Вступительная кампания-2011: в ручном режиме

2 сентября, 2011, 15:04 Распечатать

Официальным итогам вступительной кампании противоречат выводы общественных организаций.

© Василий Артюшенко

Несмотря на то, что двери приемных комиссий не трещали под натиском абитуриентов, а министр образования не скупился на словесную риторику, уверяя, что вступительная кампания проходит планово и организованно, многие убеждены, что она стала ярким примером провальной «реформаторской» деятельности руководства МОНМС. Ко всему прочему завершение вступительной кампании-2011 ознаменовалось беспрецедентным событием — судебным иском Киево-Могилянской академии к Министерству образования и науки, молодежи и спорта по поводу несправедливого распределения мест государственного заказа. НаУКМА считает, что руководство МОНМС распределяет госзаказ вопреки общественным интересам, крайне субъективно, непрозрачно, не считаясь с критериями качества образовательных услуг.

Официальным итогам вступительной кампании противоречат выводы не подконтрольных министру-«реформатору» общественных организаций, которые наблюдали за ее ходом. Редакция ZN.UA обратилась к ним с просьбой прокомментировать результаты этих наблюдений.

Павел ПОЛЯНСКИЙ, директор Центра образовательного мониторинга:

— Нынешняя вступительная кампания, проведенная по сценарию 2010 г., была самой сложной из всех, проведенных за многие предыдущие годы. Сложность вызвана комплексом обстоятельств, из которых, по моему мнению, решающими оказались три: во-первых, громоздкие и запутанные положения «Условий приема в высшие учебные заведения Украины в 2011 г.», во-вторых, меньшее, чем вузы способны «пропустить», количество поступающих (в этом смысле отчасти происходило не традиционное соревнование поступающих за университеты, а наоборот — конкуренция вузов за абитуриентов), и в-третьих, вступительная кампания в этом году проводилась в условиях, когда ни поступающие, ни их родители, ни многие ректоры не знали, какие объемы государственного заказа утвердило им профильное министерство.

В условиях приема в вузы в 2011 г. была окончательно размыта роль внешнего независимого оценивания как единой для всех процедуры конкурсного отбора в университеты. Теперь ВНО «подпирали»: возможность подавать сертификаты по непрофильным предметам с баллами ниже 124, сертификаты прошлых (2008-го, 2009-го, 2010-го) годов, средний балл школьного аттестата по 200-балльной шкале, право поступления в обход ВНО тем, кто закончил школу до его введения, поступающим на заочную форму обучения, преференции (до 20 баллов) слушателям платных подготовительных курсов и т.п.

Потому говорить о действительно равном доступе к высшему образованию не приходится, поскольку среди равных было много тех, кто «равнее». Случаи задержания нескольких причастных к поступлению лиц за взяточничество свидетельствуют о том, что нивелирование роли ВНО возродило еще не забытую практику покупки студенческих билетов, которая была просто невозможной, когда все поступали исключительно по сертификатам ВНО.

Многолюд­ных очередей в приемные комиссии не наблюдалось, потому что не было кому их создавать: демографическая ситуация привела к стремительному уменьшению количества поступающих. «Электронное поступление-2011», которое активно эксплуатировалось министерской командой как «новшество», элементарно провалилось. Многие университеты к нему так и не приобщились. Технологические проблемы, с которыми столкнулись многие абитуриенты, попытавшись подать документы в электронном виде, отсутствие законодательного урегулирования электронной формы документов, — из-за этих и других недостатков только около десятой части поступающих рискнули принять участие в таком «эксперименте». Провал столь оглушительный, что попытка убедить в его «успешности» выглядит крайне бледно и неубедительно.

25 августа руководство профильного министерства, подводя итоги вступительной кампании, официально заявило о... стопроцентном выполнении государственного заказа. Между тем общество так и не узнало, какими же были показатели госзаказа в то или иное высшее учебное заведение, хотя эту информацию должны были обнародовать еще до начала вступительной кампании. Второй год подряд цифры, раньше доступные на сайте Минобра­зования, возведены в ранг государственной тайны. Как следствие — разговоры о том, что окончательные показатели объемов госзаказа якобы будут зависеть от лояльности ректоров и от суммы откатов.

Наталия ЛИННИК, руководитель проекта «Кампания по общественному наблюдению за объективностью и беспристрастностью процедур поступления в высшие учебные заведения в 2011 году» Комитета избирателей Украины (КИУ):

— В ходе наблюдения за вступительной кампанией и в результате предоставления первичных правовых консультаций мониторы КИУ показали определенные тенденции.

Первая — проблемы, связанные с корректированием государственного заказа.

22 июля 2011 года Комитетом избирателей Украины был направлен запрос в Министерство образования и науки, молодежи и спорта (МОНМС) о предоставлении публичной информации по распределению государственного заказа между вузами и специальностями, по которым они осуществляют подготовку. Этот запрос был сделан с целью защиты прав абитуриентов по многочисленным просьбам абитуриентов и их родителей, поступавших в течение всего периода подачи документов на «горячую линию» КИУ, на сайт «Защити свое право!», а также в общественные приемные КИУ в областях. Абитуриенты жаловались на то, что в определенных вузах количество мест по государственному заказу менялось по устным приказам ректоров в ручном режиме в течение всего периода приема документов.

29 июля 2011 года по факсу поступил ответ за подписью первого заместителя министра Е.Сулимы. В нем министерство мотивировало свой отказ предоставить запрашиваемую информацию корректировкой государственного заказа по состоянию на конец июля (поскольку в МОНМС обратилось по вопросу внесения изменений в государственный заказ 300 вузов), а также возможностью пересмотреть госзаказ на сайте системы «Конкурс» (vstup.info), на сайтах вузов и в упомянутом специальном постановлении Кабмина.

Другим значительным нарушением прав поступающих было намерение МОНМС сделать достоянием гласности окончательный госзаказ после завершения вступительной кампании. КИУ считает, что это нарушает права абитуриентов, особенно малообеспеченных: поступающие должны быть проинформированы о распределении госзаказа значительно раньше, чем «завершение вступительной кампании».

Ситуация с непрозрачностью, закрытостью, непонятностью и непредсказуемостью распределения государственного заказа среди вузов является прямым нарушением прав как вузов, так и абитуриентов. И если некоторые вузы могут взять частичный карт-бланш через неформальные связи, немного «подкорректировав» распределение мест государственного заказа в ручном режиме под конец периода приема документов, отсортировать «своих» и предоставить им возможность поступления за определенные преференции, — то талантливые дети из малозащищенных слоев населения вообще теряют шанс получить высшее образование по избранной ими специальности из-за неимения средств на обучение по контракту.

В нескольких вузах существовала высокая вероятность незачисления на государственное место абитуриента, набравшего даже больше 800 баллов. Такая ситуация сложилась из-за бонусирования МАНовцев и олимпиадчиков. Например: в Киево-Могилянской академии на факультет права предусмотрено 15 бюджетных мест, однако если учесть, что 29 абитуриентов имеют право на внеконкурсное поступление, а 31 абитуриент имеет выше 800 баллов, то поступление «простых» абитуриентов становится невозможным. В Волынском национальном университете им. Леси Украинки на исторический факультет с 25 бюджетными местами подано 639 заявлений, то есть конкурс составлял 26 заявлений на одно место. С другой стороны, многие специальности до сих пор не дождались абитуриентов для полного набора по государственному заказу. Такая ситуация объясняется многими факторами, однако самый существенный из них — задержка с обнародованием госзаказа этого года.

Еще одна проблема вступительной кампании — система «Электронное поступление». Она прогрессивна по своей цели, но нуждается в значительном усовершенствовании на нормативно-правовом уровне и на уровне практического внедрения. Во время запуска системы у многих абитуриентов возникли технические проблемы, к тому же с ее помощью можно было подать документы не во все вузы.

Как выяснилось, приемные комиссии некоторых университетов тоже оказались не готовыми к «Элект­ронному поступлению». Бывали случаи, что заявки от абитуриентов не подтверждали на протяжении десяти дней. Когда же абитуриент звонил по телефону и спрашивал, в чем проблема, ему отвечали, что зарегистрировать через «Электронное поступление» его просто не успели. Повторная подача заявки не давала желаемого результата, а приемная комиссия советовала принести документы персонально. Поэтому целесообразно было бы разработать определенный механизм привлечения к ответственности членов приемной комиссии, которые не выполняют возложенные на них обязанности, связанные с электронным поступлением.

Игорь ЛИКАР­ЧУК, профессор, директор Центра тестовых технологий и мониторинга качества образования:

— Вступи­тельная кампания-2011 полностью дезавуировала конституционный принцип равного доступа к высшему образованию. Псевдореформы, начатые в 2010 году, поставили нынешних украинских абитуриентов в абсолютно неравные условия.

Во-первых, произошло противопоставление тех, кто проходил внешнее оценивание, и тех, кто его не проходил. Между прочим, последних оказалось почти 32 процента — каждый третий абитуриент. Таким образом, одни прошли довольно сложную и ответственную процедуру внешнего тестирования, а другие отделались легким испугом, сдавая вступительные экзамены.

Второе противопоставление касалось тех, у кого была возможность (финансовая, территориальная, коммуникационная) учиться на подготовительных курсах при высших учебных заведениях и получить за это 20 дополнительных бонусных баллов, и тех, кто указанных выше возможностей не имел. Между прочим, такие возможности, особенно финансовые, могла продемонстрировать не каждая украинская семья, потому что во многих университетах плата за «обучение» на подготовительных курсах, откровенно говоря, зашкаливала.

Третье противопоставление произошло между выпускниками общеобразовательных школ, которые сумели получить золотые или серебряные медали, и теми, кто блестящие металлические кружочки ухватить не смог. Для первых этот факт имел особое значение, ведь, несмотря на уровень знаний медалиста, наличие медали также дало возможность получить определенные льготы в ходе поступления. Потому, наверное, не зря количество медалистов в 2011 году, по сравнению с 2009 г., увеличилось почти на 3% в целом по стране (в Черновицкой области такой прирост составлял 8,2%, в Тернопольской — 4,3%, а в г. Севастополе медаль получил каждый девятый выпускник).

Еще одна особенность нынешней вступительной кампании — ее организаторы продемонстрировали, что они могут безнаказанно игнорировать требования президента Украины, который в своем Послании к Верховной Раде Украины (март 2011 года) потребовал «определить результаты стандартизированного тестирования единым критерием приема на обучение в вузы». Вместо того вступительная кампания стала своеобразным «винегретом», в котором были смешаны абсолютно несовместимые компоненты: результаты тестирования и вступительных экзаменов; безграмотно вычисляющийся «средний балл аттестата» и результаты творческих экзаменов; льготы для социально незащищенных категорий людей и бонусные баллы для тех, кто «учился» на подготовительных курсах; «электронное поступление» и особые условия для победителей олимпиад, Малой академии наук и многое другое. Последствия потребления такого, с позволения сказать, образовательного продукта наше общество будет ощущать еще долго.

Ольга АЙВАЗОВСКАЯ, глава правления гражданской сети «Опора»:

— Любую вступительную кампанию сле­дует оценивать с учетом соблюдения конституционного права каждого гражданина на равный доступ к образованию. В 2008 и 2009 годах этот стандарт был обеспечен благодаря применению единой системы оценивания знаний абитуриентов — ВНО (тестирование). Впрочем, условия приема в высшие учебные заведения, регламентирующие процедуру поступления, подверглись изменениям с приходом нового министра образования. Так, весной 2010 года были введены другие методы оценивания для исключительных групп абитуриентов. Потому выпускники школ до 2007 года смогли сдавать не общеобязательное тестирование, а экзамены, если стремились поступить на заочную форму обучения, а с 2011-го — и на стационар.

Хотя профильное министерство заявляет о небольшом количестве сдававших экзамен, цифры потенциального количества такой аудитории впечатляют. Так, выпускников школ 2011 года всего 196 тысяч, а участников вступительной кампании — 290. Конечно, часть их закончила общеобразовательные учебные заведения между 2008 и 2010 годами, но это не опровергает тот факт, что в текущем году через экзамены прошли десятки тысяч абитуриентов. Сообщения в СМИ о задержании работников учебных заведений в связи с попыткой получить взятку «за помощь при поступлении» приводит к мысли о возврате взяточничества из-за экзаменационной системы.

Часть учебных заведений, чтобы выполнить государственный заказ и набрать достаточное количество контракт­ников, была вынуждена прибегнуть к средствам недобросовестной конкуренции. Среди наиболее интересных методов «неспортивной борьбы» за абитуриента можно назвать обнародование в списках рекомендованных к зачислению фамилии всех без исключения потенциальных контрактников, даже если лицензионный объем на отдельные специальности был в разы меньше, чем количество представленных заявлений (Ривненский государственный гуманитарный университет); попытку зачислить на бюджет абитуриентов сразу после «второй волны» объявления списков рекомендованных, чтобы в случае решения поступающего забрать оригиналы документов и идти в другой вуз в ходе «третьей волны» молодым людям пришлось пройти долговременную процедуру отчисления (Сумской национальный аграрный университет); обнародование в списках рекомендованных к зачислению большего количества лиц как «резерва», чтобы получить дополнительные места государственного заказа, принимая во внимание конкурсную ситуацию «КПИ». Впрочем, последний метод использовали только престижные вузы, у которых не было серьезных проблем с заявлениями абитуриентов.

Другие инциденты касались безосновательного начисления дополнительных баллов лицам, не имеющим на это никакого права. Впрочем, если на этапе приема документов такие неточности оправдывались человеческим фактором или «техническими» ошибками, то в ходе обнародования списков рекомендованных к зачислению их можно расценивать как злоупотребления.

Нельзя также оставить без внимания неединичные факты начисления 20 дополнительных баллов за участие в платных подготовительных курсах абитуриентам, которые планировали приобрести естественные, инженерно-технические, физические, математические специальности. С одной стороны, условия приема предусматривали преференции для тех, у кого были средства и возможность посещать 150-часовые лицензионные курсы, — но и требовали начисления до 20 баллов по результатам итоговой аттестации. Когда же «Опора» проверила ряд вузов, обнаружилось, что в большинстве случаев всем абитуриентам было добавлено именно 20 баллов. Все, кто заплатил за подготовку, получили отлично. Такие действия можно расценивать как скрытую коррупцию.

«Опора» обнаружила случаи, когда вузы по причине нетипичной конкурсной ситуации были вынуждены отменять набор на отдельные специальности, которые не пользовались спросом среди абитуриентов, уже пос­ле обнародования списков рекомендованных к зачислению. К сожалению, поступающие узнавали об изменениях уже тогда, когда приносили оригиналы документов. Такие случаи были зафиксированы, например, в Терно­польском национальном педагогическом университете и Славутичском филиале Национального технического университета «КПИ».

Инна СОВСУН, руководитель проекта «Пра­вовая поддержка обеспечения равного доступа лиц к качественному выс­­шему образованию в Украине», глава общественной организации «Центр исследования общества»:

— Серьез­ные недостатки и провалы вступительной кампании-2011 связаны прежде всего с активно раз­рекламированной системой «Элект­ронное поступление». Первые несколько недель эта непроверенная и неподготовленная система работала технически плохо, в ней было сложно зарегистрироваться.

Мы присылали запросы в Ми­нистерство образования, интересовались, какая компания является оператором системы «Электронное поступ­ление». Проводился ли тендер, в результате которого была избрана именно эта компания? Какова стоимость разработки и функционирования системы? Из каких средств она оплачивается? Как гарантируется защита персональных данных абитуриентов?

Первый запрос прислали в Минобразования в конце июня. Не получив на него ответа, 4 июля заказным письмом прислали второй. Ответ, который мы получили на него аж ­8 августа, очень интересен.

Министерство ответило, что, согласно постановлению Кабинета министров от 13 июля 2011 года №752, ответственность за «Электронное поступление» несет государственное предприятие «Инфоресурс». Но суть в том, что это постановление было принято фактически через две недели после начала приема документов и внедрения системы «Электронное поступление». А кто отвечал за нее до 13 июля? Кто ее разрабатывал, кто подписывал договоры с университетами? Кто нес ответственность за десятки тысяч заявлений (по словам министра), которые абитуриенты доверили системе? Из полученного ответа МОНМС очевидно, что никто никакой ответственности не нес.

На вопрос о финансировании МОНМС отказалось отвечать, прикрываясь тем, что «такая информация относится к информации о хозяйственной деятельности хозрасчетного предприятия и не является публичной». Но согласно ст. 15 Закона Украины «О доступе к публичной информации» распорядители информации обязаны обнародовать, в частности, «информацию об организационной структуре, миссии, функции, полномочиях, основных задачах, направлении деятельности и финансовых ресурсах (структуре и объеме бюджетных средств, порядке и механизме их расходования и т.д.)». Статья 6 этого закона четко определяет, что «не может быть ограничен доступ к информации о распоряжении бюджетными средствами».

Для того чтобы зарегистрироваться в «Электронном поступлении», абитуриенту нужно было зарегистрироваться на сайте osvita.com — единственном образовательном информационном окне Украины. После этого сайт передавал персональные данные абитуриента в Единую государственную электронную базу образования (ЕГЭБО).

Кстати, общественность заинтересовалась сайтом osvita.com еще в феврале 2011 года. Тогда университеты заставляли подписывать договоры с упомянутым порталом для того, чтобы они могли разместить на нем информацию о себе. Стоимость такой услуги составляла 7,5 тыс. грн. в квартал. Умножьте эту сумму на количество университетов и поймете, что речь идет о крупных средствах. Журналисты «Свідомо» раскопали, что и сайт, и компания являются частными и принадлежат сыну одного из чиновников Министерства образования. Таким образом, владелец частного сайта обеспечивал подачу электронных заявлений, проверку персональных данных поступающего в ЕГЭБО и, соответственно, имел доступ к ЕГЭБО, в частности к персональным данным поступающих. Для чего это сделано? Это отдельный вопрос. Здесь мы имеем дело с очень серьезными нарушениями, допущенными чиновниками высшего уровня. Интересно, что этот сайт чиновники МОН в своем ответе никоим образом не упоминают и делают вид, что его не существует: «Никакие данные (тем более персональные данные) в Единую базу не вносятся». Между тем, согласно п. 4.3 приказа МОНМС №291 от 28.03.2011 г., высшие учебные заведения обязаны обеспечить внесение данных, которые содержатся в заявлениях, предоставленных лично поступающим в бумажной форме, в Единую государственную электронную базу по вопросам образования с помощью определенного министерством интерфейса, если поступающий не подавал заявление о поступлении в высшее учебное заведение в электронном виде. Министерство сообщает, что поступающий вносит свои данные сразу в ЕГЭБО, что противоречит очевидной практике.

Кстати, неделю назад я направила очередной запрос в МОНМС. В нем, кроме упомянутых выше вопросов, мы просим министерство предоставить информацию об использовании персональных данных абитуриентов: «Как следует из вашего ответа, при электронном поступлении использовались персональные данные, которые содержатся в базе Украинского центра оценивания качества образования. Эти данные были получены центром для проведения внешнего независимого оценивания. Их использование для электронного поступления означает изменение цели использования таких данных. Согласно статье 6 Закона Украины «О защите персональных данных», в случае изменения определенной цели обработки персональных данных субъектом персональных данных должно быть предоставлено согласие на обработку его данных согласно измененной цели. Прошу сообщить, каким образом ГП «Инфоресурс» получило согласие на обработку персональных данных согласно новой цели... Как следует из вашего ответа, при электронном поступлении использовались персональные данные, которые содержатся в Единой базе документов об образовании. Эти данные были получены от лица для выдачи таких документов. Прошу сообщить, каким образом лица дали согласие на обработку персональных данных с целью поступления в высшие учебные заведения».

Однако следует заметить, что сама идея внедрения электронного поступления интересна. Есть чиновники среднего уровня, которые действительно хотели сделать нормальную электронную систему с привлечением к ней университетов. Другое дело, что руководство министерства (имею в виду министра образования и его заместителя Евгения Сулиму, которые непосредственно занимались указанным вопросом) делали это, по моему убеждению, с целью совершения определенных махинаций (и ответ министерства подтверждает это). В образовании существует очень много серьезных и многолетних проблем, решение которых откладывается в долгий ящик, поскольку на это не хватает средств. А систему «Электронное поступление», в которой не было такой уж острой необходимости, реализовали почти молниеносно, что, опять-таки, наталкивает на вывод о наличии определенного интереса.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно