«Главное, чтобы костюмчик сидел...»

9 марта, 2012, 14:56 Распечатать Выпуск №9, 9 марта-16 марта

Особую остроту в процессе обсуждения законопроекта о высшем образовании приобрели дискуссии о введении внутренних экзаменов в качестве дополнения к ВНО.

© Василия Артюшенко

Особенностью вступительной кампании-2012 являются предваряющие ее оживленные дискуссии на тему проекта закона о высшем образовании, в котором, в частности, нормируются условия приема в высшие учебные заведения. Правительственный законопроект, принятый октябрьским съездом работников образования, вызвал неоднозначную реакцию в обществе. В Верховной Раде одновременно с ним были зарегистрированы сразу два альтернативных документа: Л.Оробец—А.Яценюка и Ю.Мирошниченко. А доработать компромиссный вариант закона, учтя все пожелания, поручили рабочей группе под руководством ректора НТУУ «КПИ» Михаила Згуровского, в которую вошли преподаватели и ректоры вузов, студенты и представители общественных организаций.

По мнению экспертов, новый законопроект не повлияет на ход вступительной кампании-2012, даже если будет принят до ее начала. Но стопроцентной уверенности в этом нет. Все помнят, как несколько лет назад неожиданно, почти перед самым стартом, абитуриентов поставили перед фактом, что вместе с баллами независимого оценивания будет учитываться средний балл аттестата. Так что знать и понимать, какими именно идеями проникаются те, от кого зависит судьба вступительной кампании, очень важно. 

Конечно, эпицентром дискуссий о справедливости и эффективности отбора студентов в вузы является внешнее независимое оценивание. После продолжительного эксперимента в полном объеме оно было введено в 2008 году в соответствии с рекомендациями Всемирного банка. До 2009 года ВНО выполняло также функции выпускных экзаменов. 

Из-за традиционной для нашей страны нехватки средств тестирование было оторвано от школы и стало только инструментом отбора студентов для вузов и обеспечения равного доступа к образованию. Но равный доступ к образованию со временем свелся только к борьбе с коррупцией. Вместо эффективного рычага реформирования отрасли, которая консолидирует общество, полезная европейская реформа стала яблоком раздора и проявлением недоверия всех ко всем: вузов — к школам, школ — к вузам, общества — и к тем, и к другим. Спросите у кого бы то ни было — от наивного выпускника школы до доцента университета, какова цель ВНО. И услышите: борьба с коррупцией. 

Впрочем, антикоррупционная окраска тестирования характерна только для постсоветских стран. В цивилизованных государствах об этом даже речи нет.

Кроме этого, предполагалось, что тестирование будет полезно не только вузам (поможет им найти своего, лучшего студента), но и станет влиять на школу, поскольку Центр оценивания качества образования будет не просто организатором процедуры тестирования, но и осуществлять мониторинг качества знаний выпускников и учеников школ. 

Лилия Гриневич, первый руководитель УЦОКО, координатор направления «Общество знаний» «Фронту змін» замечает: «В начале создания Центра в рамках проекта Всемирного банка «Равный доступ к качественному образованию» планировалось принять участие в наиболее авторитетном международном сравнительном исследовании PISA, проводить национальные мониторинговые исследования качества образования, развивать внешнее оценивание на разных этапах обучения. Потом эти планы свернули, и функция оценивания качества Центром так и не была реализована. Прежде всего потому, что у власти нет политической воли и желания обнародовать реальную ситуацию с качеством образования в стране.

Анализ постановления Кабинета министров №1283 от 14.12.2011 г. «Об утверждении Порядка проведения мониторинга качества образования», подготовленного МОНМС, свидетельствует или о непонимании задач оценивания качества образования, или о нежелании обеспечивать его в государстве на надлежащем уровне. Тем временем организационное обеспечение мониторинга возлагается на Институт инновационных технологий и содержания образования, в то время как в стороне от этой работы оказывается Украинский центр оценивания качества образования, на который задачи мониторинга были возложены принятыми ранее нормативно-правовыми документами и который имеет необходимое технологическое и кадровое обеспечение». 

Тестирование в мире используется как инструмент непредубежденного оценивания и отбора, и вступительные экзамены не являются ему адекватной альтернативой. Но внешнее оценивание надо совершенствовать, как это постоянно делают в ведущих образовательных системах. Однако в течение последних лет вместо того, чтобы развивать и улучшать тестирование, у нас происходит размывание его результатов.

Прежде всего, из-за недостатка средств, из тестов по многим предметам изъяли открытую часть, оставив только задания, связанные с выбором правильного ответа. Что не могло не ухудшить их качества. «Такие решения с политической подоплекой приводят к критике ВНО и искажают его значение», — считает Лилия Гриневич. 

И хотя исследования доказывают, что в первые годы введения тестирования коэффициент корреляции между баллами ВНО и результатами первой сессии довольно высокий, сегодня ситуация изменилась. Университеты, которые заботятся о поиске своего студента, на тестирование полагаться не могут. Богдан Рублев, профессор факультета кибернетики университета им. Т.Шевченко: «Я не против тестирования. Даже в таком виде оно удовлетворяет 90—95% вузов, а следовательно, пусть будет, и пусть избавляется от недостатков. Место моей работы принадлежит к тем 5%, где его недостаточно. Надо еще что-то. Пусть не экзамен, но что-то! За счет левых схем уровень наших студентов деградирует в геометрической прогрессии. Учить некого!!! За державу обидно!».

Поэтому особую остроту в процессе обсуждения законопроекта о высшем образовании приобрели дискуссии о введении внутренних экзаменов в качестве дополнения к ВНО. Владимир Ковтунец, эксперт USETI и участник группы Згуровского, замечает, что на заседаниях группы этот вопрос был предметом не дискуссий, а войны. За вузовские экзамены выступали ректоры вузов, а студенты и представители общественных организаций были категорически против. Мы понимаем, почему: знаменитый коррупционный аспект, который никто не снимал с повестки дня, на почве вступительных экзаменов расцветет буйным цветом. 

В окончательном варианте проекта предложен компромиссный вариант: введение весового коэффициента для баллов ВНО. Таким образом вузы смогут сами для себя определять, какой предмет важнее при поступлении на тот или иной факультет, и поднимать его вес, умножив на высший, по сравнению с непрофильными предметами, коэффициент. Тогда, например, победитель всеукраинской олимпиады по математике, который знает язык на очень посредственном уровне, поступая на факультет физико-математического профиля, будет иметь шансы не хуже, чем крепкий середнячок с одинаково средними баллами по языку и математике. 

Но, зная изобретательность отечественных чиновников и некоторых абитуриентов, можно предвидеть, что и в такой полезной идее (кстати, популярной в других странах) найдутся лазейки для нечестного поступления. Поскольку коэффициент — внутреннее дело вуза, есть большие опасения относительно прозрачности его применения. Надо быть уверенными в том, что один и тот же весовой коэффициент будет применяться ко всем поступающим. Есть опасения и по поводу судьбы так называемых непрофильных предметов, баллы по которым могут начисляться по неоправданно низким коэффициентам. Хотя законопроект предлагает предел не ниже 20% от общей суммы баллов. Хорошо, если бы это замечание не потерялось во время обсуждений проекта.

Впрочем, есть определенные сомнения, что весовой коэффициент станет спасательным кругом для вузов в поисках хорошего студента. Поскольку качество тестов ВНО, лишенных открытых заданий, снизилось, умножение их результатов на какой-либо коэффициент картины не изменит. По мнению Игора Ликарчука, экс-руководителя УЦОКО, а сейчас директора Центра тестовых технологий и мониторинга качества образования, альтернативой весовому коэффициенту могли бы стать разноуровневые тесты по одному и тому же предмету. Например, тест по украинскому языку должен иметь два варианта: для тех, кто поступает на филологические специальности, и для поступающих на «мехмат». Тогда можно будет говорить о действительно качественном отборе абитуриентов. 

Профессор Рублев предлагает другой выход: «Уровень ВНО должен быть очень сложным, чтобы 200 баллов по математике означали совершенное ее знание, на уровне призера всеукраинской олимпиады. Чтобы оценка 175 означала, что абитуриент в математике разбирается довольно хорошо. Оценка 150 — математика ему «не чужая». 100 — это не его предмет». 

В новом законопроекте предложено также применить весовые коэффициенты к среднему баллу аттестата, который, вопреки протестам студенчества, решено было также учитывать. В соответствии с действующими правилами поступления, сегодня балл аттестата составляет 25% от общего балла поступающего. В новом варианте предлагается уменьшить его вес до 10%. Владимир Ковтунец считает, что этой возможностью захотят воспользоваться не все вузы. Те, к кому и так идут самые лучшие абитуриенты с хорошими аттестатами, могут установить коэффициент для среднего балла аттестата на уровне 0 или 0,01.

Конечно, по сравнению с действующими правилами, предложение группы Згуровского прогрессивное. Но вопрос учета среднего балла аттестата всегда был предметом споров в обществе. С одной стороны, такой подход будто бы повышает значение школьного обучения и позволяет школе принять участие во вступительной кампании. А с другой — всем известно, как легко договориться о хороших оценках в школе. 

И исследования Института образовательной политики на основе данных информационной системы «Конкурс» подтверждают это. Проанализировав взаимосвязь между баллами ВНО и средним баллом аттестата, эксперты пришли к выводу: чем больше расхождение между баллами ВНО и нарисованным в школе средним баллом аттестата, тем меньше коэффициент корреляции результатов ВНО с первой сессией. Такой вывод справедлив и для медалистов: корреляция их балла аттестата и баллов ВНО ниже средней. Так будет ли справедливо в этой ситуации учитывать необъективный показатель, пусть даже и в меньшем объеме, чем всегда?

Игорь Ликарчук подчеркивает, что баллы ВНО и балл аттестата нельзя подытоживать в один показатель, поскольку природа их разная. Школьные оценки — критериальные по сути. Они показывают, насколько знание и умение ученика соответствуют критериям, а баллы тестирования — рейтингу. Они демонстрируют уровень знаний абитуриента на фоне других. Поэтому «винегрет» из двух показателей не будет информативным. 

Кроме этого, балл аттестата не всегда дает возможность говорить об уровне знаний ученика. Ведь двенадцатка по физкультуре и пятерка по математике весят больше, чем семь баллов по математике и семь — по языку.

Приверженцы среднего балла аттестата, отстаивая свою позицию, ссылаются на мировой опыт. Дескать, в некоторых странах поступление в вузы происходит на основании аттестатов. Но при этом деликатно замалчивают, что функцию выпускных школьных экзаменов в этих странах большей частью выполняет независимое тестирование. Кроме этого, «подтягивание» школьных оценок там не практикуют.

Что же касается других «примесей» к независимому оцениванию во вступительной кампании, то здесь никаких сюрпризов от законопроекта группы Згуровского не ожидается. Остаются дополнительные баллы за олимпиады, за подготовительные курсы при поступлении на естественно-математические специальности, творческие конкурсы для определенного перечня специальностей. Но, чтобы успокоить оппонентов этих новаций, вводятся ограничения: дополнительные баллы в каждом из этих случаев должны составлять не более 5% от общей суммы баллов, а за творческий конкурс — не более 30%.

Впрочем, данные Института образовательной политики свидетельствуют, что победители олимпиад (кроме первого-второго мест всеукраинских олимпиад) показали низкий уровень корреляции между средним баллом аттестата и результатами ВНО. То есть во время тестирования эти ученики не продемонстрировали соответственно высокого уровня знаний. 

Такая же (если еще не более печальная) ситуация с победителями конкурсов исследовательских работ Малой академии наук, которые имели право на дополнительные баллы во время зачисления. На фоне высоких баллов аттестата их баллы сертификатов ВНО имеют чрезвычайно неубедительный вид, потому что уровень корреляции между этими показателями очень низкий. 

Не вселяют веры в объективность и прозрачность и творческие конкурсы. Обсуждая подводные рифы новой вступительной кампании на круглом столе, организованном фондом «Демократические инициативы», координатор общественной сети «ОПОРА» Ольга Айвазовская привела пример: «Мы зафиксировали случаи, когда абитуриент, поступая на журналистику, имея за тест по украинскому языку 150 баллов, за творческий конкурс неожиданно получал невероятно высокий балл — 190 и, таким образом, становился студентом. И наоборот: другой претендент, имея максимум по украинскому языку — 200 баллов, вдруг за творческий конкурс получал 140 и не попадал в вуз».

Неоднозначно отношение и к дополнительным баллам за подготовительные курсы. С одной стороны, это якобы позволяет вузам подготовить своего студента на более или менее достойном уровне, компенсировав недостатки школьного преподавания. С другой — о чем говорилось неоднократно — ставит в неравные условия зажиточного и неимущего абитуриента (поскольку курсы платные), школьника из села и столичного ученика.

А вот ведущие университеты мира, такие как, например, Оксфордский, где конкурсы достигают невероятных величин, в поисках своего студента не занимаются механическим добавлением баллов. Кроме результатов тестов, там требуют от абитуриента составления мотивационного эссе, в котором поступающий объясняет, почему выбрал именно эту профессию. К документам добавляется профориентационный вывод относительно возможности для этого абитуриента работать по выбранной специальности. В Гарварде, кроме указанных документов, абитуриенту предлагают предоставить рекомендательные письма от двух преподавателей. Опыт интересный, однако для нас неприемлемый. Потому что страшно даже представить, сколько возможностей для обходных маневров во время вступления открывает. Лилия Гриневич замечает: «Мы не можем переходить к применению балла вуза, кроме творческих специальностей, пока не переболеем проблемами злоупотреблений во вступительной кампании».

Проект закона о высшем образовании, наработанный группой Згуровского, вызывает неоднозначное отношение. С одной стороны, предложенные нововведения могут стать реальным шагом к автономии вузов и создать возможности для их участия в отборе студентов. По мнению Владимира Ковтунца, это документ революционный. И именно поэтому он не будет принят в ближайшее время, до начала вступительной кампании. 

С другой стороны — проект кажется слишком компромиссным. Таким, который только замедляет процесс выхолащивания идей независимого внешнего тестирования, но не останавливает его. Щели, которые сегодня находят для поступления нечестные чиновники и абитуриенты, благодаря этому законопроекту могут быть официально узаконены. Приходится ли в такой ситуации надеяться на справедливый и честный отбор лучших студентов, на равный доступ к образованию? И можно ли верить в то, что ВНО будет совершенствоваться и развиваться?

Международный эксперт по независимому тестированию, консультант Anglia Assessment Ltd и USETI Альгирдас Забулионис так прокомментировал ситуацию с введением этой европейской реформы в нашей стране: «Вы задумали сшить еврокостюм, но сразу отказались от жилета, далее «в процессе» пропал пиджак, потом из штанов вышли только кальсоны. И все начали говорить: «Как в таком костюме идти на евробал? Лучше уж вернуться к старой ватной телогрейке. Греет хорошо, зачем нам эти «нововведения»?».

Но мы упрямо идем своей дорогой. Как в песне: «главное — чтобы костюмчик сидел!».

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно