"Это мы не проходили...": как учились дети-переселенцы

15 мая, 2015, 00:00 Распечатать

"Дети в школе совсем не говорили. Замыкались полностью. Дома с мамой и папой они общались нормально, а выйдут на улицу — молчат", — рассказывают общественные активисты, изучавшие проблемы, с которыми столкнулись маленькие переселенцы с Востока и Крыма в новых школах и детсадах.

 

Этот учебный год подходит к концу. Он был непривычно тревожным. Непростым. И даже начался не для всех одинаково. 

"Дети в школе совсем не говорили. Замыкались полностью. Дома с мамой и папой они общались нормально, а выйдут на улицу — молчат", — рассказывают общественные активисты, изучавшие проблемы, с которыми столкнулись маленькие переселенцы с Востока и Крыма в новых школах и детсадах. Инициатором мониторинга стал Международный фонд "Відродження". 

 

Итоги оказались приятными и не очень. 

 С чем не было проблем у маленьких учеников и их родителей? С оформлением документов. Минобразования подготовило всю необходимую нормативную базу для восстановления утраченных документов, для зачисления детей из зоны АТО в учебные заведения без каких-либо бюрократических или других препятствий. Почти не возникало проблем с зачислением в детсады и школы. 

Людмила Скворцова, ОО "Крымская правозащитная инициатива": "В Киеве ни один детсад не отказал переселенцам в приеме ребенка. Для нас это было удивлением. В рамках своей инициативы мы мониторили еще Херсонскую и Николаевскую области. Там тенденция по реализации права на дошкольное образование совершенно другая, чем в Киеве. Там детям-переселенцам  иногда отказывали. Из Николаева, например, у нас есть уже четыре обращения. Отвечают отказом не только в приеме в детсад, но и в льготах на питание. Даже не как переселенцам, а как малообеспеченным семьям". Но во многих (не всех) регионах органы местной власти все-таки находили возможность обеспечить бесплатное питание и проезд детей-переселенцев. 

Не было проблем с языком обучения. В школах, где уроки ведут на украинском, учителя с пониманием относились к ситуации и подходили индивидуально к составлению плана обучения ребенку, который перевелся из русскоязычной школы. Отличия политических взглядов не сказались на отношениях переселенцев с местными жителями. Не было жалоб на предвзятое отношение. 

Какие проблемы были? 

Общественные активисты считают, что родители-переселенцы недостаточно проинформированы о своих правах. "Почти 70% опрошенных не знают или же знают лишь на уровне слухов о существовании закона "Об обеспечении прав и свобод внутренне перемещенных лиц", который направлен на их защиту", — говорит Ирина Гайдучик, ОО "Волынский институт поддержки и развития общественных инициатив". Горячая линия Минобразования, призванная помогать родителям из зоны АТО и Крыма, по их мнению, часто либо недоступна, либо не удовлетворяет запрос на информацию. 

С этим не соглашается Юрий Кононенко, директор департамента общего среднего и дошкольного образования МОН. По его словам, горячая телефонная линия Минобразования работает, каждое обращение тщательно отслеживается и отрабатывается. А на сайте ведомства создана специальная Дорожная карта выпускника с подробными объяснениями вопросов поступления. 

Беспокоит волонтеров и отсутствие квалифицированной психологической поддержки детей-переселенцев. У психологов, работающих со школьниками и дошкольниками, зачастую нет навыков работы с детьми, пережившими военный конфликт. "Мы не можем к детям, приехавшим из зоны АТО, относиться как к детям, которые перешли из соседней школы", — отмечает Ирина Гайдучик. 

"Есть организации, предоставляющие психологическую помощь переселенцам. Но бывают  неприятные случаи, — рассказывает Людмила Скворцова. — Один произошел в нашем присутствии. У четырехлетнего ребенка вдруг началась истерика, нервный срыв. Мама звонит в организацию, оказывающую психологическую поддержку. А психолог ей отвечает: "Извините, мой рабочий день закончился, позвоните завтра". Но ведь ребенку плохо сейчас! Такими проблемами должно заниматься государство. На общественные организации, конечно, можно рассчитывать, но не всегда. Здесь срабатывает человеческий фактор". 

Юрий Кононенко настроен более оптимистично. В государстве существует четкая система психологической помощи, считает он. Это Центр психологической поддержки, сотрудничающий с НАПН. Это два института в составе Академии педнаук, сотрудники которых лично выезжают в регионы и проводят тренинги. Это соответствующие службы в районах."Разумеется, вы говорите о конкретных реалиях, увиденных в учебных заведениях среди конкретных людей. Общая проблема в том, что мало специалистов готовилось к работе в таких условиях. Да и психолог психологу рознь. Если человек нормально учился, если он старался овладеть общими принципами психологии, то он и в этой ситуации будет искать информацию. Но есть и другие психологи: провел беседу с ребенком, поставил галочку в журнал — и все. Это же общая система. Здесь необходимо говорить об усовершенствовании. Мы стараемся выполнять работу организованно, но понимаем, о чем вы говорите".

Общественные активисты рассказывают о "положительной дискриминации" детей-переселенцев, когда те вне очереди получают места в переполненных детских садах. Однако предостерегают — это может создать конфликтную ситуацию с местными родителями. Ведь последние вынуждены записываться в такую очередь за несколько лет. И первые признаки недовольства уже ощутимы. Потому органы власти должны срочно искать резервы для увеличения мест в садиках. И это может быть не только открытие новых групп, но и, например, целевое финансирование пребывания детей-переселенцев в частном учебном заведении. 

Хотя, конечно, средства — это проблема. При том, что нагрузка на учебные заведения возросла, дополнительное государственное финансирование не выделяется. 

Ну а материальные проблемы семей с Востока и Крыма, имеющих детей-школьников, учебные заведения стараются решить своими силами. Они проводят благотворительные акции по сбору необходимых вещей. Например, акция "Собери портфель другу". Однако такие инициативы носят фрагментарный характер и проблемы решают только временно.

Татьяна Кириллова, представитель "Общественной инициативы Луганщины", подчеркивает: "Только на общественных организациях далеко не уедешь. Надо копать значительно глубже. Разрабатывать государственную комплексную программу для поддержки переселенцев". 

Людмила Скворцова считает единственным выходом принятие программы, в которой будут прописаны льготы переселенцев и механизм их финансовой защиты. "Например, в Чугуеве есть льгота — переселенцы не платят за питание в детсадах. А в Киеве такой программы нет. В марте, например, в детсадах столицы на 130 грн была повышена плата за питание. Для переселенца на данный момент это огромные деньги, которые просто негде взять. Если бы была программа на национальном уровне, четко регламентирующая, какие льготы положены детям-переселенцам, — ряда проблем можно было бы просто избежать".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно