Зачем прививать оспу телеграфным столбам

1 ноября, 2013, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 1 ноября-8 ноября

Реальный вузовский уровень и не нужен, и непосилен для 70–90% студентов. В то же время получение диплома гарантировано практически всем. Легко представить, каков в этих условиях уровень мотивации студентов и преподавателей.

Популистский лозунг "доступность и качество" стал пустой фразой уже в момент своего появления на свет. Его осуществление на практике привело к падению качества высшего образования. Попытки найти цивилизованные пути выхода из кризиса пока не увенчались успехом. 

Реальность без прикрас

Современная ситуация в высшем образовании характеризуется такими параметрами:

1. Наличие мест в вузах практически для всех желающих.

2. Низкий средний уровень подготовки абитуриентов. 

3. Привязка фонда оплаты труда преподавателей к количеству студентов и отсутствие его зависимости от квалификации выпускников.

4. Отсутствие на рынке труда сопоставимого с числом выпускников количества вакансий, реально требующих от работника высокой квалификации.

5. Нищенский уровень финансирования, при котором зарплата преподавателей в 10 и более раз (а расходы на оборудование — в сотни раз) ниже соответствующих показателей западных вузов.

Поскольку все познается в сравнении, попробуем мысленно привести средний естественнонаучный факультет 1980 г. к его современному состоянию. Согласно п.1, заместим 60–70% студентов теми, кто раньше мог претендовать только на место в техникуме или ПТУ, и дополнительно примем во внимание снижение уровня их подготовки (п.2). Следовательно, даже устаревший вузовский материал недоступен подавляющему большинству современных студентов. Ввиду п. 3, исключение студента за академическую неуспеваемость — исключительная мера наказания, применяемая весьма редко. Пункт 4 определяет тот факт, что вузовский уровень профессиональных знаний понадобится в будущем лишь незначительной части выпускников, тогда как остальные будут выполнять сугубо исполнительскую работу средней квалификации (лаборант, бухгалтер) или вообще не будут работать по специальности. Финансирование учебного и научного процесса абсолютно недостаточно для обеспечения даже элементарными по западным меркам приборами и расходными материалами. Наконец, учебная нагрузка преподавателей сохраняется на уровне примерно втрое выше западных стандартов.

Итак, реальный вузовский уровень и не нужен, и непосилен для 70–90% студентов. В то же время получение диплома гарантировано практически всем. Легко представить, каков в этих условиях уровень мотивации студентов и преподавателей. В принципе, будущим "специалистам" вообще не обязательно появляться на занятиях — кто же выгонит кормильцев?!

К сожалению, в вопросе о количестве студентов решающее слово принадлежит лично заинтересованным людям — политикам и работникам системы образования. Этот фактор играет роль во всех странах, и его разрушительное действие пропорционально степени безответственности власти. Недаром экс-министр образования С.Николаенко в одном из интервью сказал, что "борьба с псевдообразованием может стоить головы любому министру". Таким образом, в псевдообразовании заинтересованы и более могущественные силы, чем министр. Остальное — дело техники: признать уровень знаний студентов достаточно высоким, состряпать соответствующую статистику и провести исследования, согласно которым 30–40% населения "без ущерба для себя и государства" могут получить высшее образование. А если кому-то мало этого, почему бы не 70%? 

Поскольку не замечать кризис невозможно, у экспертов появились осторожные вопросы вроде "не слишком ли быстро растет количество студентов в "старых" вузах?" и предложения об устранении несоответствий между потребностями экономики и объемами подготовки и переподготовки специалистов. Но дальше требования введения малопонятных "инновационных подходов" дело не пошло. Позицию же власти хорошо иллюстрируют высказывания типа "мы закроем плохие вузы, но ни один из студентов не останется без образования". Значит, плохих студентов не бывает, а виноваты только плохие преподаватели?

Непридуманный диалог

Представитель администрации (А): Итак, по вашему предмету 30% студентов группы до сих пор не пересдали задолженности по прошлой сессии. Вы должны понимать, что отчислить их мы не можем. Их отчисление приведет к уменьшению фонда зарплаты на факультете. Нам нужно сохранить коллектив. Кроме того, факультет должен платить за коммунальные услуги.

Преподаватель (П): Но эти студенты действительно не усвоили программу.

А: Значит, либо вы слишком много от них требуете, либо не умеете преподавать.

П: Программа была утверждена методической комиссией факультета. Кроме того, еще пять лет назад столь серьезных проблем не возникало. Вряд ли с тех пор я стал преподавать хуже.

А: Программа — это формальность, и в ее рамках требовать можно по-разному. Короче говоря, нужно снижать требования. Ориентироваться надо на отчисление не более 1% студентов.

П: Но многие из этих студентов не владеют материалом даже в пределах школьной программы. Выпуск таких специалистов — это позор для университета. 

А: А это уже к вам вопрос — почему вы не научили их хотя бы школьной программе. 

П: Я же не могу читать лекции специально для них по школьной программе. А к вузовской программе они совершенно не подготовлены. Потом, многие из них не хотят учиться. Если я буду уделять основное внимание отстающим, чему я смогу научить хороших студентов? 

А: Во-первых, это ваша задача — обеспечить явку на занятия и заинтересовать студентов. Если вы не можете этого сделать, значит, вы плохой преподаватель. А за хороших студентов не беспокойтесь — они выучатся без вас. Мы сейчас движемся в сторону Европы, идет Болонский процесс. Так вот, одним из критериев является "нормальное распределение" оценок, чтобы средний балл был около "4". Какие бы студенты ни были — мы должны это обеспечить. 

П: Но там не написано, что мы обязаны учить всех подряд. Я считаю, что нужно поддерживать высокий уровень, а не количество студентов. 

А: (раздраженно). Пожалуйста, проявляйте свою принципиальность, но не за чужой счет. Не все могут заработать деньги научной работой. Я вам объяснил, что мы должны сохранить студентов, чтобы сохранить факультет. Почитайте Закон о высшем образовании. Там написано, что мы оказываем студентам образовательные услуги. 

П: Значит, мы должны выдавать дипломы всем желающим, ведь клиент всегда прав?

А: Наша беседа становится беспредметной. Существуют определенные требования, и вы обязаны их выполнять. Либо вы обеспечиваете нужную успеваемость, либо факультет в таких преподавателях не нуждается.

…Работниц древнейшей профессии, по крайней мере, не заставляют ставить клиентам положительные оценки...

В вузах, где ставка — выживание специальности и факультета, идет борьба практически за любых абитуриентов. Поскольку значительной части поступающих нужен только диплом, важным аргументом в этой борьбе стала легкость его получения. Но для сохранения высокого уровня аккредитации вузы должны выдать определенные показатели "качества знаний", т.е. процента оценок "хорошо" и "отлично". В результате современная "четверка" может быть кое-как приравнена к "тройке" тридцатилетней давности, а "тройка" означает наличие лишь случайных отрывочных знаний и умение с подсказками решать простейшие школьные задачи. Качество высшего образования существенно снизилось.

Чем невозможнее для нормальной работы вузов становятся объективные условия, тем большее рвение проявляет государство в "контроле" с целью "повышения". Чиновники от образования нормируют количество штатных и внештатных докторов и кандидатов наук (по головам и по часам) на каждого бакалавра/специалиста/магистра по циклам гуманитарно-социальных, фундаментальных и профессионально-прикладных дисциплин, количество учебников по каждой дисциплине в библиотеке вуза (в эпоху Интернета!), количество и форму программ и методичек, обеспеченность кафедр оборудованием (в графе должно стоять "100%", возраст и уровень не важен), соотношение занятий разных видов в учебных планах, уровни успеваемости, "качества знаний" и еще многое другое. 

Подготовка пакетов документов к аккредитационным мероприятиям — многомесячный стресс для коллективов учебных заведений. Я был свидетелем ситуации, когда магистры не могли бы считаться магистрами только потому, что один непрофильный предмет им читал не остепененный преподаватель (не хватало пресловутых процентов). Каждая кафедра обязана выпускать минимум один учебник с грифом МОН каждые пять лет. Нужно ли удивляться их содержанию? Чтобы соответствовать все более изощренным выдумкам чиновников МОН, вузы ежегодно обновляют программы, и подготовка новых курсов ложится на и без того перегруженных преподавателей. Их компетентность в различных областях преподаваемых наук поневоле отходит на третий план. Главное — выжить!

Зафиксированные в документах квалификационные требования к выпускникам вызывают как минимум недоумение. Новоиспеченные специалисты-химики (те самые, которые зачастую не умеют решать школьные задачи) должны "владеть фундаментальными навыками научно-исследовательской работы: методами синтеза и анализа, изучения структуры и свойств соединений"(!). В переводе на конспиративный язык так называемых образовательно-квалификационных характеристик — КІ.05.ПР.Р.02, причем ошибка в шифровании может стоить аккредитации. Подобных примеров можно приводить бесконечное множество. Для соответствия духу времени, по Ильфу и Петрову, в аккредитационных документах обязательно многократное употребление слов "инновации", "методология" и "компетенции". Гордо реет методология, даешь компетенции! Как без этого обходились вузы позапрошлого века?! 

Бурная деятельность министерства сказывается на качестве обучения не положительно, а отрицательно. Это стало понятно даже большинству стойких носителей советского менталитета в преподавательской среде, традиционно считающих, что начальник всегда прав, а иначе на Земле не было бы жизни. Понимают ли это чиновники? Думаю, что да, но их интересы имеют мало общего с нормальным развитием высшего образования и государства в целом. 

Следует отметить, что с указанной проблемой столкнулись и страны Запада, хотя и не в таких масштабах. Например, в Великобритании 10–15 лет назад новые вузы росли как грибы после дождя, после чего там была введена всеобщая плата за обучение. Вместе с прибавкой к бюджету вузов эта мера сыграла роль ограничителя потока в чисто либеральном варианте: "любой каприз, но за ваши деньги". Хотя рынок труда в странах Запада сильно отличается от украинского, влияние бюрократизации не могло не сказаться на качестве образования и в этих странах. Пресловутые "гуманизация и гуманитаризация", а позже т.н. "компетентностный подход" были импортированы в нашу и без того тяжело больную систему именно оттуда. К слову, недавно мой знакомый подал в отставку с поста декана химического факультета одного из британских университетов, потому что у него за бумажным потоком не осталось времени на семью и научную работу. Так что в этом смысле они нас догоняют…

Доступность: "за" и "против"

Разбухание сети высшего образования является со стороны вузов стихийным рыночным процессом, а со стороны государства — результатом попытки достичь ряда целей наименее затратным и хлопотным для себя способом. 

Первая цель — решение финансовых проблем вузов при нищенском финансировании со стороны государства и бизнеса. Результат — превращение обучения в бизнес при отсутствии всякого контроля над качеством выпускников (иначе не решить финансовых проблем). 

Вторая цель — подготовка избыточного количества специалистов дефицитных профессий для затыкания дыр. Однако массовый выпуск, к примеру учителей, не ликвидирует их дефицита, поскольку этот дефицит порожден совсем другими причинами. Основной результат — расширенное воспроизводство безграмотности.

Третья цель — сохранение социальной справедливости в том смысле, что даже в условиях блата и коррупции способные люди могут бесплатно получить хоть какое-то высшее образование. Однако вузы топ-уровня для всех создать невозможно, поэтому для небогатых граждан остаются в основном непрестижные заведения.

И, наконец, четвертая цель, ккоторой чаще всего апеллируют на публике — обеспечение гармоничного развития молодежи и ее социальной адаптации. Конечно, пять вузовских лет дают возможность пообщаться, повзрослеть, а в некоторых случаях даже способствуют воспитанию хороших манер. Но есть и множество "но". 

Что касается лучшей части студентов, наличие огромного балласта снижает их качество жизни, уровень образования и ухудшает перспективы трудоустройства. Для остальных положительный эффект в силу вышеописанных причин нивелируется, и вуз превращается просто в социальный приют. Мы же за равные стартовые условия, не так ли?

Гибкость полученной таким образом рабочей силы куплена ценой ее низкой квалификации. Рынок труда не в состоянии поглотить такую массу считающих себя специалистами людей, поэтому многих в дальнейшем ждет горькое разочарование. Но выбора нет: престиж труда рабочих в государственно-олигархической экономике чрезвычайно низок, "корочка" требуется почти везде, благо "национальные" вузы стоят на каждом шагу. 

Итак, цена вопроса:

1. Недоиспользование потенциала лучших студентов.

2. Деградация преподавательского состава.

3. Вред от работы неквалифицированного персонала на всех уровнях.

4. Недостаток настоящих специалистов и отсутствие условий для их продуктивной работы.

5. Дефицит квалифицированных рабочих рук. 

6. Искажение и девальвация ценностей в общественном сознании вследствие всеобщей уравниловки и очковтирательства. 

Что делать?

Во-первых, привести систему в соответствие с основным принципом педагогики: материал должен быть доступен для обучаемых. Первый вариант — значительное уменьшение вузовского набора. Второй вариант — сохранение набора с последующим отчислением студентов, не соответствующих высоким требованиям. Эти варианты требуют расширения сети техникумов и ПТУ и успешной борьбы с коррупцией. Но когда с коррупцией по своим понятиям борется власть, которой не доверяет 70–80% населения, результат предсказуем, тем более что ГУЛаг и массовые расстрелы сейчас ввести нельзя. 

Третий, самый простой вариант: основная часть студентов должна обучаться по программам, примерно соответствующим программам техникумов, с присвоением звания бакалавра. Если по социальным причинам необходимо удерживать этот контингент в вузах на протяжении пяти лет, остальное учебное время следует заполнить общеразвивающими дисциплинами. 

Во-вторых, значительно ослабить привязку фонда оплаты труда преподавателей к количеству студентов с одновременным снижением норм учебной нагрузки хотя бы до 500–550 часов (напомним, на Западе — 300). 

В-третьих, резко ограничить вмешательство вышестоящих инстанций в работу вузов и количество предоставляемой отчетности. Для оценки работы вузов следует использовать только те критерии, которые существенно влияют на качество специалистов и поддаются объективной оценке. В конце концов, вузам виднее, как учить студентов, а преподаватели заинтересованы в престиже своих учебных заведений не меньше, чем бюрократы — благосостоянием общества. 

В-четвертых, отказаться от распространенной в определенных кругах идеи о том, что не студент должен интересоваться высшим образованием (!), а вузы должны интересоваться студентами. Такое отношение поощряет лень, безответственность и ничем не подкрепленные амбиции. В центре внимания должен быть не "студент, какой он есть", а качество учебного процесса, социально-бытовых и культурных условий — т.е. то, что ориентировано на интересы нормальных студентов. Но каждый студент должен знать, что его судьба — в его руках. 

Пока не будет спроса на качественное образование, не будет и соответствующего предложения. В то же время рабочая профессия не должна быть синонимом неуспешности. Это задачи бизнеса и государственного менеджмента, создающих условия для здорового развития общества. 

Наконец, реформа не должна преследовать цель экономии средств. Если власть ставит главной задачей свое максимально быстрое обогащение, то излечить наше образование ему не удастся. Как сказал когда-то один государственный деятель, бессмысленно прививать оспу телеграфным столбам. Выход — в развитии и укреплении морального иммунитета, интеллекта и самостоятельности кадрового потенциала. А не в их подавлении. 

P.S. Авторские оценки относятся к естественнонаучным направлениям университетов, не входящих в первую пятерку. Однако положение дел за рамками указанной группы также далеко от совершенства, о чем свидетельствуют рейтинги украинских вузов в мировой табели о рангах

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 83
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно