МОНстры черной трансплантации

23 декабря, 2011, 14:27 Распечатать Выпуск №47, 23 декабря-29 декабря

Чем грозит трансплантация медицинских университетов в лоно Минобразования?

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Министерство здравоохранения Украины обворовали. Цинично, средь бела дня. Не слышали? Ничего удивительного. Это произошло так быстро, что никто даже не успел крикнуть: «На помощь! Держите воров!» А может, не захотел: кому нужны лишние процедуры с применением кружки Эсмарха?!

16 ноября 2011 года Кабинет министров Украины издал распоряжение «Некоторые вопросы управления высшими учебными заведениями». Под нейт­ральным названием спрятали взрывное содержание: «Принять предложение Министерства образования и науки, молодежи и спорта по передаче до 1 января 2012 г. высших учебных заведений I—IV уровня аккредитации, учебно-методических и научно-методических учреждений согласно приложениям 1—3 в сферу управления Минис­терства».

А дальше на десяти страницах — список колледжей, техникумов и университетов (см. здесь), которые правительство передало Минобразования. Пред­ложение, от которого невозможно отказаться, сделали нескольким министерствам: агропромполитики, труда и социальной политики, инфраструктуры, финансов и даже энергоугольпрома. Самые большие потери понесло Министерство здравоохранения: у него отняли все высшие учебные заведения — академии и университеты, независимо от того, имеют они статус нацио­нального или нет, тогда как другие ведомства откупились преимущественно техникумами и колледжами.

Ошарашенные «доноры» схватились за телефоны, атаковали официальный сайт, однако в течение нескольких дней получить достоверную информацию не смогли. Надеялись, что премьер отзовет «сырое» распоряжение. Иллюзии развеялись через десять дней, когда документ наконец-то появился на официальном сайте. Оптимисты ожидали, что уже на следующий день большая университетская громада забурлит — ректоры произнесут свои заявления, научно-педагогические коллективы подготовят обращение к гаранту Конс­титуции и парламенту, студенты выйдут на акции протеста. Побе­дили пессимисты — никто даже не пикнул в медицинских университетах и академиях, профильное министерство — тоже ни звука.

Министр образования Д.Та­бачник не встретился с ректорами медицинских университетов, которые в скором времени станут его подчиненными, — возможно, боялся острых вопросов, а может, решил, что не царское это дело, поэтому и поручил его заместителю. Целых полмесяца понадобилось для организации рабочей встречи в МОН, на которую прибыли ректоры медицинских вузов и директора департаментов обоих министерств. Первый заместитель министра образования и науки, молодежи и спорта Е.Сулима сразу же ус­покоил присутствующих, что контракты с ректорами расторгать не планируют. Похоже, это больше всего беспокоило профессоров и академиков, ответ их удовлетворил, поэтому лишних вопросов не задавали. Первый заместитель министра сразу же дал первое поручение ректорам медицинских вузов — провести встречи с преподавателями, студенческим активом, профсоюзами и проинформировать… нет, не о большом переселении и реорганизации, а о встрече в минис­терстве. Ответы на вопросы, беспокоящие медицинскую среду, не готовы, но все должны знать, что МОН «не намерен нарушать нормативно-правовые акты, действующие на территории Украины, поэтому передача высших учебных заведений медицинского профиля в сферу управления Минобразования будет осуществ­лена в соответствии со всеми нормами, существующими в государстве».

В таких случаях говорят — ловлю на слове. Однако присутствовавшая на встрече первый заместитель министра здравоохранения Р.Моисеенко не воспользовалась моментом. Очевид­но, передачу медицинских вузов считает вполне законной и актуальной. Наши источники в Мин­здраве уверяют, что она даже слышать не хочет о проблемах, возникших после распоряжения правительства, — словно передача вузов будет осуществляться лет через пять, а не с первого января. В МЗ повторяют мантры об успешном реформировании отрасли, едва ли не каждый день Р.Моисеенко выступает на пресс-конференциях и на телевидении. Но беспокоит ее вовсе не судьба университетов, которые в скором времени останутся без клинических баз, не знают, куда и как будут направлять интернов, каким будет госзаказ и т.д. Оказывается, самой большой проблемой для нас является корь, которой заболели триста-четыреста человек. По прогнозу Р.Моисеенко, к концу года это количество может увеличиться до 500, — статистику заболевания дают как фронтовые сводки, такую же артподготовку мы наблюдали, когда была объявлена пандемия свиного гриппа. Сценарий тот же — пугают осложнениями, рекомендуют всем поголовно делать прививки. А заодно просят 130 млн. грн. из резервного фонда на закупку вакцины. Ход простой, но эффективный. О кори пишут, снимают телесюжеты, параллельно сообщают о наступлении трех вирусов гриппа и снова же советуют вакцинацию. Все это делается демонстративно, чтобы убедить, что министерство следит за нашим здоровьем днем и ночью — когда уж тут думать об университетах?! Беспокоит чиновников только одно: злополучное распоряжение предусмат­ривает «сокращение граничного количества работников аппарата центральных органов исполнительной власти, из сферы управления которых переданы указанные заведения и учреждения».

Выживет ли Министерство здравоохранения после бесконечных ампутаций, которые проводятся без диагностики и консультаций со специалистами? Режут по живому, не думая о том, сохранятся ли основные функции или же наступит полный паралич системы здраво­охранения: санэпидемслужбу планируют сократить вдвое, закупку вакцин и лекарств частично передали МЧС, значительную часть полномочий, согласно закону, МЗ передает на мес­та, и напоследок — медуниверситеты трансплантируют в лоно Мин­образования, потому что так хочется его руководителю. Еще несколько таких операций, и статья 49 Консти­ту­ции Ук­раины о бесплатной медпомощи атрофируется, исчезнет как
атавизм эпохи гуманизма.

Если организм живой, то обяза­тельно реагирует на посторонние вмешательства, — это закон природы. Для чиновников — законы не писаны. Поэтому и принимают важные решения без общественного обсуждения, без плана действий и разъяснительной работы. Как отреагировали в медицинской среде на грубое хирургическое вмешательство?

В кулуарах говорят, якобы министр здравоохранения А.Ани­щенко жаловался, что мнение медиков проигнорировали. Однако официальных комментариев от руководителя медицинского ведомства так и не дождались.

Как стало известно ZN.UA, за истекший после распоряжения пра­вительства месяц ни один университет не подал голоса. В МЗ утверждают: ректоры, хотя и возмущены, однако сидят тихо, словно мышь за веником, опасаясь, что новое ведомство в любую минуту пересмотрит их конт­ракты.

Первыми ударили в набат интерны — в некоторых клиниках им сказали, что в новом году из «чужих» университетов брать не будут. По крайней мере, бесплатно. В защиту будущих врачей выступил профсоюз медиков Киева, обратившись к премьер-министру Украины. «Сис­тема медицинского образования и медицинской практики неразрывно связаны, — подчеркнула Ла­ри­са Канаровская, председатель совета профсоюза медиков. — Сейчас подавляющее большинство кафедр университета располагаются на базе государственных и коммунальных учреждений здравоохранения. Эту взаимосвязь обеспечивает Мин­здрав, поскольку и университет, и учреждения здраво­охранения подчинены именно ему. Лечеб­ные учреждения планируют превратить в коммуналь­ные предприятия, что в условиях хронического недофинансирования приведет к пересмотру условий сотрудничества с вузами: им выставят счета за аренду помещений, за обучение студентов и т.д. По предварительным подсчетам, это приведет к увеличению государственных расходов на нужды медицинского образования минимум втрое. К тому же университетские клиники, созданные при многих
вузах, не могут быть переданы в МОН, поскольку это минис­терство является непрофильным и некомпетентным в управлении данными учреждениями».

В 2006 году тогдашний министр образования С.Николаенко выступил с инициативой собрать все учебные заведения под одной крышей — к этому побуждало активное внедрение принципов болонской системы. Однако медицинских университетов министр не трогал, понимая, что традиционную систему сломать легко, а выстроить новую неизвестно удастся ли.

Чем грозит трансплантация медицинских университетов в лоно Минобразования?

Во-первых, это разрушит традиционную систему подготовки врачей. Первые семестры обучения студенты получают теоретические знания в аудиториях. На протяжении следующих трех лет они должны 70—80% времени проводить на клинических базах, чтобы «погрузиться» в практическую медицину, как филологи — в языковую среду. Интерны и клинические ординаторы после государственных экзаменов еще два-три года доучиваются в больницах, приобретая соответствующую квалификацию и опыт. Клинические школы и базы — это основа учебного процесса в русле профессиональной подготовки будущего врача.

При подготовке аргументов для С.Николаенко, медики подсчитали, что для полноценного учебного процесса только киевскому медуниверситету необходимо 12—15 больниц на 500—1000 коек каждая. Такую базу бюджетное учебное заведение ни создать, ни содержать не может. Единственный выход — аренда. Столичные студенты-медики учатся почти на 120 клинических базах. Даже примерные подсчеты показали, что арендная плата может достигнуть 8—10 миллионов гривен. Это по ценам 2006 года. Какую сумму могут выставить столичные больницы за аренду в 2012 году — одному Богу известно. Какой смысл главному врачу отдавать площади даром, если в очереди на квадратные метры стоят аптеки, частные лаборатории и диагностические центры? Одно дело — когда за университетом стоит МЗ, и совсем другое — когда на документах шапка Мин­образо­вания.

А что будет после создания госпитальных округов? Пере­краи­вание медицинского пространства приведет к закрытию некоторых больниц и отделений, что коснется и тех, на которых базируются кафедры. Пригласят ли к себе профессоров со студентами новые хозяева — неизвестно. Свежий пример: после капремонта открывается инфекционное отделение киевской клинической больницы, где раньше базировалась кафедра инфекционных болезней НМУ. Вернется ли она в старые стены? Неизвестно. Больница отказывается заключать договор о сотрудничестве.

Во-вторых, будет нарушена система госзаказа и распределения, которая и без того несовершенна.

Министр здравоохранения летом утверждал, что не хватает 50 тыс. врачей, а недавно снизил указанную цифру до 47 тысяч. Это свидетельствует об отсутствии системного подхода к подготовке кадров, — никто не может сказать, какие именно специалисты и в каком количестве будут нужны в здравоохранении через год, пять или десять лет. Кстати, это же касается и экономистов, инженеров, менеджеров и т.д. Станет ли больше порядка в кадровой сфере, если не только МЗ, а несколько ведомств одновременно передадут свои учебные заведения в Минобразо­ва­ния? Это почти сотня колледжей и техникумов, академий и университетов.
В МОН со своими не в состоянии разобраться — 46 тыс. выпускников вузов, по данным аудита, пополнили армию безработных в последнее время.

В-третьих, грядет большой передел имущества. Уже сейчас очевидно, что потери будут колоссальными. Достаточно вспом­нить, сколько медучреждений было незаконно продано в Киеве во время реформирования районов, — немногие знают, что на месте роскошного бизнес-центра на Бессарабке когда-то была городская больница. Кому достанутся, пусть и небольшие, но по-совре­мен­ному оборудованные университетские клиники и цент­ры? По мнению специалис­тов, в ходе передачи их просто приватизируют.

Киевский НМУ не первый год отбивает атаки тех, кому приглянулся лагерь отдыха, размещенный в престижной Конче-Заспе на берегу речки Козинки. Кроме того, университет имеет большие учебные корпуса, несколько общежитий — одно из которых на Владимирской горке, стоматологическую клинику, санаторий-профилакторий. И много гектаров дорогой столичной земли под ними. Ни для кого не секрет, что большинство бюджетных учреждений так и не оформили государственные акты на землю, а это значительно упрощает процесс «передачи» земли в другие руки.

Не только столичный, но и другие медицинские университеты располагают солидными базами. Например, Львовский национальный медицинский университет им. Д.Галицкого объединяет семь факультетов, медицинский колледж, 78 кафедр, 48 из которых — клинические. В его распоряжении 14 учебных корпусов, стоматологический центр, лаборатории, учебно-производственная аптека, научная и студенческая библиотеки, санаторий-профилакторий, спортивно-оздоровительный лагерь «Ме­дик», восемь общежитий и ботанический сад. С богатым приданым придут медицинские университеты в Минобразо­вания. Как и между кем поделят его в ходе передачи? Будет ли Минобразования заниматься теми объектами, которые не относятся к аудиторному фонду? Скажем, у Одесского национального медуниверситета целых три музея — анатомический, патанатомический и истории медицины. Студенты получают знания и практические навыки на десятках клинических баз, размещенных в больницах и родильных домах. Хватит ли на все это средств в бюджете МОН МС?!

В-четвертых, это первый шаг к резкому сокращению высших учебных заведений. Эксперты подчеркивают: Минобразования давно собирается оставить в небольших областных центрах по одному университету, а остальные просто закрыть. В МОН убеждены, что в Украине слишком много людей получают высшее образование, пора положить этому конец. Мимо внимания экспертов не проскочил тот факт, что многие ведомства отказались делиться своими университетами с МОН МС. В защиту своих вузов выступили Министерство юстиции, МинАПК, министр культуры недавно этим хвастался на итоговой коллегии. И только Министерство здравоохранения притворилось немым.

В-пятых, распоряжение, по мнению юристов, приведет к грубому нарушению действующего законодательства. Они подчеркивают, что статус «национальный», который имеют несколько медицинских университетов, предоставлялся согласно указу президента Украины. В свое время учебные заведения боролись за этот статус, потому что он свидетельствовал о высоком уровне подготовки кадров, предоставлял определенные льготы, а также служил охранной грамотой: закон запрещал органам исполнительной власти передавать «закрепленное за национальными заведениями (учреждениями) Украины имущество, находящееся в государственной собственности, каким-либо органам, предприятиям, учреждениям, организациям» (указ президента №304/96 от 29.04.96 и указ президента №70/99 от 27.01.99). Знают ли об этом в Минобразова­ния? Должны. Ведь положение о национальном учреждении подписал Д.Табачник. В то время — 16.06.1995 г. — глава администрации президента Украины.

Свое несогласие с действиями правительства выразили общественные организации, в частности Всеукраинское врачебное общество, которое возглавляет Олег Мусий:

— Все вопросы относительно положения о МЗ Украины находятся в сфере компетенции президента Украины. Кабмин не может превышать свои полномочия, исключая из положения о МЗ Украины те или иные функции. В этом документе четко прописано, что додипломная подготовка врачей входит в компетенцию Минздрава. В Конституции Украины записано, что единственным государственным органом, ответственным за здравоохранение в Украине, является Министерство здравоохранения, в функции которого входит подготовка специалистов для практической медицины. Пере­да­ча главных функций другому министерству является нарушением действующего законодательства.

В попытке узурпировать высшие медицинские учебные заведения можно заподозрить корыстные мотивы министра Д.Та­бач­ника. Предполагается, что он не только посягает на здания, имущество и землю этих учреждений, но и руководствуется меркантильными интересами: речь идет о средствах, которые платят за обучение студенты-контрактники.

Распоряжение правительства разрушит систему подготовки медицинских кадров, сделает невозможным развитие университетских клиник, сведет на нет
все задекларированные инициативы по реформированию медицинской отрасли и ее приближению к европейским стандартам. Все это приведет к потере контроля со стороны Минздрава — ос­новного работодателя в сфере здравоохранения —уровня про­фессио­­нальной подготовки, пере­­­­­­под­готовки и повышения квалификации медицинских и фармацевтических работников. В ме­дицинском образовании невозможно ввести болонскую двух­уров­невую систему подготовки сту­дентов бакалавр–магистр, которая практикуется в Мин­обра­зования. Врача необходимо готовить шесть лет беспрерывно(!), согласно действующим стандартам Все­мирной федерации медицинского образования (Копен­гаген, 2004).

Рисков столько, что трудно все перечислить, многие из них затрагивают интересы будущих медиков. Странное дело — во многих городах студенты выходили на акции протеста, чтобы защитить своих ректоров, — вспомните хотя бы последние события в НТУУ «КПИ», — но молчат, когда дело дошло до них самих. Почему? Как сообщили наши источники, студентам строго запрещено — под страхом отчисления — не то что выходить на акции протеста, а даже обсуждать эти вопросы вслух.

Собственно, медики никогда не были социально активной силой: консерватизм профессии наложил свой отпечаток. Проком­мен­тировать ситуацию согласился профессор Одесского медуниверситета, который хотя и чувствует себя независимым, однако просил не называть фамилии, чтобы не накликать гнев начальства на головы коллег. В свое время он красиво ушел с должности заведующего кафедры: как только закончился контракт, остался работать профессором-консультантом.

— То, что происходит, — авантюра, не имеющая отношения ни к образованию, ни к медицине. Вы читали в программе реформирования медицины хоть строчку о том, что медицинское образование изымут из системы здравоохранения?! И передадут ее в другое ведомство? В МЗ, как бы его ни критиковали, все же действует институт главных специалистов. Это опытные профессора, предоставляющие методическую и консультативную помощь в больницах и родильных домах. Что подумают люди, когда услышат, что комиссию, приехавшую разбираться в сложной ситуации, возглавляет главный внештатный проктолог из Минис­терства образования, науки, молодежи и спорта? Что делать профессору кафедры, когда в клинике запланирована операция, а его вызывают на совещание по линии МОН МС? Все знают, как сложно ужиться двум львам на одной территории, — у завотделения всегда есть скрытые или даже открытые конфликты с завкафедрой. Как только появится формальное основание — изменится ведомственное подчинение университета, главврачи найдут причины, чтобы избавиться от кафедры. Или же выставят такие цены за аренду, которые МОН не осилит. Студенты не будут видеть больных, их вытеснят из операционных, практичес­кое обучение станет дистанцион­ным. Авторов таких скоропалительных реформ в Одессе называют «первопроходимцами»,
потому что кардинальные решения нужно принимать после про­ведения расчетов и утверждения поэтапных программ, пос­ле консультаций и общественного обсуждения. В связи с ситуацией мне вспомнился одесский анекдот. Семья переехала в Израиль. Через некоторое время умер дедушка, надо дать телеграмму родственникам в Одессу, а денег жаль. Текст сокращали, пока не осталось всего два слова: «Сеня — все!» Вскоре пришел ответ: «Ой!»

Я очень боюсь, что после передачи медицинских учебных заведений Министерству образования, нам скажут: «Ой!». Но изменить уже ничего не удастся.

Удивляет: почему распоряжение принималось столь таинственно и поспешно? Злые языки утверждают, что вся эта реформа затеяна с одной целью — сконцентрировать в одних руках финансовые потоки и голоса электората накануне выборов. Говорят, премьер-министр уверен: даже в такой сложной ситуации МОН МС достойно справится с задачей. Тем более что Д.Табачник уже имеет опыт подготовки не только врачей, но и профессоров медицины. Как известно, министр Д.Табачник собственноручно подписал аттес­тат о присвоении звания профессора кафедры нейрохирургии И.Слюсарчуку — человеку, у которого вообще не было медицинского образования.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно