Оптимизация сети вузов: Армагеддона не будет

5 декабря, 2014, 21:09 Распечатать Выпуск №46, 5 декабря-12 декабря

Процесс оптимизации сети высших учебных заведений — не катастрофа, а естественный процесс, хотя и болезненный. Он призван повысить качество высшего образования и остановить его профанацию.

 

 

Ажиотаж, вызванный этим решением, напоминает ожидание конца света, предсказанного индейцами майя. Уровень трагизма, с которым обсуждается это событие, не соответствует реальной ситуации. О том, что у нас чересчур много высших учебных заведений, и нам столько не надо, известно давно. И кто-то должен был начать это неблагодарное дело. Тем самым подтвердив, что готов реально бороться за качество образования.

Судя по всему, Сергей Квит отважился. И заявил об этом буквально накануне своего переназначения, подписав письмо МОН "Об оптимизации сети высших учебных заведений всех форм собственности". Это письмо — не просто теоретические размышления о том, почему необходимо уменьшить количество вузов. В нем есть перечень 53 "счастливцев", которые весной попадут в поле зрения Аккредитационной комиссии. Комиссия решит, насколько деятельность этих учебных заведений соответствует лицензионным требованиям. 

"Вузы поделили на жильцов и нежильцов" — шутят в народе. Но министерство не настаивает на ликвидации. В письме указано, что учебным заведениям предлагают два варианта: подумать о "целесообразности дальнейшего существования" (наложить на себя руки) — или "объединить усилия с другими учебными заведениями" (пойти под крыло мощных вузов).

Кстати, говорить о том, что в список потенциальных жертв борьбы с некачественным образованием попали полноценные сильные вузы, будет преувеличением. Более половины перечня — филиалы или отдельные структурные подразделения частных учебных заведений. 

 

Например, целых 13 филиалов "Европейского университета", четыре филиала "Университета современных знаний" и пять отдельных подразделений и факультетов легендарного "Киевского университета культуры" (КУКа) Поплавского. Последние и так лишены лицензии, в соответствии с решением Аккредитационной комиссии, под которое попал не только вуз-привидение КУК, но и все его подразделения.

Но как бы там ни было, заявление министерства о намерениях восприняли неоднозначно. Есть аргументы "за" и "против". 

Итак, аргументы "за" оптимизацию. Качество украинского образования оставляет желать лучшего. Высшее образование иногда превращается в обычную торговлю дипломами. Чрезмерно раздутая сеть учебных заведений создает трудности в управлении, финансировании (средств и так не хватает), формировании государственного заказа. Наличие в небольшом городке кучи филиалов, дружно штампующих будущих безработных юристов-финансистов-журналистов, вовсе нельзя назвать адекватным реагированием образования на вызовы рынка труда.

Уже традиционно в Глобальном рейтинге конкурентоспособности Украина занимает высокие места по показателю "охват высшим образованием" и значительно ниже — по показателю "качество высшего образования". В отличие от стран-лидеров образования, демонстрирующих высокие показатели качества при более низком охвате высшим образованием или соответствии этих двух показателей. 

В письме Минобразования указано, что по результатам вступительной кампании есть 16 высших учебных заведений государственной формы собственности, в которые поступило менее 200 чел. И 80 — частной формы собственности, куда поступило от 100 чел. до одного абитуриента. У нас есть две государственные академии, где обучаются менее 900 студентов. И 51 вуз частной формы собственности с контингентом менее 200 студентов.

На такие факты у оппонентов идеи оптимизации есть контраргументы: выбирая высшее учебное заведение, абитуриент не всегда ориентируется на качество образования в нем. И в крупных престижных вузах так же не все бывает гладко. Так правильно ли будет отбирать лицензию только потому, что вуз набрал мало студентов? 

Но ведь маленькие вузы — это серьезный риск некачественного образования. Понимая, что проигрывают мощным университетам, они вынуждены принимать на обучение абитуриентов с низким баллом сертификата ВНО — тех, кто не смог поступить в престижные сильные высшие учебные заведения. И заманивать студентов демпинговыми ценами, предлагая "качественное образование за небольшие деньги". Небольшие деньги — это небольшие ресурсы, а значит и невозможность создать надлежащую материальную базу и пригласить профессиональных преподавателей.

Инна Совсун, первый заместитель министра образования и науки, подчеркивает: "В соответствии с новым законом о высшем образовании, большое значение в оценке работы университета имеет не только организация учебного процесса, но и научная составляющая. Поэтому необходимо внимательно относиться к функционированию университетов, чтобы не допустить профанации высшего образования. Вместе с тем определение соответствия деятельности всех университетов требованиям законодательства должно проходить в рамках законодательно определенных процедур".

Как бы там ни было, небольшие высшие учебные заведения в провинции уничтожать нельзя, считают оппоненты идеи МОН. Поскольку они являются важными элементами социальной инфраструктуры. Это то же, что "нет школы — нет села". 

Но ведь это не означает, что едва ли не в каждом селе следует открыть филиал университета, ибо иначе оно не выживет? Социальные проблемы государство должно решать иным образом, не за счет качества высшего образования. 

Тарас Фиников, президент Международного фонда исследований образовательной политики: "Во многих городах сегодня стоит вопрос, кто играет роль градообразующего фактора. Когда-то это были промышленные предприятия, а сегодня в этой роли могут появляться и очень неожиданные игроки. Например, в моем родном городе Черновцах в такой роли может выступать Черновицкий национальный университет, шире говоря, кластер высшего образования, или ведущий торгово-сервисный комплекс "Калиновский рынок". Выбор граждан в этой альтернативе, позиция местных властей способны запрограммировать дальнейшее развитие города, в определенном смысле исторического региона".

Кстати, закрытие вузов, указанных в министерском списке, не приведет к коллапсу социальной инфраструктуры городов, в которых они размещаются. Большинство из них функционируют в областных центрах (Черкассы, Кировоград, Житомир, Одесса, Харьков), где есть и другие учебные заведения. Разве что Жмеринский филиал Университета современных знаний является единственным университетом Жмеринки.

Животрепещущий вопрос — а что будет со студентами и преподавателями тех вузов, которые не согласятся объединиться с другими вузами и потеряют лицензию? Несмотря на все сочувствие и уважение — они понимали, на что шли, сотрудничая с вузом, дающим некачественное образование. Возможно, эту проблему должны были бы взять на себя те университеты, чьи филиалы закрываются. Иначе студентам закрытых вузов придется, наверное, искать себе другое место учебы.

Однако у вузов из "списка пятидесяти трех" до весны время есть. Время тщательно взвесить все "за" и "против", проанализировать свои ресурсы и возможности и выбрать один из двух вариантов выхода из ситуации. 

И уже сегодня понятно — Армагеддона не будет. Процесс оптимизации сети высших учебных заведений — не катастрофа, а естественный процесс, хотя и болезненный. Он призван повысить качество высшего образования и остановить его профанацию. 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 9
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно