ЮРИСТ-УНИВЕРСАЛ ПОДОБЕН… ДИНОЗАВРУ

4 августа, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №31, 4 августа-11 августа

Кто же все-таки мог бы готовить юристов? В этом отношении бытует несколько мифов. Попытаемся рассмотреть их в контексте современных реалий...

Кто же все-таки мог бы готовить юристов? В этом отношении бытует несколько мифов. Попытаемся рассмотреть их в контексте современных реалий.

Миф первый: «Государственное образование лучше частного».

Распад экономических и политических систем, появление предпринимательства, связанного в основном, с непроизводственной сферой, — все это, в совокупности с исчезновением гарантированной занятости, привело к уменьшению спроса на многие технические специальности и резкому его увеличению на юридическое образование. Открылись негосударственные вузы по подготовке юристов, юридические кафедры, факультеты в вузах различных профилей. Естественно, это вызвало негативную реакцию тех, кто ранее монопольно готовил правоведов. Тем более, что качество подготовки юристов в отдельных вузах на периферии нередко действительно оставляло желать лучшего. Начались атаки на посягнувших на святая святых — подготовку юридических кадров. Были созданы государственная аттестационная комиссия (ГАК), грозная «фахова рада» по праву (заметим, из руководителей и преподавателей вузов, бывших монополистами в подготовке юристов), проведено ряд совещаний, конференций, связанных с ужесточением порядка лицензирования, квотирования и аттестации по специальности «правоведение». Организованы проверки вузов, ведущих подготовку специалистов-правоведов. Для чего созданы «тройки» (по аналогии, как подметил Г.Щекин, с 37-м годом) проверяющих, которые рьяно принялись за проведение карательных мероприятий по аннулированию, приостановлению действия лицензий. Дело дошло даже до Верховной Рады. В ее двух профильных комитетах прошло слушание вопросов об улучшении качества подготовки юристов. Звучат призывы и требования запретить вообще вузам негосударственной формы собственности заниматься подготовкой юристов. А в Генеральной прокуратуре есть приказ о приеме на работу в эту систему лишь тех юристов, которые имеют дипломы государственных вузов Украины.

Налицо, к сожалению, нарушения конституционных норм и принципов равноправия всех форм собственности. Нарушены права гражданина, человека в реализации права на труд, выбор профессии, рода занятий. Опять же, к сожалению, не обеспечено равенство прав на занятие должностей в госаппарате. Нарушены и другие законы: о предпринимательстве, ограничении монополизма и недопущении недобросовестной конкуренции. Перечень нарушений закона можно продолжить, но, главное, что все эти незаконные запреты и ограничения подготовлены и лоббируются теми силами, которые претендуют на монополизм в подготовке законников. Итак, проблема — кто (какой вуз) может готовить юристов?

Рассмотрим данную проблему с государственных, а не местнических интересов. Она имеет два аспекта. Первый — это организационные предпосылки к повышению качества учебы, и второй — оптимизация расходов на подготовку юристов.

Что касается первого аспекта. Создание организационных предпосылок к улучшению качества подготовки предполагает не ограничение, а расширение рынка образовательных услуг. О важности честной и здоровой конкуренции говорит ректор частного Международного института лингвистики и права Х.Хачатурян в статье «Образование: государственное или частное — не все ли равно?» («Зеркало недели», 24.06.00 г). Он прав. Победить должен сильнейший. Но, подчеркивает, не с помощью запретов и ограничений, а путем предоставления услуг наивысшего качества, отвечающих требованиям сегодняшнего дня. А это и эффективная концепция образования, и качественные средства ее реализации (хорошие исполнители, оборудованные помещения, рациональные и достаточные потоки правовой информации — учебники, нормативный материал, компьютерная база, новые информационные технологии, включающие автоматизированное рабочее место (АРМ) юриста и другое технологическое и информационно-техническое обеспечение).

Полагаться, что в государственных вузах все это априори лучше, чем в частных, — значит не знать сложившуюся ситуацию на этом рынке услуг.

Уже сегодня общеизвестно, что Межрегиональная академия управления персоналом, Международный институт лингвистики и права являются примерами образцовой организации обучения.

Конечно, нельзя не учитывать и то обстоятельство, что вузы, бывшие монополисты, занимаются подготовкой правоведов далеко не один десяток лет. А частное юридическое образование едва перешагнуло за пятилетие. Конечно, в Харькове и свои школы, и материально-техническая база, создававшиеся на протяжении десятилетий. Но если так сильна ностальгия по прошлому, то не в стиле ли социалистических традиций сотрудничество, взаимопомощь? Ведь специалисты из «фаховой рады» могли бы не уничтожать соперника, а помочь его становлению, что способствовало бы и интересам нации, и юриспруденции в целом.

Что касается оптимизации расходов (второй аспект проблемы), то, возможно, действительно можно было бы, учитывая нынешнее финансовое экономическое положение нашего государства, отказаться от бюджетного финансирования подготовки юристов. Иначе ситуация уж очень напоминает народную сказку, в которой битый небитого везет. Процветающие на ниве подготовки юристов, крупные государственные вузы еще и отбирают у обессиленной страны не такие уж маленькие суммы. Относительно возможного неравенства в доступе к высшему юридическому образованию, то, во-первых, следует упорядочить размер платы, взимаемой за обучение в государственных вузах. В частности, нами разработана методика ее расчета, позволяющая сделать плату за обучение, в значительной мере, прозрачной. Это, с одной стороны, снимет постоянно возникающие вопросы у абитуриентов, а с другой, — позволит сделать процессы расходования собранных средств более целенаправленными и контролируемыми.

Во-вторых, государство могло бы взять на себя бесплатное обучение наиболее толковых и наименее обеспеченных студентов (а не «абстрактный» процент от лицензированного объема). Таким образом, действовал бы справедливый принцип адресной помощи со стороны государства. Сейчас же, как усматривается из статьи Г.Щекина «Новое летоисчисление в юридическом образовании Украины: 37-й год» («ЗН», 1 июля 2000 г.), ссылающегося на результаты социального исследования, проведенного в феврале 2000 г. Украинским институтом социальных исследований, — на бюджетные места для обучения будущих юристов попадают далеко не самые бедные и не самые одаренные.

Целесообразно, на наш взгляд, предложить следующий механизм. Госзаказ на подготовку юристов (и соответствующее финансирование под него) получают вузы регионов, выигравшие конкурс на лучшую организацию подготовки юристов. Очевидно, что такие конкурсы должны проводиться на началах публичности, гласности, равноправия вузов всех форм собственности и профильной направленности. Финансовые средства, полученные под госзаказ, должны, под контролем общественности, использоваться, в первую очередь, для обучения детей из малообеспеченных семей, в основном сирот, полусирот, успешно сдавших экзамены.

Думается, что такие механизмы наиболее эффективны и в борьбе с коррупцией, проблема которой в государственной сфере образования остается не менее (а может, становится и более) острой.

Следующий миф — это то, что готовить юристов должны только специализированные вузы. Но таких в Украине, среди гражданских вузов, едва ли не два: в Харькове и Одессе. Поэтому данная точка зрения сразу же отметается существующей практикой: даже среди вузов-монополистов в юридическом образовании есть университеты. Но «старые» университеты, как правило, с политехнической направленностью. А как быть с новообразованными университетами и академиями, которые являются узкопрофильными? Например, в области управления (Межрегиональная академия управления персоналом), транспорта (Украинский транспортный университет, Одесская морская академия), другие технические, сельскохозяйственные вузы? Их что — не пущать? Не будем спешить с отрицательным ответом.

Бытует весьма распространенное мнение о том, что юрист, дескать, «должен знать все законы (?!)» (миф третий). Это далеко не так. Законодательство регулирует практически все стороны общественной жизнедеятельности. Оно настолько обширно, что даже самый одаренный человек, обладающий суперсовершенной техникой, не смог бы овладеть и активно (правильно) использовать имеющуюся правовую информацию. Не говоря уже о том, чтобы совершенствовать нормативные документы. Стремясь охватить все, наращивая разнообразие информации, мы уменьшаем глубину знаний, которая, в этом случае, стремится к нулю. Универсал, по шутливому выражению Бернарда Шоу, — это тот, кто знает «ничего, но обо всем».

В юридической науке универсал уже давно вызывает ассоциацию с динозавром. То же самое касается и юристов-преподавателей, которые «знают все». А готовим мы все-таки универсалов (для гражданских вузов предусмотрена лишь одна специальность «Правоведение»). Традиционно выделяемые специализации: административно-правовая, следовательско-прокурорская, криминалистическая, хозяйственная, — сегодня недостаточны для эффективной профессиональной деятельности. Те же самые следователи прокуратуры, изучавшие в весьма ограниченном объеме финансовое, банковское, биржевое право, практически не знающие бухгалтерский учет, экономику предприятий, налоговое законодательство, включая возможности его «обхода», — заходят в тупик при расследовании преступлений в экономической сфере. А именно такие преступления сегодня имеют наибольший удельный вес в общем количестве правонарушений в Украине. Именно они приносят стране наибольший ущерб.

В то же время, например, студенты МАУП, специализирующиеся на праве, относящемся к коммерческой сфере (банковское и др.), могли бы более компетентно расследовать преступления именно в этой сфере.

Итак, жизнь требует внести изменения в сложившиеся представления о юридическом образовании, более гибко реагировать на нужды практики. Например, можно было бы изучить целесообразность введения такой юридической специальности, как «Коммерческое право». Тогда наряду с правоведами-универсалами получили бы право на жизнь и специалисты по коммерческому праву.

Более того, в отдельных отраслях, и в частности в транспортных, объем специализированного законодательства настолько велик, а роль его столь значительна, что в соотношении «общее и специальное» последнее приобретает больший удельный вес. В этом случае целесообразно было бы, в интересах практики, которой все же должно служить образование, сохранение специальности «Транспортное право», которая несколько лет назад была успешно ликвидирована. Жизнь же показывает, насколько косность, бюрократизм и рутинерство опасны в образовании. В частности, отсутствие квалифицированных юристов в области транспортного (международного транспортного) права приводит к необходимости обращаться к зарубежным специалистам, например, Англии, скандинавских стран, где, кстати, успешно готовят специалистов по морскому праву. А это сотни долларов за каждый час работы и десятки тысяч — только за ведение дела. Несвоевременное обращение за юридической помощью как при заключении международных договоров, так, и в случае конфликтов приводит к огромным денежным штрафам, арестам и конфискации судов Украинского флота. Уверен, что эффективность использования Украиной транспортных коридоров, определенных ЕС, — также будет в немаловажной степени зависеть от того, будут ли у нас специальности по транспортному праву или же мы будем продолжать штамповать исключительно ведателей всем правом, как правило, внутренним (в традициях прошлого «железного занавеса»).

Зачастую организационно-правовое реформирование, подготовка проектов законов тормозятся именно потому, что юрист «знает, что делать нельзя (то есть знает законы), но не знает, что делать нужно» (ему неизвестно, как конструктивно можно улучшить действующий регламент). Иными словами, необходимо овладение системным подходом, методами моделирования и другими инженерными знаниями, которых сегодня будущий правовед не получает. А именно такие знания могли бы даваться скорее не юридическими, а скажем, «управленческими» вузами на том этапе подготовки, который называется магистратурой. Эти знания будут знаменовать появление юристов новой генерации, например, «правоведы-управленцы».

Конечно же, нужна концепция реорганизации правовой подготовки. Такая концепция, направленная на решение существующих в юридическом образовании проблем, нами подготовлена. Она содержит идеи «сжатия» правовой информации, ограничения так называемого репродуктивного метода и использования методов адаптивного и конструктивного обучения (присвоения знаний).

Полигоном для практической реализации концепции мог бы служить экспериментальный поток будущих правоведов-управленцев квалификации «магистр». Подготовленные на основе разработанных нами (в соответствии с концепцией) проектов учебного плана и рабочих программ — правоведы-управленцы — крайне необходимы народному хозяйству. Они обладали бы знаниями, как должно быть, а не только о том, что есть сегодня; знаниями, как конструктивно (практически результативно) изменить законы таким образом, чтобы они закрепляли наиболее рациональную организацию деятельности, способствовали утверждению и обеспечению прав и свобод человека, интеграции Украины в европейское и мировое пространство.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно