Время «Ч»: радикальные экономические реформы - Образование - zn.ua

Время «Ч»: радикальные экономические реформы

26 декабря, 2008, 15:42 Распечатать

Отвечают ли масштаб и глубина экономического кризиса в Украине ее месту в мировой экономике и уровню интеграции в международную финансовую систему?..

Впервые за свою историю Украина — в кризисном состоянии вкупе с мировым сообществом, и прежде всего с сильными мира сего. «Участие» в такой «компании» в определенной мере обеспечивает нынешним и бывшим вождям страны презумпцию невиновности — дескать, что поделаешь, от нас мало что зависело, стихия пришла извне. Тем не менее возникают вопросы: отвечают ли масштаб и глубина экономического кризиса в Украине ее месту в мировой экономике и уровню интеграции в международную финансовую систему; имеют ли нынешние экономические сложности внешнее происхождение или они родились на национальной почве?

Внутренние причины экономического кризиса

Исследования, проведенные в Тернопольском национальном экономическом университете, позволили систематизировать внутренние причины экономического кризиса в Украине. Среди них особенно выделяются пятнадцать, в частности отсутствие реальных подвижек в структурной перестройке экономики; приватизация без ориентации на инновации и оценку нематериальных активов; подчинение экономической политики интересам кланов и олигархических групп; ориентация монетарной политики на интересы больших экспортеров; неадекватная и неконсолидированная позиция украинской власти; значительные налоговые льготы отдельным большим предприятиям и монополиям; возрастание дефицита платежного баланса; высокий уровень инфляции; режим фиксированного валютного курса; неадекватное поведение Нацбанка в ответ на события вокруг Проминвестбанка; отрыв социальной политики от имеющихся возможностей экономики и подчинения ее политической конъюнктуре. Анализ этих факторов свидетельствует, что кризис в экономике будет продолжаться долго, особенно учитывая отсутствие у наших рулевых навыков предвидеть отрицательные явления и их предупреждать.

Некоторые аспекты мирового финансового кризиса также сказались и в дальнейшем будут сказываться на украинской экономике. Среди них недостаток денежных ресурсов для поддержания достигнутых темпов экономического роста; падение спроса на продукцию горно-металлургического комплекса; экономические войны (газовая, мясная, молочная и прочие) и тому подобное. Однако украинский кризис не идет ни в какое сравнение с мировым. Мировая экономика подвергается рецессии, и прогнозное падение ВВП в развитых странах не более чем на 1% в 2009 году совсем не выглядит чем-то катастрофическим. К тому же по показателям ВВП 2009-й ожидается более благоприятным, чем 2007-й. Ситуация же в Украине близка к депрессии. Это подтверждает тезис о преобладании в украинском кризисе внутренних факторов.

Поскольку кризис охватил всю экономику без исключения, ее уже нельзя устранить частичными изменениями. Выход из нее требует проведения радикальной экономической реформы, возможно, с временно непопулярными мерами.

Следует учитывать, что любой экономический кризис (нынешний, наверное, особенно) не только разрушает экономический статус-кво. В условиях кризиса зарождается новая экономическая конъюнктура и формируется интерес к новейшим направлениям капиталовложений. Таким образом, антикризисные меры должны строиться на предвидении таких тенденций, ведь они дают больше всего шансов для качественных прыжков в экономическом развитии.

Без структурных экономических реформ не обойтись

Мир ныне живет в условиях новой информационной экономики, и для Украины стало большой роскошью специализироваться на горно-металлургическом производстве при наличии слабой ресурсной базы, особенно в энергетической сфере. К величайшему сожалению, отечественный горно-металлургический комплекс (ГМК) утратил свои конкурентные преимущества и не имеет реальных возможностей наверстать отставание от предприятий развитых стран и государств, которые стали новыми конкурентами, — Китая, Индии и др. С металлургии практически началось обострение экономического кризиса в промышленности, в результате чего Украина выбыла из первой десятки производителей стали, но осталась в десятке наиболее энергетически затратных.

Поиском путей выхода из кризиса в ГМК заняты все: структуры законодательной и исполнительной власти, политики, предприниматели, ученые, представители многих профессий. В частности, есть предложения продавать газ для горно-металлургического комплекса по цене его импорта (правительство); формировать спрос на внутреннем рынке (при условии общего падения производства?); снизить цены на железнодорожные перевозки для продукции горно-металлургического комплекса (то есть усложнить финансовое состояние государственной железной дороги?) (правительство); финансировать инфраструктурные проекты, чтобы уменьшить зависимость украинской металлургии от экспорта, то есть создать строительный бум (металлургическая корпорация «Метинвест»); провести национализацию предприятий коллективной собственности, то есть передать акции государству в обмен на финансовую поддержку во время кризиса, но не продавать частным инвесторам — отечественным или иностранным (Мариупольский меткомбинат имени Ильича).

Разумеется, что каждая такая позиция может дать определенный результат. Но большинство из них является своего рода бревном в океане, на котором какое-то время можно плыть к берегу, но без шансов добраться до него. Учитывая далекую перспективу, нельзя не видеть, что для ГМК она не является положительной — с точки зрения и отечественной энергетической базы, и конкуренции на мировом рынке.

Энергетический фактор следует учитывать также в политике развития промышленности в общем, на которую приходится 78% потребления энергетических материалов и продуктов переработки нефти. По энергетическому балансу Международной энергетической ассоциации на 2004 год, с 8014 тыс. тонн угля в нефтяном эквиваленте, которые потребляет промышленность Украины, 6615 тыс. тонн, или 82,5%, расходовалось в производстве черных металлов; ситуация по газу соответственно характеризуется цифрами 16407 тыс. тонн, 6566 тыс. тонн, или 40%. В общем в 2004 году на 1000 долл. США Украина тратила 500 кг первичных энергоресурсов нефтяного эквивалента при мировом показателе 210. Это выше, чем в России (490), ЕС (160), ОЕСР—Северной Америке (220), Китае (230).

Следовательно, выход из кризиса в промышленности заключается не в том, чтобы любой ценой поддержать все производства, и прежде всего ГМК, а в том, чтобы найти ресурсы и механизмы изменения структуры промышленного производства с ориентацией на уменьшение объемов и удельного веса энергоемких, преимущественно сырьевых отраслей и довести их производство до уровня, который позволит избежать критической зависимости государства от внешних источников снабжения энергоресурсами.

Структурная реформа промышленности должна ориентироваться на развитие современных производств. Похоже, чем раньше, тем лучше отказаться от политики приумножения правительственных льгот для традиционных отраслей экономики и ориентированной преимущественно на них политики резкого обесценивания гривни. Не хочется выглядеть банальными, но приходится делать упор на необходимости переходить к инновационной модели развития. Это давно понятно. Тем не менее не определено время «Ч». На выходе из кризиса — наиболее благоприятный момент, чтобы принять нормативно-правовые акты, могущие обеспечить функционирование инновационной системы второго поколения и интеграцию промышленности в самые современные международные кластеры, через которые станет возможным осуществить трансфер новейших технологий в Украину.

Развитие третичного сектора экономики

Сфера услуг (третичный сектор) в современной экономике образует ядро постиндустриальной экономики и в значительной мере определяет основные ее макроэкономические параметры. Это связано с ростом процессов автомобилизации, широкомасштабного привлечения в производственную деятельность женщин, урбанизации и перемещение жителей городских центров в пригороды, сповышением ценностей свободного времени, развитием научно-технического прогресса, прежде всего информационных технологий.

Особенностью торговли услугами является рост их части в общих потребительских затратах населения. В США, например, она составляет почти 60% и дает рабочие места 77% населения. Такая тенденция привела к тому, что за последние полтора десятилетия (1990—2006 гг.) часть сферы услуг в создании мирового ВВП возросла с 61,4 до 67%.

В Украине также есть постоянная тенденция к развитию услуг. Темпы роста соответствующих отраслей опережают динамику ВВП. Индекс развития реализованных услуг в 2003 году составлял 121,0%, в 2004-м — 131,2, 2005-м — 128,8, 2006-м — 126,2% и в 2007 году — 132,0%, причем такая закономерность прослеживается не только относительно общего объема услуг, но и сферы их реализации на внешнем рынке. Так, в 2007 году экспорт услуг составлял 9038,9 млн. долл. США, что в 2,6 раза превышает уровень 2000-го, а удельный вес их в украинском экспорте — 15,5%.

Несмотря на то что развитие экспорта услуг имеет устойчивую тенденцию к росту, возможности Украины в повышении роли третичного сектора в формировании новой экономики далеко не исчерпаны. Так что усиление экспортной ориентации сферы услуг должно стать главным фактором обновления структуры экономики. По нашим оценкам, только развитие экспорта пяти видов услуг (транспортных, строительных, компьютерных, образовательных и туристических) может обеспечить дополнительные валютные поступления в страну в ближайшие годы больше чем на 10 млрд. долл. в год.

Структуру экспорта услуг примерно на две трети формируют транспортные (6111,7 млн. долл., по статистике 2007 года), около 40% которых составляют услуги трубопроводного транспорта. Тем не менее значителен и потенциал других видов транспортных услуг, на которые почему-то неоправданно мало обращают внимания при формировании экономической политики. Нынешний объем экспорта услуг морского транспорта (915,9 млн. долл.) и воздушного транспорта (919,6 млн. долл., по статистике 2007 года) отнюдь не отвечает геополитическому положению Украины.

Большие резервы роста экспорта у нас есть также в направлении развития путешествий. Если в 2006 году их объем составлял 248,3 млн. долл., или 3,3% общего объема услуг, в 2007-м — 342,2 и 3,8%, то только за январь—сентябрь 2008 года реализация услуг по этой статье экспорта составляла 417,3 млн. долл. и 4,7% общего объема услуг. Несмотря на такой рост, нынешний объем экспорта путешествий явно мал, ведь в Европе доходы крупных стран от путешествий на порядки выше.

Вне всякого сомнения, Украина может иметь значительные доходы от экспорта строительных услуг. Ныне их объем незначителен — 164,3 млн. долл., по статистике 2006 года и 98,5 млн. долл. в 2007-м. И это при наличии многотысячной армии строителей, легально и нелегально работающих по всей Европе, Северной Америке и в Российской Федерации. Сегодня от строительной индустрии за рубежом Италия имеет 2,1 млрд. долл. доходов, Франция — 2,8 млрд. долл., Япония — 4,5 млрд., Германия — 7,0 млрд. Если этим странам не всегда есть смысл активизировать строительный бизнес за рубежом из-за его большой трудоемкости, то для Украины международный рынок строительных услуг может представлять значительный интерес.

К рынкам, которые интенсивнее всего развиваются, относится мировой рынок информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Мировой экспорт информационного и офисного оборудования сейчас составляет свыше 750 млрд. долл., что превышает суммарные объемы нефти всех нефтедобывающих стран. До 2020 года он может возрасти более чем втрое. Украина, имеющая давние научные и технические традиции в этой сфере, обречена добывать в борьбе свое особое место на международном рынке информационных услуг.

Среди задач развития третичного сектора нужно определить формирование лидерских позиций в международной сфере образования. При этом стоит учесть, что на мировом рынке конкурируют не только (относительно отдельных стран можно утверждать, что и не столько) образовательные услуги как таковые, сколько сами общества, их репутация, перспективы и многовековые культурные традиции. Лидером на рынке сферы образовательных услуг (примерно 15 млрд. долл. в год) являются США, для которых, как и для бывшего СССР, высшее образование иностранцев — это скорее долгосрочная глобальная политика, чем краткосрочная локальная экономика.

Стратегия экспорта образовательных услуг Украины должна базироваться на том, что наша страна как европейская имеет развитые учебные системы, которые много веков и особенно в последние десятилетия обеспечивали подготовку конкурентоспособных на мировом рынке рабочей силы специалистов. Учитывая украинские реалии, экспансия (если суметь концентрировать политику в этом направлении) образовательных услуг на внешний рынок должна была бы преследовать как минимум такие цели. Во-первых, расширение возможностей для развития и удержания интеллектуального потенциала страны. Во-вторых, получение дополнительных источников для прорыва в научном пространстве. В-третьих, развитие образования и науки как определенного направления бизнеса.

Значительный прорыв в экспорте образовательных услуг может быть достигнут при условии разработки и реализации государственной политики импорта образовательных услуг, ориентированных на их экспорт. Именно эффективный импорт образования позволяет претендентам на лидерство становиться таковыми. Ярким примером здесь являются ведущие американские университеты, при учреждении которых участвовали европейские учебные заведения и личности с европейским образованием. Сейчас ситуация изменилась — американские университеты отодвинули европейские в международных рейтингах и престижности.

В импорте образования преимущество должно предоставляться направлению граждан Украины для получения полного высшего образования и научной степени PhD за рубежом и привлечение ведущих иностранных ученых на должности ректоров, деканов, заведующих кафедр и профессоров. В первом случае нужно отойти от практики, когда обучение за рубежом ограничивается лишь ориентацией на гранты и частные средства. Государство должно само позаботиться об обучении способной молодежи в лучших университетах мира и создании условий для ее дальнейшего эффективного использования. Относительно ученых, которые привлекаются для работы в системе высшего образования Украины, то нужно снять ограничение на предоставление им рабочих мест и оплату труда.

Парадоксально, но факт: мы являемся страной, бедствующей от оттока умов, и в то же время практически никакой активности не проявляющей в формировании обратных тенденций. Сейчас, например, в США работают около 1,5 млн. ученых и инженеров иностранного происхождения, в ЕС — около 2 млн. Для определенных категорий учебных заведений, особенно школ бизнеса, вообще характерно формирование интернациональных преподавательских коллективов с преобладанием иностранных специалистов и организация учебного процесса на английском языке. В системе же высшей школы Украины такая практика скорее исключение, чем тенденция.

Финансизм: новый финансовый порядок

Финансизм — это переход от классических схем управления финансами к новым, в которых доминируют процессы сбалансирования взаимосвязей между реальной и виртуальной экономикой. Разногласия между ними регулируются кризисами, которые сейчас уже являются не сугубо промышленными, а преимущественно финансовыми. Чаще всего кризисы начинаются с определенных финансовых центров и с течением времени принимают глобальный характер. Поэтому актуальной становится проблема нового финансового порядка, который ставится на повестку дня мировыми политическими лидерами, финансистами-практиками и учеными.

Новый финансовый порядок по сути несет в себе черты новой финансовой цивилизации. Она требует глобального мышления и регулирования, способствования международным потокам капиталов. Важным трендом становится также биржевая консолидация. Нужно выработать механизм предупреждения возникновения так называемых финансовых пузырей, особенно на нефтяных, газовых, фондовых рынках и рынках недвижимости. Не менее важными являются обеспечение сбалансированности государственного бюджета, борьба с инфляцией, соблюдение прозрачной валютной политики, четкое обслуживание задолженности.

Новая финансовая цивилизация основывается на философии доверия. Украина стала лидером в мировом финансовом кризисе прежде всего из-за потери доверия к государственной власти и национальным и международным экономическим организациям. Кризис приобрел четкие очертания для большинства населения страны после событий на валютном рынке, когда начался обвал гривни. Существовал психологический барьер, за который девальвацию гривны допускать было невозможно. Полагаем, он не должен был превышать шести гривен за доллар. Национальный банк и правительство должны были понимать, что в сложившихся условиях обвалом гривни они не спасут известных всем экспортеров (хотя временно уменьшить их проблемы стало возможно). Тем не менее не хватило духу остановиться. В конце концов, если кому-то и удалось улучшить свое положение, так этим банкам, а не их клиентам.

Окончательно ли и навсегда утрачено в Украине доверие к финансовым институтам и власти? Верится, что не навсегда, но, видимо, надолго. Как минимум до тех пор, пока власть во всех ее ипостасях не обеспечит соблюдения финансовыми организациями достаточного капитала в объемах, которые вызывают восстановление доверия. Для этого необходимо перейти на международные стандарты относительно требований к объему собственного капитала банков, в частности относительно структурированных кредитов и мер секъюритизации. В декларации «большой двадцатки» отмечается, что фирмы должны заново оценить модели управления рисками для защиты от стрессов и доложить о результатах такой работы в надзорные органы, а Базельский комитет должен по мере необходимости изучить потребность в разработке новых моделей тестирования на устойчивость к стрессам. Эти положения стоит взять на вооружение органам, отвечающим за финансовое состояние государства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно