Ректор Тернопольского национального экономического университета Сергей Юрий: «Образование и наука должны стать приоритетными направлениями для государства, ведь от них зависит его будущее»

15 февраля, 2008, 14:58 Распечатать Выпуск №6, 15 февраля-22 февраля

«Украинские вузы штампуют невежд за деньги и с удовольствием» — под таким подзаголовком вышла статья в одном из авторитетных изданий страны...

«Украинские вузы штампуют невежд за деньги и с удовольствием» — под таким подзаголовком вышла статья в одном из авторитетных изданий страны. Авторы утверждают, что в Украине, с одной стороны, наблюдается настоящий бум высшего образования — количество желающих получить диплом с каждым годом увеличивается, а с другой — происходит его девальвация, поскольку документ о высшем образовании сегодня зачастую ничего не говорит об уровне знаний его обладателя.

В стране процветает торговля рефератами, курсовыми и дипломными работами: по неофициальным данным, этот «бизнес» оценивается суммой свыше пяти миллионов гривен в год. Жесткие правила приема в высшие учебные заведения становятся препятствием нередко лишь для тех, кто не умеет находить подходы к «нужным людям». Кардинально повлиять на ситуацию, считают в Минобразования, может введение системы тестирования — независимой оценки качества знаний при окончании школы и поступлении в высшее учебное заведение. Однако ректоры вузов считают, что только тестированием ситуацию не изменить — нужен комплекс мероприятий, включающий прежде всего надлежащее внимание со стороны государства к каждому конкретному человеку — абитуриенту, студенту, преподавателю.

Об этом — наш разговор с ректором Тернопольского национального экономического университета (ТНЭУ) профессором, доктором экономических наук, заслуженным деятелем науки и техники Украины Сергеем ЮРИЕМ.

— Украинское образование, которое формирует интеллектуальный капитал нации, сегодня находится в процессе реформирования, и мы являемся участниками кризиса нравственности, социальной нестабильности, нежелания многих молодых людей учиться.

— Проблемы с моралью существуют и у преподавателей...

— Действительно, одной из главных проблем государства, а следовательно, и высшей школы, является коррупция, ведь вычленить образование из контекста жизни страны невозможно. В современном мире — это одно из опаснейших социальных явлений, непосредственно затрагивающее интересы каждого человека в частности. Нельзя сказать, что это явление ново и возникло только сейчас. Однако именно в ХХІ веке оно приобрело другой, агрессивный, характер. Самая страшная коррупция в высшем учебном заведении — это плагиат. Практика купли-продажи интеллектуального труда приобрела в Украине угрожающий размах. Газеты переполнены объявлениями наподобие такого: «Выполняю контрольные, рефераты, курсовые, магистерские, дипломные...». Встречаются «Выполняю... и сопровождаю до защиты». Разумеется, что исполнитель заказов относится к научному сообществу. Работа таких «добрых» помощников построена на компилятивных и плагиаторских основах. Такие «научные работы» не содержат никакой свежей мысли, а базируются на использованных источниках. Случаются в диссертациях даже словосочетания наподобие «крапка зору», когда соискатели, переводя с русского языка научное исследование, используют специальную компьютерную программу, даже не вникая в смысл прочитанного.

— Что же побуждает к такому виду деятельности?

— Спрос порождает предложение. Такие «исполнители» научных работ появились в ситуации, когда государство стало меньше уделять внимания ученым. Конечно, есть и такие, которые сами не хотят работать над собой, а за научные звания готовы платить. Я знаю (об этом писала и ваша газета), что уже появились целые «династии» ученых-плагиаторов, когда родители просят коллег написать диссертацию или научную работу для дочери или сына, поскольку сами этого сделать не могут. Несложно понять, как эта болезнь скажется на интеллектуальном здоровье общества. Она таит в себе разрушительные моральные и социальные последствия: деформируется сознание граждан, модифицируются общественные ценности, мельчает духовный потенциал общества.

— Как можно избавиться от этой болезни?

— В определенной степени помогло бы создание электронного банка данных научных работ — от магистерских до докторских. Государство должно быть заинтересовано в людях, стремящихся обогатить научную казну своими знаниями. В современных университетах не последнюю роль в упомянутых отрицательных явлениях играет студент, который не хочет учиться. В поисках более легких путей находит преподавателя, который готов за определенную плату ему помочь. А тут все зависит от интеллигентности и профессиональной этики старшего коллеги.

— За почти два последних бурных десятилетия даже у самых лучших преподавателей вузов несколько изменились взгляды на взятки (это теперь «оплата услуг») и дополнительный заработок.

— То, что происходит в государстве, не может не отразиться на жизни и деятельности отдельной профессиональной группы или учреждения. Здесь я ничего нового не скажу. Рецепт «лечения» только один: гласность, финансовая независимость, чувство собственного достоинства. Студенты, которые пользуются Интернетом, имеют форум, где обмениваются мнениями и новостями, в частности и относительно качества преподавания определенных курсов и приема экзаменов и зачетов. Конечно, я пользуюсь не только этим источником. Но если на протяжении определенного времени будет встречаться информация в Интернете от студентов и коллег о том, что преподаватель нарушает нормы этики и морали или плохо преподает свой предмет (человек может быть хорошим ученым и не уметь работать в аудитории), с ним придется расторгнуть контракт.

Здесь нужна принципиальность руководства вуза, причем независимо от того, какие регалии имеет преподаватель. Послабление со стороны руководства дает основание студентам или молодым преподавателям считать, что так может продолжаться и в дальнейшем. За пять лет мы распрощались с восемью профессорами. Сегодня, например, я изучаю информацию о нескольких преподавателях, которым через какое-то время, возможно, придется уйти.

— Не слишком ли много времени тратится для определения взяточника?

— Возможно, и много, но я хочу, чтобы была объективность. Ведь принципиальность преподавателя также вызывает сопротивление студентов, и они могут «бросить» в Интернет все что угодно.

Но только жесткими мерами исправить ситуацию невозможно. Нужно дать преподавателю возможность получать достойную оплату труда и чувствовать уважение к себе. Университет делает все, чтобы преподаватели могли зарабатывать с помощью своих знаний и интеллекта на разного рода научных темах, программах и международных грантах.

Наш вуз интегрируется в международное образовательное пространство, мы имеем постоянные контакты с Италией, Грецией, Германией, Нидерландами. Происходит кооперация этих вузов, в частности и нашего университета, так что у наших профессоров есть возможность заработать и показать свою научную школу. Мы получили соответствующие гранты на 2,7 млн. евро. Это позволяет укрепить материально-техническую базу университета, увеличить заработную плату преподавателей. Я даже бросил лозунг: «С первого сентября каждый профессор вуза должен получать еще одну дополнительную ставку».

Благодаря эффективному использованию средств, спецфондам и грантам (а мы сегодня работаем над тем, чтобы их было больше), можем не только увеличить зарплату профессору, но и помочь некоторым студентам оплачивать обучение.

Конечно, мы понимаем, что только повышением зарплаты преподавателям ситуацию не изменить. Нужна новая философия. Существует система поощрений к написанию научных работ, пособий и учебников: вуз выкупает их для своей библиотеки, а авторы получают вознаграждение и признание коллег и студентов.

Для повышения статуса преподавателей и работников ТНЭУ учреждена медаль «Почетный работник университета» и «Почетный профессор университета», которой награждаются примерно пять-шесть преподавателей и сотрудников вуза каждый год. Причем все они получают дополнительно 20 процентов к заработной плате. Конечно, это небольшие деньги, но значимость их велика — человека уважают, достойно оценивают его труд.

— Возможно, многие проблемы в образовании возникли именно потому, что оно находится на этапе реформирования, но почему-то мы осуществляем его без надлежащей научной базы, не учитывая историческую традицию и общественное сознание. А как говорили в старину, не приведи господи жить во времена перемен — поскольку любые преобразования сначала приводят к ухудшению состояния. Думаю, не стала исключением и переориентация нашего образования на европейские стандарты — присоединение к Болонскому процессу. Жаль, что не всем менеджерам образования известен метод Паретто.

— В 2005 году Украина стала одной из 45 стран — участниц Болонского процесса, который предусматривает стандартизацию образования. Реформу положительно восприняло большинство выс­ших учебных заведений нашего государства. Тем не менее хочется подчеркнуть, что даже не все европейские вузы присоединились к единой системе: скажем, такие элитные университеты, как Оксфордский, Кембриджский, не спешат вводить у себя болонские стандарты. По-видимому, происходит раздел европейской образовательной системы на тех, кто «за» и тех, кто «против».

— Что вызывает беспокойство? Почему унификация высшего образования представляется столь угрожающей?

— Чтобы ответить на этот вопрос, нужно посмотреть в корень проблемы. Начнем со школы, где формируются творческие способности и шлифуются навыки. Возрастающая роль тестирования в процессе контроля уровня знаний является одним из основных атрибутов образования сегодня. Влияние американских образовательных стандартов в этом процессе очевидно. В США уже более века существует ассоциация учебных заведений, которая отвечает за проведение стандартизированного тестирования школьников. Членами этой организации являются тысячи университетов, колледжей и школ. Базовый тест, результаты которого большинство американских университетов учитывает во время приема абитуриентов, проводится синхронно по всей стране семь раз в год, а не один раз, как у нас. Результаты хранятся в Принстоне в течение десятилетий.

К сожалению, сегодня в Украине почти нет научных исследований, посвященных процедурам образовательных измерений. Только приобщив к составлению тестов лучших специалистов образования, психологов, социологов, специалистов компьютерных наук, можно говорить об объективности процесса оценки.

— Тем более что сегодня по каждому предмету есть много программ, и преподаватель имеет право выбирать, по какой именно обучать детей. Их содержание может иногда существенно отличаться. И учителя-методисты могут работать не только по своим программам, но и по другим методикам преподавания.

— Даже если дети учатся по обычным типовым программам, уровень их обеспечения разный. Каждый учитель подает материал по-своему, и ученики воспринимают по-разному. А решать судьбу молодого человека мы пытаемся административным методом, стандартами, установив одинаковые рамки для всех.

Почему когда-то в МГУ и МВТУ имени Баумана проводили экзамены на месяц раньше, чем у нас? Потому что требования при поступлении были выше. Происходил отбор лучших из лучших. На экзаменах задавали не типичные вопросы, а такие, которые могли раскрыть потенциал будущих студентов, их умение нестандартно мыслить. Когда школьники проходят тестирование, мы не видим, что это за личность. Высокие баллы не гарантируют творческих способностей или достойных моральных качеств. Только во время общения, глядя в глаза друг другу, можно сделать определенные выводы, нарисовать целостную картину. Ведь многие профессии прежде всего требуют высоких личностных качеств, а не только основательных знаний.

Считаю, что нельзя все делать под шаблон. Поскольку стандарт — это ликвидация личности. Мы можем поднять планку выше, и кто-то будет стремиться достичь ее, но вместе с тем она будет недосягаемой для других. Доверить судьбу молодежи компьютерным системам — это прежде всего нивелировать личность человека. Мы не хотим жить по стандартам, а тестирование делает всех одинаковыми.

Меня особенно беспокоит то, что из-за тестирования мы можем потерять «своего» студента, который хочет учиться в Тернопольском национальном экономическом университете. Абитуриент подает заявление в несколько вузов, и по результатам тестирования проходит не всегда тот, кто хочет учиться именно в ТНЭУ.

— Насколько я понимаю, есть и другие отрицательные составляющие?

— Заимствование западных просвещенских новаций привело к уменьшению количества учреждений среднего профессионального образования и искусственному увеличению университетов. Начали переименовывать педагогические институты и технические вузы в университеты, кафедры — в институты, техникумы — в колледжи, а ПТУ — в лицеи. Нужна не смена вывесок, а наполнение новым содержанием.

Входить в европейский образовательный процесс следует с учетом лучших традиций отечественного образования, а не просто приспосабливаться к единой системе. Бездумно переносить чужие правила на свою землю — удел слабых. Сберечь свое лицо, свой особый почерк и стиль — задача современных университетов.

Есть и другая проблема. Болонский процесс — один из сегментов глобализационных процессов. Сегодня в Украине наблюдается миграция квалифицированной рабочей силы. Общеизвестно, что основа функционирования любой экономики — это трудовые ресурсы. Государство со слабой экономикой обречено на кадровый голод. Каждый человек ищет себе лучшие условия жизни, достойную оплату труда, возможность получить то, чего он заслуживает.

Следовательно, украинские студенты получат диплом, признанный в странах, которые пребывают в системе Болонского процесса, и смогут пополнить европейский рынок труда. А кто останется в Украине? Чтобы молодежь хотела работать на родине, нужно изменить государственную политику в отношении образования и науки. К сожалению, современная образовательная законодательная база мало соответствует потребностям высшей школы. Ненадлежащее внимание к сохранению научно-образовательной элиты, унизительный для цивилизованного государства уровень финансирования приводят к оттоку интеллекта из Украины. Поэтому, делая один шаг вперед, мы откатываемся на два шага назад.

— Насколько я знаю, Тернопольский национальный экономический университет одним из первых в стране начал сотрудничать с иностранными вузами, внедрять европейские стандарты в образовании.

— Наш университет — член Ассоциации европейских университетов (Брюссель), Ассоциации европейского образования (Амстердам) и Большой хартии университетов (Болонья).

Сегодня наши ученые сотрудничают с 48 университетами из Германии, Австрии, Нидерландов, Дании, Греции, Италии, Испании, Польши, России, Румынии, Бела­руси, США и Канады.

В 1999 году ТНЭУ стал участ­ником программы сотрудничества Европейского Союза в сфере высшего образования Tempus. Результатом этого явилось создание Центра европейских и международных студий, а также разработка и внедрение в учебный процесс новых специализаций, которых раньше в Украине не было.

— Каких именно?

— «Мировая и европейская интегра­ция», «Европейская экономика», «Европейские финансы», «Международный туризм» и «Кризис­ный анализ». Вообще международное сотрудничество мы используем для широкого заимствования мирового опыта, в частности инновационных учебных продуктов.

Это прежде всего открытие Украинско-немецкого экономического факультета, что позволяет получить два диплома (Тернопольского национального экономического университета и Дрезденского технического университета). Сотрудничество продолжается с 2003 года, согласно договору с Дрезденским техническим университетом при финансовой поддержке Немецкой службы академических обменов (DAAD). По условиям договора украинские и немецкие студенты могут учиться в партнерских университетах и получать соответствующие двуязычные дипломы. В октябре этого года мы вместе с ректором Дрезденского технического университета впервые вручим такие дипломы нашим выпускникам.

С нынешнего учебного года мы совместно с университетами Рима, Белграда, Сараево, Киева, Днепропетровска и Симферополя открыли новую магистерскую программу «Государственное управление и гуманитарные вопросы». Выпускники программы, которые успешно защитят магистерскую работу на заседании объединенной межуниверситетской комиссии, получат кроме национального диплома общий диплом шести университетов.

С 1998 года в ТНЭУ функционирует украинско-нидерландский факультет международной экономики и менеджмента. Факультет ежегодно приглашает экспертов из университетов Утрехта и Роттердама, которые участвуют в оценке знаний студентов и выдают сертификаты тем из них, чей уровень знаний соответствует европейским стандартам.

— Вы говорите о сотрудничестве. А признаны ли ваши учебные программы в Европе?

— Мы начали работу по аккредитации учебных программ в Европе. Подписан меморандум с Технологическим университетом Западной Македонии (Греция) о совместной подготовке магистров по бизнес-администрированию. К этому меморандуму присоединился также Технологический университет Афин. В результате диплом ТНЭУ получит признание в Греции и соответственно в Европейском Союзе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно