийным бедствием они не становятся. Но было замечено, что пожары весьма и весьма способствуют регенерации, то есть обновлению, восстановлению деревьев и кустарников. Огонь сохраняет биологическое многообразие, помогая естественному отбору, разрежению и равновесию в природе. Подобное «очищение огнем» как экологическая мера в Америке запрещено. Однако на военных базах огонь возникал в результате взрывов снарядов и бомб, и этой случайный огонь восстанавливал естественный процесс. Сами сосны не поддаются огню и выживают при пожарах, но их иглы легко воспламеняются и быстро сгорают. Они, вместе со сгоревшей травой становятся прекрасным удобрением для роста нового молодого леса. Позднее на этих местах быстро восстанавливаются лесные богатства.

К радости защитников окружающей среды, военные сделали территории своих баз образцом гармонического сосуществования человека и природы. Ученые выступают за то, чтобы этот экологический опыт распространить по всей территории США. Необходимо, говорят они, действовать как военные, сохраняя всю экосистему целиком, а не ставить перед собой ограниченные задачи по сбережению отдельных исчезающих видов птиц, животных или растений.

По приказу Министерства обороны на военных базах США введена должность заместителя коменданта по экосистеме и изданы инструкции по охране природы.

Сохранение природы требует глубоких специальных знаний. Поэтому администрация военных баз вводит в практику тесное сотрудничество с научными экспертами из ближайших университетов и с крупнейшей в Америке частной организацией по сбору экологических данных «Нейче Консерванси» («Охрана Природы»). Так что теперь на военных в США перестают смотреть как на врагов природы, загрязняющих почву своих баз токсичными отходами.

Но процесс превращения военных из врагов природы в её друзей не был быстрым и лёгким. Об этом рассказал мне научный сотрудник института «Компетитив Энтерпрайз» Грэг Смит.

- Военные, порой, жаловались, что боязнь нанести ущерб природе мешала выполнению их главной задачи - испытаниям оружия и боевой техники и военным учениям. Лишь постепенно на военных базах научились учитывать интересы не только армии, но и окружающей среды. Большим энтузиастом новых отношений между армией и природой является министр внутренних дел США Брюс Баббит. Его министерство подписало договоры о сотрудничестве в этой области уже со 170-ю военными базами на территориях 41 штата Америки. Новые возможности для роста числа заповедников открылись в связи с тем, что с окончанием холодной войны Америка взяла курс на сокращение военного бюджета, на частичное или полное закрытие ряда военных баз.

Взять, к примеру, Форт Девенс, в штате Массачусетс. Это крупнейший военно-тренировочный центр четырех войн. Его территория - 4000 гектаров леса - как экосистема сформировалась много тысячелетий тому назад. На вершинах деревьев, растущих на заболоченных участках, разместились гнёзда больших голубых цапель. У воды строят свои домики бобры... 23 редких вида растений и животных Массачусетса нашли здесь единственное убежище. И вот Форт Девенс постепенно сворачивает свою военную деятельность. Около половины его территории пока сохраняется для обучения резервистов. А другая половина переводится в ведение Федеральной Службы Охраны рыб и дикой природы и присоединится к национальному заповеднику Оксбоу.

В Калифорнии в заповедник превращена территория закрывшейся базы Форт Орд, где на 7 тысячах гектаров, включающих пляжи, дюны, кустарниковые заросли и дубовые леса, нашли приют такие исчезающие виды, как белоснежная ржанка и голубая бабочка Смита.

3 тысячи гектаров лесных и заболоченных земель базы Форт Мид в штате Мериленд переданы соседнему заповеднику Петаксент, утроившему за счет этого свои угодья.

База Джолиет Арсенал в штате Иллинойс скоро превратится в национальный заповедник Толграс Прери, площадью в 8 тысяч гектаров. Так было найдено оптимальное применение территориям военных баз.

Грэг Смит отметил, что далеко не все идет так хорошо, как хотелось бы. На освобождающиеся земли претендуют частные землевладельцы, мечтающие о застройке территорий.

Так, в Массачусетсе сначала планировали на месте Форта Девенс построить новый аэропорт, который приносил бы штату солидный доход. И только дружные протесты жителей близлежащих городков заставили власти отказаться от этой идеи.

Так, лагерь корпуса морской пехоты Кэмп Пэндлтон, занимающий 50 тысяч гектаров между Лос-Анджелесом и Сан-Диего, стал ареной битв между защитниками природы и строителями. Наконец, сошлись на том, что часть прибрежных территорий, поросших кустарником, останется нетронутой, а часть будет застроена. На территории этой базы - 600 видов животных и растений, из которых 13 занесены в Красную книгу.

На базе Иглин главным объектом забот армии стали длинноиглые сосны, покрывающие 120 тысяч гектаров - или три четверти территории базы. Здесь под сенью 150 видов деревьев и растений живут тысячи видов живых существ. По мере восстановления здесь лесных угодий и болот, - по мере очистки водоемов растет популяция редких видов животных и птиц, среди которых - красноголовый дятел, болотная жаба, аллигаторная черепаха, флоридская сосновая змея, лысый орел...

...Военные базы оказываются чуть ли не лучшими заповедниками, а армия по мере ослабления военной опасности берет на себя новые гуманные задачи.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно