Педагогическая дилемма - Образование - zn.ua

Педагогическая дилемма

29 августа, 2008, 13:39 Распечатать

Первое сентября — день особенный для всех нас, но с наибольшим волнением его ждут первоклассники и начинающие учителя, те, кому на практике надо показать, чему же их научили в университетах...

Первое сентября — день особенный для всех нас, но с наибольшим волнением его ждут первоклассники и начинающие учителя, те, кому на практике надо показать, чему же их научили в университетах. С тревогой ожидают начала учебного года жители сотен сел Украины, в которых в этом году впервые не будет звучать школьный звонок — детей рождается мало, некому садиться за парты. Жизнь уже давно доказала трагическую истину: закрывается школа — умирает село, в последнее время с карты Украины исчезло почти полтысячи малых и средних сел. В нынешнем году только на Полтавщине почти в двух десятках сел на школьные двери повесили замки. А это означает, что без работы осталась почти сотня учителей, которым придется трудоустраиваться где-то далеко от отчего дома или менять профессию. Все эти реалии, бесспорно, хорошо известны выпускникам сельских школ, и, соответственно, влияют на выбор будущей профессии. Пессимисты утверждают, что поток абитуриентов в педагогические университеты аграрных областей постоянно уменьшается. О конкурсном отборе вообще речь не идет, тем более в нынешнем году, когда выпускники сельских школ, у которых высокие баллы сертификатов, получили реальную возможность сразиться за место в престижных столичных университетах. Но в Полтавском педагогическом университете на это не жалуются — желающих учиться здесь хватает, конкурс на некоторые специальности превышал три абитуриента на одно место. Кого же набрали на первый курс? Каковы особенности нынешней вступительной кампании? С этих вопросов начался наш разговор с Петром КИРИДОНОМ, проректором по учебной работе Полтавского педагогического университета имени В.Короленко.

124 — и мало, и много

— Поток абитуриентов не уменьшился, их было столько же, как и в прошлом году, хотя заявлений было больше: в 2007-м почти две тысячи, а сейчас на тысячу больше. Конечно же, это связано с тем, что абитуриенты подавали одновременно несколько заявлений на разные специальности. Я был свидетелем, когда в приемную комиссию вошел паренек и спросил с порога: «А на какие специальности берут с биологией?» У него была целая папка нотариально заверенных копий сертификатов, он готов был написать хоть десяток заявлений. Выйдет ли из него хороший учитель при таком подходе? Кто знает. Но он не единственный, многие абитуриенты подавали документы в различные вузы в разных городах, надеясь, что все же им посчастливится. Конечно, это добавило хлопот высшим учебным заведениям, по-видимому, подобная ситуация нуждается во вмешательстве Министерства образования или даже правительства, очевидно, надо ограничить количество заявлений, которые будет иметь право предъявлять одно лицо.

— Независимое тестирование оценивают полярно — от учителей я слышала восторженные отклики, а руководство высших учебных заведений высказывает множество критических замечаний, говорят, что это бьет по престижу университетов, поскольку демонстрирует недоверие к приемным комиссиям и преподавателям. Каково ваше мнение?

— Общая оценка положительная. Думаю, удалось добиться объективного оценивания знаний школьников, к тому же это в значительной степени помогло разгрузить университет — мы не занимались вступительными экзаменами, кроме творческих специальностей, конечно. Вместе с тем обнаружились определенные моменты, на которые следует обратить внимание и урегулировать. У многих участников вступительной кампании, естественно, возникал вопрос: почему установлен минимальный балл для сертификата именно 124? Родители выпускников говорили, ибо это противоречит праву человека на получение образования. На практике означает: если одиннадцатиклассник не набрал 124 балла, то он не допускается к участию в конкурсе, ему закрыт путь в высшее учебное заведение. А почему? Он получил аттестат об окончании школы, в котором указаны все предметы и выставлены все оценки. В соответствии с Законом Украины «Об образовании», такой выпускник имеет право на получение высшего образования. А нынешние условия приема отрицают это право. Родители негодуют и резонно спрашивают, почему аттестат, в котором есть оценки по всем предметам, не считается документом, почему на него не обращают внимания? Попробуйте убедить, объяснить так, чтобы люди не обижались и не грозили университету судами — от районного до Европейского!

Абитуриенты часто говорили о том, что сертификаты ограничивают свободу выбора. Например, приехал юноша с сертификатом по украинскому языку, географии и истории, но хочет быть математиком — кто-то его убедил или же он сам понял, что именно это его призвание. Как быть? В аттестате по математике хорошая оценка, есть желание, а мы ему рекомендуем на исторический, потому что у него такой сертификат.

— В этом возрасте очень непросто определиться, кем ты хочешь быть. Немало известных сейчас литераторов, актеров, режиссеров поступали на творческие факультеты случайно, «за компанию» с одноклассником или подругой.

— Действительно, бывает, что один разговор может перевернуть представление о профессии и кардинально повлиять на выбор абитуриента. Независимое тестирование имеет множество плюсов, но, конечно, есть узкие места, есть противоречия, а упрекают нас, дескать, это мы нарушаем право человека на свободный выбор специальности.

— Сколько юношей и девушек будут учиться на стационаре за счет государства?

— На бюджетную форму зачислено 644 первокурсника, а относительно контрактной формы обучения точной цифры еще нет, поскольку процесс зачисления будет продолжаться до конца августа.

Выпускник... потерялся в пути

— Кто сейчас поступает в педагогический университет? Пессимисты говорят, что только девушки, сельские выпускницы, которые знают, что больше нигде они конкурс не пройдут.

— У многих наших студентов четко отслеживаются педагогические династии — дедушка, бабушка работали в школе, мама учительствует, в свое время они учились у нас. Это очень распространенное явление. Часто бывает, что брат или сестра абитуриента окончили наш университет и таким образом повлияли на его выбор. А общий контингент, конечно, сельский, потому что Полтавщина — область аграрная. В правилах приема мы сознательно прописали льготы для сельской молодежи. Какие? 40 процентов мест государственного заказа приходится на целевой набор. Юноши и девушки, поступающие к нам из сельской местности по направлениям областного отдела образования, после окончания обучения получат целевое направление туда, откуда приехали. И три года, в соответствии с соглашением, подписанным с управлением образования, они должны отработать в сельских школах.

В общем три четверти наших студентов — это выходцы из села. В городах вакансий учителей сегодня нет — люди соглашаются работать на половину или даже четверть ставки. А в селе выпускника, как говорят, оторвут с руками и ногами, лишь бы только приехал, ведь существует большой дефицит учителей английского языка, информатики, физической культуры и пр.

— Дефицит квалифицированных учителей сегодня, бесспорно, обернется серьезными проблемами завтра — уровень образования и культуры сельской молодежи да и городской тоже, к сожалению, невысокий. Отслеживает ли университет эти процессы? Есть ли у него возможность на них влиять?

— Когда-то я придерживался мнения, что наше дело — готовить хороших специалистов, а практические вопросы школьной жизни — это заботы государственных органов — министерства, отделов образования. Но со временем понял, что университет должен активнее принимать участие в этих процессах и при возможности влиять на них. В свое время мы ввели специальную должность инспектора в отделе кадров, который отслеживает трудоустройство наших выпускников, ведет учет вакансий и тому подобное. Налажено продуктивное сотрудничество с областным и районными отделами образования. Не стоят в стороне и деканы — это один из критериев оценки их работы. У нас действует методический совет, рассматривающий наиболее сложные и самые актуальные вопросы университетской жизни, среди приоритетов — профориентационная работа факультетов. Речь идет не только об агитации будущих абитуриентов, мы отслеживаем также, где и как работают учителя с нашими дипломами. Несколько лет мы удерживаем распределение выпускников на уровне 95—97%. Заключается контракт на три года, выплачиваются так называемые подъемные — две тысячи гривен. Правда, бытовые условия в селах далеко не всегда удовлетворяют молодых специалистов, к сожалению, не каждый сельский совет считает нужным помогать учителям.

Это, как говорится, одна сторона медали. Есть и обратная — большая часть из распределенных выпускников работает не на полную ставку, а соглашается на 0,75 и даже на 0,25 — поскольку в городах нет вакансий. Те же, кого направили в села, очень часто не доезжают до места назначения. И механизма влияния, к сожалению, нет. Мы распределили, подписали документы, а через месяц-два направляем запрос на место работы и получаем ответ, что выпускница там не появлялась. Что мы можем сделать в такой ситуации? Подать в суд? Или в розыск? Куда обращаться? Разумеется, человек с высшим образованием нашел работу, которая лучше оплачивается, чем учительская. В таком случае логично было бы требовать, чтобы такие выпускники вернули деньги, которые государство израсходовало на их обучение, но опять же действующего механизма для этого нет. Я ни разу не слышал, чтоб где-то состоялся подобный судебный процесс и выпускники ответили за свои поступки, за то, что нарушили подписанное соглашение. Этого в законодательстве нет, правда, ходят слухи, что когда-то такие нормы будут.

Сельские школы: где звонок, а где замок

— Ранее Полтавский педагогический институт славился тем, что здесь довольно эффективно работали лаборатории. Сохранились ли они в рамках университета?

— Сохранились! Самую большую нагрузку, конечно, взяла на себя кафедра педагогического мастерства, но другие тоже не отстают — каждая кафедра создает свои филиалы в городах и в районах. Например, в Машевском районе действует филиал кафедры географии, сюда на консультации приезжают учителя со всех сел. По правде говоря, не всегда и не везде это работает в полную силу, поскольку непросто найти средства для того, чтобы преподаватели могли ездить в районы и работать там на месте, к сожалению, бюджетом это не предусмотрено.

— Преподаватели отслеживают кадровую ситуацию в районах? Есть ли у них право вынести на заседание методического совета университета вопрос о том, что в районе, например, не хватает учителей географии или физики, что уроки ведут «многостаночники»?

— Конечно, ведь постоянно проводится такой мониторинг. Большой проблемой Полтавщины является то, что очень много учителей работают не по профилю, если в сельских школах не хватает кадров, здесь не обойдешься без «многостаночников». С этим трудно бороться, поскольку это проблема государства, всего общества, а не только системы образования. Мы ежегодно выпускаем 1300 учителей, это только стационар. А в области работают около пяти тысяч пенсионеров. Кто вместо них пойдет в классы, если они напишут заявления «на заслуженный отдых»? Нужно подготовить почти четыре наших выпуска, чтобы отпустить пенсионеров.

Еще одна наша беда — закрытие сельских школ. В нынешнем году объявили, что будет закрыта аж 21 школа, для нашей небольшой области это многовато. Проблема касается и родителей, вынужденных думать, где будет учиться их ребенок, и педагогов, оставшихся без работы. Как бы то ни было, но в каждом учебном заведении работает по крайней мере пять-семь учителей, а это означает, что более чем в ста семьях будут безработные. И что тут поделаешь? Ведь закрываются не из-за плохого финансового положения или аварийных помещений — просто нет детей. В селах рождаемость очень низкая, некому идти в первый класс.

— Педагоги часто жалуются на то, как непросто складываются отношения с родителями. Учительница из Миргородского района рассказывала, что впервые за всю многолетнюю практику у нее был «уникальный» класс — ни один из первоклассников до школы не умел ни читать, ни считать. К новому году она их этому научила — хорошо, что класс небольшой, всего семеро ребятишек. Люди трудоспособного возраста массово выезжают из сел, остаются в большинстве своем те, у кого нет постоянной работы, кто злоупотребляет алкоголем и не проявляет заботу о детях. Раньше учителя в селе уважали, прислушивались к его словам, а сейчас горе-родители даже не знают, в какой класс ходит их чадо, кто его учит. Как готовятся будущие педагоги к контактам с такими родителями?

— Мы тоже это чувствуем. В последние годы в университет поступают выпускники, которым нелегко адаптироваться к требованиям высшей школы, а с тех пор, когда ввели Болонскую систему, проблема еще больше обострилась. Анкетирование в течение первого месяца обучения показывает, как многие студенты колеблются, размышляют, не оставить ли им учебу. Почему? Потому что не привыкли учиться системно, не умеют заниматься самостоятельно, не знают, как работать в библиотеке с первоисточниками.

— В последнее время многие пеняют на то, что школа дает мало знаний. Но одно дело, когда уровень школьного образования не устраивает политехнический или лингвистический университет, и совсем другое — педагогический. Вы даже покритиковать как следует это не можете, потому что сегодняшних абитуриентов учили... ваши выпускники.

— Действительно, нам грех пенять, ведь в школах работают наши бывшие студенты. Мы пытаемся работать на совесть, но поверьте, не все зависит только от преподавателя или учителя. Однажды на семинаре по истории попросил первокурсников расшифровать аббревиатуру СССР — не все и не сразу смогли выполнить это простенькое задание. Но не спешите обвинять учителей, сначала полистайте школьные учебники — Советский Союз странным образом выпал и из программ, и из учебников. Не только школа ответственна за то, что многие школьники убеждены: Бетховен — это собака. В театр, музей или концертный зал имеют возможность ходить далеко не все дети, зато телевизор с примитивными фильмами — в каждом доме. Дом культуры в селе не сохранился, библиотеку закрыли, книг школьники не читают, поэтому получается, что телевизор — единственное окно в мир в сельском досуге.

— Ранее говорили, что детям не хватает мужского воспитания, в школах обязательно должен работать и сильный пол. Сегодня об этом уже даже не вспоминают. Образовательный коллектив — исключительно женское царство. А студенческий?

— Тенденции меняются — среди наших студентов почти 40% ребят. Сегодня уже нельзя сказать, что педагогический университет — исключительно девичье учебное заведение. И мы этим очень гордимся. В каждой группе учатся несколько ребят, даже на таких специальностях, как дошкольное воспитание, начальная школа. Традиционно девичий — филологический факультет, и тот привлекает внимание юношей! Конечно, не все они будут работать в школах, но есть среди них таких, кто пришел к нам действительно по призванию.

Для справки

У Полтавского педагогического университета славная история, через несколько лет — в 2014-м — он будет праздновать свой столетний юбилей. Среди тех, кто в свое время учился в его аудиториях, немало известных имен — В.Сухомлинский, А.Макаренко, А.Ковинька, Ю.Кондратюк. В Полтавской области, очевидно, нет ни одной школы, где бы не трудились выпускники педуниверситета. Это в столице кажется, будто бы все, что за пределами Киева — неинтересное, провинциальное. Студентам Полтавского педагогического даже завидуют их ровесники из других учебных заведений — здесь, несмотря на все, сумели сохранить десятки коллективов художественной самодеятельности, спортивные кружки и секции : народный хор «Калина» объехал с гастролями всю Европу, спортивные команды обычно привозят с чемпионатов кубки и призы. В университете убеждены, что будущий учитель должен многое знать и уметь сверх программы — лишь тогда он завоюет авторитет и уважение своих учеников.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно