Есть вопросы Кто замахнулся на Уильяма нашего Шекспира?

20 апреля, 2012, 12:48 Распечатать Выпуск №15, 20 апреля-27 апреля

Проект новой программы по мировой литературе вызвал протесты учителей.

© esportsarena.de

 

Классический вопрос «Быть или не быть?» не будет теперь волновать наших старшеклассников. Потому что «Гамлет», как и многие другие литературные шедевры, будет изъят из новой программы по всемирной литературе, разработанной по инициативе Министерства образования. «Маленький принц» Экзюпери, «Маугли» Киплинга, «Герой нашего времени» Лермонтова, «Айвенго» Скотта безжалостно вычеркнуты из школьных учебников.

На сайте МОНМС новую программу называют новой и качественной. А вот учителя считают, что такая программа категорически неприемлема для внедрения в школе. О чем и сообщают министру образования в своем открытом письме.

Новые подходы к преподаванию литературы взволновали сообщество еще в начале января, когда Министерством образования была утверждена новая концепция литературного образования. Как отмечается в открытом письме Академии наук высшей школы Украины президенту Украины, «по заключениям авторитетных специалистов, отдельные положения Концепции противоречат Конституции Украины, не отвечают мировым стандартам».

Сам процесс утверждения концепции литературного образования вызвал много вопросов, ведь, по словам ученых и отдельных авторов, происходила неоднократная подмена текста.

Однако, несмотря ни на что, стратегия литературного образования утверждена. Следующим этапом развития нашего литературного образования стала разработка проекта программы по всемирной литературе. На скорую руку состряпанный проект вызвал много вопросов у специалистов.

Странным кажется прежде всего то, что на рассмотрение общества вынесена только программа для 5—9 классов. Потому понять, каким будет продолжение, никто не может. Но уже сейчас экспертов настораживает тот факт, что в программу 9-го класса перекочевали многие произведения из курса 10-го и 11-го. И не только произведения, но и сведения по теории и истории литературы. И возвращаться к отдельным из них еще раз — означает нарушать системность и логику в преподавании материала. Поэтому уверенности в том, что наши десятиклассники прочитают, например, Толстого, которому не нашлось места в новой программе, нет. «Мы боимся, что предмет «Всемирная литература» вообще исчезнет из базового уровня старшей школы. Все учителя очень любят преподавать в старшей школе, ведь десятиклассники — это взрослые люди, с которыми можно говорить об очень серьезных вещах», — отмечает учитель литературы Татьяна Стеценко.

Чем же наполнили новую программу ее разработчики? Как следует из объяснительной записки, все предложенные для изучения произведения отвечают возрастным особенностям школьников, несложные для восприятия и небольшие по объему. Последний критерий составители программы особенно подчеркивают. Небольшие по объему произведения являются основной фишкой новой программы. Именно поэтому из нее в девятом классе, например, выпали и «Фауст» Гете, и «Герой нашего времени» Лермонтова, и многие другие шедевры литературы. Возражения учителей, что объем произведения не может стать главным критерием отбора, были отклонены. В официальной газете Минобразования «Освіта України» это объясняется так: «Трудно удержаться от встречного вопроса: а не махнут ли рукой школьники на литературу, если им надо решить задачи по точным наукам, выучить материал по естественным, выполнить упражнения по украинскому и иностранному языку?.. Так не верное ли решение приняли разработчики новой программы, изъяв такие большие по объему произведения из перечня книг?»

Но удивительно, что такой сомнительный принцип срабатывает только в отношении классики. Произведений современных авторов, предложенных программой (при всем уважении к ним), это не касается. Вместо Лермонтова и Вальтера Скотта в современенную программу включили совсем не детские объемные произведения — например, «Алхимик» Коэльо для обязательного чтения и «Вероника решила умереть» — для дополнительного. То есть предполагается, что 14—15-летний ребенок не только поймет философию «Алхимика», но и осмыслит такие, например, строки из «Вероники»: «В свои 24 года, пережив все, что ей было отпущено пережить — а это на самом деле не так уж мало, — Вероника была почти уверена, что со смертью всему приходит конец. Поэтому она выбрала самоубийство — свободу от всего. Вечное забвение». Вот уже добавится работы школьным психологам после уроков литературы! А ради таких страниц подростки махнут рукой и на математику, и на английский: «Еще студентом он прочел любопытный трактат о сексуальных меньшинствах: садизм, мазохизм, гомосексуализм, трансвестизм, вуайеризм, копрография, копролалия — в общем, список был внушительный. Вначале доктор Игорь считал, что это всего лишь отклонения в психике тех, кому не удалось наладить здоровые отношения с партнером. А между тем, набираясь опыта в психиатрии, по мере общения с пациентами он обнаружил, что каждый из них рассказывал что-то индивидуальное». Представляете, какую большую разъяснительную работу с классом будет вынужден провести учитель во время чтения этого текста! Куда там Шекспиру с детским вопросом «Быть или не быть?»

Повесть Приставкина «Ночевала тучка золотая» также ознакомит школьников с далеко не розовыми (чтобы не сказать — жестокими) сторонами жизни депортированных чеченцев: «Сашка не стоял, он висел, нацепленный под мышками на острия забора, а из живота у него выпирал пучок желтой кукурузы с развевающимися на ветру метелками. Один початок его, половинка, был засунут в рот и торчал наружу острым концом, делая выражение лица у Сашки дурашливым и даже глупым».

Авторы программы также считают, что восьмиклассники овладеют произведениями «Три товарища» Ремарка, «Солярис» Лемма, а семиклассники — «Балладой о прокуренном вагоне» Кочеткова.

«Сама идея обновления школьных программ правильная и прогрессивная, — отмечает Ирина Мегедь, учитель-филолог и один из авторов письма к министру. — Но то, как это происходит и какой результат мы получаем, вызывает серьезное беспокойство».

Большим недостатком программы является ее несогласованность с другими предметами, без которых понимание литературных произведений невозможно. Так, «Собачье сердце» Булгакова, а также поэзия Блока, Маяковского, Ахматовой теперь будут изучаться в девятом классе, а вот соответствующую историческую эпоху «проходят» на уроках истории значительно позже.

Абсолютно несогласована новая программа и с программой по украинской литературе, которая завершается в девятом классе изучением творчества Ивана Франко. Неизвестно, например, на что надеялись авторы, когда в разделе «Государственные требования к уровню общеобразовательной подготовки учеников» требовали, чтобы ученик умел определять специфику украинского модернизма и авангардизма на фоне мировой литературы, а также сравнивал национальные течения модернизма и авангардизма.

По официальному сообщению на сайте Минобразования, имеющий такие серьезные недостатки проект программы был поддержан педагогами и учеными при обсуждении в столичном Доме учителя. «Никакого обсуждения не было! — рассказывает Ирина Мегедь. — Большую часть времени, отведенного на обсуждение, нам зачитывали текст объяснительной записки к программе. Мы пытались дискутировать, но в ответ услышали прозрачный намек от методиста одного из управлений образования: «Надо предложить министерству пересмотреть критерии профессиональной аттестации учителей!» На этом обсуждение и закончилось, а учителя решили обратиться с открытым письмом к министру образования, к ректорам высших учебных заведений, к представителям массмедиа. «Это не война с конкретными должностными лицами, — рассказывает учитель Ирина Прядка. — Мы хотели что-то изменить, потому что нас не услышали».

По официальной информации, обсуждение проекта продолжится до конца апреля. Так что, времени остается мало. Теоретически каждый педагог имеет возможность выразить свое мнение не только на официальных мероприятиях, но и в электронном виде. Интересный нюанс: предложения не обнародуются и не обсуждаются открыто, а присылаются на электронный ящик чиновницы Минобразования Екатерины Тараник-Ткачук, возглавляющей процесс подготовки программы по всемирной литературе. Уже поступило свыше трех тысяч предложений. В чем они заключаются? Как будут отфильтровываться? Ответ на это знает только сама Тараник-Ткачук.

В письме на имя министра образования, которое подписали 50 столичных учителей, высказаны не только замечания и предложения относительно содержания новой программы, но и просьба назначить руководителем рабочей группы компетентного специалиста и обеспечить прозрачные общественные слушания.

В ожидании новой программы учителя не намерены сидеть сложа руки. Они обсуждают проект на специально созданной странице «Всемирная литература» в Фейсбуке. И ждут экспертных заключений от ученых.

За это их, конечно, не хвалят. Одна из авторов открытого письма, учитель Екатерина Балина, рассказывает: «В телефонной беседе со мной Екатерина Тараник-Ткачук сказала: «Да кто вы такие, какое вы имеете право обращаться с письмом к ректорам университетов с просьбой предоставить экспертную оценку программе?» Мне кажется, ниже опустить учителя нельзя. Начинается прессинг. И если он будет продолжаться, я обращусь в соответствующие органы».

Педагоги понимают, на какие неприятности нарываются. Ведь возможностей для давления на них у чиновников очень много — от влияния через директора школы и до проблем с аттестацией, от которой зависит зарплата. Но они не сдаются. И это действительно мужественный поступок.

«Поймите, что сейчас решается судьба не отдельной программы, а целого поколения. Родители, задумайтесь: будут ли знать ваши дети тех классиков, которых знаете и любите вы? Можно ли считать путь, на который нас толкают, путем к духовности?» — спрашивают Ирина Мегедь и Ирина Прядко.

Возникает вопрос: а кому нужна принятая второпях, очень несовершенная программа? Д.Табачник неоднократно подчеркивал значение русской литературы для каждого по-настоящему образованного человека. Но то, что сделали с ней, как и с остальной зарубежной классикой, его подчиненные, министра почему-то не беспокоит. Из этого напрашивается несколько выводов. Или в нашем образовании всем все безразлично, или же в этой истории замешаны далекие от какой-либо идеологии интересы. И ради них перо чиновника не побоится замахнуться ни на Толстого, ни на Лермонтова, ни на Шекспира. Новую программу по литературе утверждают в конце учебного года. Значит, разработка, апробация и конкурс новых учебников по ней приходится на лето. И это очень удобно для чиновников, потому что когда учителя вернутся из отпусков и увидят впопыхах состряпанный «подарок», анализировать его качество будет поздно. Как и выяснять, как именно проходил конкурс и кому выгодно срочно печатать учебники.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №6, 16 февраля-22 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно