Эдуард Рубин: "Через десять лет специальность программиста уже не будет отдельной"

23 декабря, 2016, 23:01 Распечатать Выпуск №49, 24 декабря-29 декабря

На прошлой неделе завершился очередной этап самой скандальной избирательной кампании в украинских вузах — выборы ректора Харьковского национального университета радиоэлектроники (ХНУРЭ).  С Эдуардом Рубиным  ZN.UA  удалось пообщаться накануне выборов ректора ХНУРЭ, которые состоялись 15 декабря.

На прошлой неделе завершился очередной этап самой скандальной избирательной кампании в украинских вузах — выборы ректора Харьковского национального университета радиоэлектроники (ХНУРЭ). 

Отчет временно исполняющего обязанности ректора, основателя IT-компании "Телесенс" Эдуарда Рубина о финансовых и научных успехах университета, который за год поднялся со 152-й на 14-ю позицию во внутриукраинском рейтинге Webometrics, а также успешно прошел сертификацию по стандартам ISO9001, оставил равнодушной значительную часть сотрудников.

499 представителей трудового коллектива (или 50,2%) проголосовали за бывшего проректора Валерия Семенца. Тогда как действующий руководитель вуза смог заручиться поддержкой 354 выборщиков.

Через четыре дня после голосования в ХНУРЭ, не дожидаясь завершения работы оргкомитета, выявившего нарушения в ходе избирательного процесса, издается приказ об увольнении Рубина. Примечательно, что приказ подписал заместитель министра — руководитель аппарата МОН Роман Греба, которого самого вскоре должен заменить победитель конкурса на должность госсекретаря министерства Павел Полянский.

Ранее МОН в лице Гребы пыталось вовсе не допустить Рубина к участию в выборах, сославшись на отсутствие у него достаточного научно-педагогического стажа. Свое право претендовать на должность руководителю ХНУРЭ пришлось оспаривать в суде.

Должность ректора одного из крупнейших технических вузов Украины, выпускники которого успешно работают IT-сфере, остается вакантной с 2013 года. Попытки избрания руководителя вуза были безуспешными: в мае 2015-го назначение ректором Семенца, выигравшего выборы, было заблокировано в судебном порядке его конкурентами, а состоявшееся через год голосование не смогло выявить победителя.

В ноябре прошлого года Министерство образования, которое тогда возглавлял Сергей Квит, пошло на беспрецедентный шаг, назначив временно исполняющим обязанности ректора "профильного" бизнесмена Рубина, основателя и председателя совета директоров компании "Телесенс" — одного из крупнейших украинских разработчиков программного обеспечения. 

Новоназначенный руководитель ХНУРЭ оказался не новичком в сфере образования: он более 10 лет преподавал в различных вузах Харькова, а в 2012 году возглавил Компьютерно-технологический колледж при Национальном техническом университете "Харьковский политехнический институт" (НТУ "ХПИ").

Одним из первых шагов Рубина во главе ХНУРЭ стало отстранение от работы, а затем увольнение трех проректоров, которых новый руководитель вуза обвинил в причастности к коррупционным "схемам". Проведенный в марте этого года по инициативе и.о. ректора аудит МОН выявил финансовые нарушения на 22 млн грн, более 300 тыс. из которых могли быть направлены на финансирование терроризма

Судебные тяжбы с уволенными проректорами продолжаются до сих пор. 

В течение года Э. Рубина неоднократно обвиняли "рейдерском захвате" ХНУРЭ. Поводом для претензий становилось членство руководителя вуза в партии "Самопоміч", депутатом областного совета от которой он является.

К подобным заявлениям, а также к результатам голосования Рубин относится философски, признавая, что за год руководства вузом он так и не смог стать "своим" для многих сотрудников. Их, к тому же, мог напугать слишком быстрый темп преобразований, которые проводились руководством университета.

В то же время, Рубин считает незаконным подписанный Гребой приказ об увольнении и намерен его оспорить. Вр. и. о. ректора ХНУРЭ также поделился с ZN.UA планами создания нового IT-вуза.

С Эдуардом Рубиным ZN.UA удалось пообщаться накануне выборов ректора ХНУРЭ, которые состоялись 15 декабря.

— Эдуард Ефимович, что заставило вас, человека состоявшегося и состоятельного, пойти работать в систему образования?

Если спросить, кому все это надо, то, наверное, прежде всего, лично мне. У меня дедушка был математик, заврайоно. Его ученики очень любили, часто навещали даже на пенсии. Наверное, гены проснулись.

В 2002 году я поступил в аспирантуру, преподавал. Когда прочитал свою первую лекцию студентам НТУ "ХПИ", мне понравилось, как ребята отреагировали. Я увидел, что им необходимы те знания, которые есть у меня. Я достаточно много поездил, пожил за границей, есть большой опыт бизнеса. Работая с университетами, много внимания уделял образовательному процессу, был сторонником того, что программист не обязательно должен иметь высшее образование. Ему и среднего технического достаточно.

В 2008—2009 гг. мы начали работать, чтобы сделать из тогда еще станкоинструментального техникума компьютерно-технологический колледж. Пока программу пробили, название поменяли… В 2010 году мне ректор (Леонид Товажнянский, — С. Ж.) говорит: "Хорошо. Мы сделали колледж, но руководит-то им директор-механик, а нам нужен компьютерщик. Давай!"

Через два года году я согласился, на свою голову, возглавить колледж. По тем временам это был хороший техникум, но набор на контракт был небольшой. Спустя четыре года там конкурс составил 10, а после моего ухода — уже 14 человек на место. Здесь очень помог бизнес. За первый год работы получили более 2,5 млн грн инвестиций от различных компаний. Только "Киевстар" предоставил нам на 2 млн оборудования.

— Насколько известно, "Киевстар" сотрудничает с вашей компанией "Телесенс". Работа в техникуме не стала, случайно, инвестицией в ваш бизнес? Студенты и выпускники техникума пополнили ряды ваших работников?

— Нет. Компания у меня сравнительно небольшая, 120 человек. Есть компании с большим штатом, работающие на аутсорс. Мы разрабатываем продукт: биллинговые системы. Наоборот, мои сотрудники помогали, преподавали, читали лекции. Сейчас здесь, в ХНУРЭ, бизнесмены тоже помогают.

— У вас все настолько хорошо складывалось в "политехе", вы даже занимали должность проректора. И вдруг 24 ноября 2015 года пишете заявление на занятие должности и.о. ректора ХНУРЭ, а уже на следующий день министр образования Сергей Квит подписывает соответствующий приказ. Как так получилось?

— Колледж мне было сделать легко. Кейс я этот закрыл, машина заработала, пришли студенты более высокого уровня, контрактники, преподаватели начали получать премии. Все были довольны. Мне уже было скучно этим заниматься.

Поэтому я принял предложение нового ректора ХПИ (Евгений Сокол. — С.Ж.) занять должность проректора по IT. Я согласился. Параллельно мне предлагали возглавить ХНУРЭ, но я отказался. Здесь скандалы какие-то постоянные, зачем оно мне надо?

А в ноябре руководство МОН предложило мне стать временно исполняющим обязанности ректора ХНУРЭ. Я согласился.

— А события, которые этому предшествовали? Ведь состоялись выборы, которые выиграл профессор Семенец, но его соперники, в том числе занимавшая в то время должность и. о. ректора Наталья Лесная, оспорили результат в суде.

— Это было до меня, я к этому не имею никакого отношения. Даже не интересовался. Все подробности узнал потом.

Мне понадобилось пару недель, чтобы разобраться, who is who. Благо, опыт работы в бизнесе у меня большой, и я сразу понял, где меня хотят "закрутить". Мне сразу стали подсовывать документы на подпись, приказы. С таким объемом документации я еще не сталкивался. На каждый "чих" — "служебка". Смотрю, закупка продуктов. Не подписывая, возвращаю — дорого. Яйца — по 3,50 за штуку, в то время как на рынке в розницу они около 2 грн.

Выяснилось, что фирма брата проректора Мурада Омарова (ООО "Хазар", учредителем которой является Шахин Омаров. — С. Ж.) поставляла сюда продукты питания. Понимаю, что здесь происходят махинации в крупном масштабе. Встречаюсь с людьми и объясняю: меня не интересует, что было до меня, но со мной будет вот так. Никаких "откатов-перекатов" мне не нужно.

Но здесь, как в том анекдоте, им важно было "руку не сбить". Тогда я заявил, что провожу аудит.

Отстраняю четырех проректоров от работы. Трое из них (Николай Слипченко, Наталья Лесная, Мурад Омаров. — С. Ж.) возмутились, вызывали комиссии...

Приехала комиссия из департамента внутреннего аудита МОН и провела трехнедельный аудит. Выявили нарушения, составили акт. Министерство подало заявления в Генпрокуратуру, МВД, в СБУ (по финансированию терроризма). После этого я сказал этим людям: "Вы не выполнили свои контракты", — и уволил их.

Были суды по якобы незаконному отстранению их от работы. Мы их выиграли. Сейчас продолжаются суды за якобы незаконное увольнение. У проректора Лесной мы выиграли апелляцию. Иски двух других — на стадии рассмотрения.

— В начале своей каденции вы обещали привлечь кого-то из "Большой четверки" зарубежных аудиторских компаний.

— Мы провели переговоры с Pricewaterhouse. Они должны были провести аудит не с целью выявления нарушений, а чтобы оценить эффективность работы вуза как компании. Чтобы мы потом могли получать гранты, и так далее.

Буквально на днях мы провели сертификацию университета по стандартам ISO9001. Провела ее крупнейшая аудиторская компания TÜV SÜD. Мы стали вторым университетом в Украине, который сертифицирован по стандартам ISO.

— Даже после увольнения ваших противников-проректоров атмосфера в коллективе остается сложной. Какие претензии у коллектива есть к вам, и как вы на это реагируете?

— Все, что мы сделали, опубликовано на сайте. Мы в рейтингах поднялись. У нас сегодня самые высокие зарплаты среди технических вузов Харькова. Премии преподавателям платятся ежемесячно, чего раньше никогда не было. Отопление работает с первого дня, тогда как в других вузах холодно. 

За то, что я, в соответствии с законом "О высшем образовании" положил деньги на депозит, зарегистрировано производство в ЕРДР. Прокуроры и следователи просто смеются над поданным заявлением. На сегодняшний день у нас лежит 35 млн грн на депозите. В прошлом году мы заработали на депозите 4,4 млн. Ежемесячно выплачиваем 35% премии из фонда заработной платы.

27% избирателей (250 голосов), которые за меня проголосовали в мае, — это, на мой взгляд, большое достижение за полгода работы. Один из бывших проректоров, проработавший здесь 40 лет, получил
32 голоса. 

— Вас упрекают в создании невыносимых условий для работы. Называю цифру: 15 профессоров уволились. Кроме того, деньги, которые университет зарабатывает, не идут на улучшение материально-технической базы вуза, не хватает компьютерной техники, оборудования для аудиторий и т.д.

— Пусть сначала назовут имена тех самых уволившихся профессоров. Помню, летом приезжала комиссия и посмотрела: у вас уволились 240 преподавателей. Но ведь во всех вузах у преподавателей есть контракты, они заканчиваются 31 июня. И 1 сентября возобновляются трудовые соглашения. И если вы приехали в июле, то в июле этих людей, естественно, нет. 

Что касается денег. Все что мы запланировали, закупили. 30 ноября открыли мультимедийную аудиторию им. ректора Михаила Бондаренко. Запланировано открытие еще нескольких таких же аудиторий. 

Предлагаю: давайте прекращать покупать компьютерные классы. Сделаем сеть Wi-Fi, и пора переходить к более современным методикам обучения. Есть Google-класс, технологии, позволяющие не тратить деньги на программы и компьютеры. С 1 сентября (2017 года) переходим на дуальную форму обучения. Выиграли грант, разработали программу совместно с немцами. Работаем с предприятиями. 

Из общего бюджета в 220 млн мы заработали 92 млн. С учетом того, что сейчас поднимут "минималку" до 3200 грн, посмотрим, кто как выживет. Мы выживем.

— Некоторые упрекают вас в желании превратить университет в большие IT-курсы, в ущерб фундаментальной науке.

— Как я люблю эти разговоры… Я всегда был сторонником фундаментального образования. И студентам говорю: перед вами не стоит задача выучить Java, вы его на фирме освоите. Фундаментальные знания — в первую очередь.

Доходы от научной деятельности у нас в стране составляют от 5 до 10% в разных вузах. Если эти доходы вообще есть. Сегодня ХНУРЭ получает 5,1 млн от государства за научную работу в рамках госбюджетных тем. И эта сумма уменьшается.

Университет без науки не состоится никогда. Это будут курсы по повышению квалификации. Для того чтобы научить языку программирования, не нужно содержать такую махину и тратить пять лет.

Я даю студентам читать футурологов, чтобы они понимали: через пять-десять лет программист уже не будет профессией, отдельной узкой специальностью. Программистами станут все. Раньше было модно быть юристом, экономистом. А куда их сегодня девать? Они сейчас переучиваются на тестировщиков. Если IQ позволяет. 

Именно поэтому в вузе должны развиваться математика, физика, теория чисел, теория баз данных и т.д., чтобы выпускник мог применять имеющиеся и приобретать новые знания для работы в новых для него сферах.

Разрабатывая приложения для Java, работая над беспилотным автомобилем, к примеру, ты приобретешь знания, которые тебе необходимы и которых на фирме не получишь.

А ученый может работать и развиваться не тогда, когда у него зарплата 3000 грн. Поэтому мы прошли сертификацию ISO, и я хочу, чтобы наши ученые работали на иностранные компании и делали разработки здесь. У нас уже сегодня есть предложение на 1 млн долл. от израильской компании, и на 500 тыс. долл. от американской. 

Когда я в 1998 году приехал с компанией "Телесенс", здесь никто программировать не умел. Максимум, что делали, — базы данных для складов. Разработать биллинговую систему для Deutsche Telekom — это был космос. Ничего, научились.

— Вы, наверное, согласитесь, что наше высшее образование переживает кризис, не соответствует реалиям рынка труда, не поспевает за изменениями, происходящими в мире. Что мешает нашим вузам интенсивно развиваться?

— Давайте начнем с отношения государства к образованию. Я объездил много стран, побывал в 55 государствах. И везде, особенно в последнее время, интересовался, как функционирует образование.

Если взять такие страны как Тунис, Израиль, ОАЭ, Иордания — в 60—70-е годы это все были пустыни. В плане образования — полная катастрофа, там практически ничего не было. Одной их первых целей они поставили создание системы образования. И эти страны выросли.

А то, что происходит у нас с образованием, — оно как бы есть. Но 350 вузов — это очень много. Те, кто деньги не зарабатывает, у кого нет спецфонда, будут закрываться. Кстати, мы подсчитали, что после принятия решения о повышении "минималки" наши расходы вырастут где-то на 40 млн грн. При бюджете в 220 млн.

И начнется тряска. Хорошо это или плохо для страны? Поработав в ХПИ и ХНУРЭ, вузах, которые занимают высокие позиции во внутриукраинских рейтингах, я увидел, какая у них непростая экономическая ситуация. И мне страшно представить, что творится во второй сотне рейтинга. Не говоря уж о третьей.

Когда они закроются — это будет хорошо или плохо? С точки зрения будущего образования, наверное, хорошо. Но куда девать всех этих преподавателей? Рабочих мест не хватает даже для тех, кто уже на рынке труда. А с другой стороны, когда в педвузы поступают выпускники с ЗНО в 120 баллов… Это же те люди, которые завтра будут учить наших детей! Может быть, поэтому резкое "обрезание" просто необходимо.

— Неконкурентоспособные просто не выживут. Это повлечет серьезные негативные социальные последствия. Как с ними справиться?

— В Германии это называется Sozialhilfe (социальная помощь). Дешевле просто платить пособие этим людям, чтобы они не бунтовали и не шли в криминал. Это, конечно, не самый лучший выход, но это неизбежно. Дешевле платить им помощь, чем давать работу, где они портят молодежь, убивают будущее страны.

— Вы как руководитель вуза не имеете возможности пригласить какого-нибудь западного ученого прочитать курс лекций. Потому что не можете предложить ему конкурентную зарплату. Даже если у вас есть эти деньги, есть тарифная сетка, за которую выходить нельзя.

— С одной стороны, когда вузам дадут обещанную финансовую автономию, это все очень хорошо. С другой стороны — где взять такие деньги? За 10 тыс. грн никто в мире не учится.

Но у нас многие бизнесмены читают лекции свои бесплатно. Как и я сам, в свое время, преподавал.

— Но это же волонтерство.

— Да. Но не только это. Любой человек хочет высказаться. Вот, в США, например, бывшие политики, президенты, госсекретари — они идут преподавать, читать лекции в университетах. Чтобы передать свой опыт.

Откуда студенту узнать, как работает государство, корпорации, как всем этим управлять?

У нас хоть один президент бывший читает лекции студентам? Я об этом не слышал. Им, наверное, сказать нечего. Или будет слишком много вопросов неудобных.

Американские президенты и немецкие канцлеры читают лекции. А наши? Или они "напакуются" так, что им "в облом" куда-то идти и лекции читать. Не думают о государстве, о будущем: пришли, "напаковались" и ушли. Нет любви к стране, к государству. 

— Разве возможно провести незамедлительную реформу образования без полноценного реформирования других сфер?

— Все можно. Просто отпустите. Это механизм самонастраиваемый. Люди пойдут учиться туда, где дают качественное образование. Другого пути нет. Так работает весь мир. Неужели Гарвардом, Йелем или Стэнфордом кто-то так, как у нас, управляет? Есть наблюдательный совет. Есть ректор. Есть разум, который должен преобладать.

Да, будет сложно. Вначале могут разграбить, как растащили многие предприятия в начале 90-х. И так будет, потому что люди другого не умеют. При СССР были государственные рестораны, магазины. И где это все? Их нет. При этом магазинов стало больше, рестораны стали лучше. Но они все частные. Все работает. Система перестроилась, самовосстановилась.

Так и в образовании будет. Откроются новые частные вузы, филиалы западных университетов. Будут проблемы, будут спекуляции на этой теме. Но в течение 10—15 лет система сама перестроится.

В государстве с неэффективной системой управления нужно ослаблять регулирование. Зарегулированность всему мешает.

— Если все отдать на откуп рынку, появится огромное количество новых безработных. Людей не у дел, людей озлобленных. Которые даже не выйдут на акции протеста. Они на выборы придут. И проголосуют за тех, кто пообещает им вернуть все как было.

— Моя задача как руководителя сохранить, в том числе, рабочие места на предприятии. Это социальная ответственность. Я знаю многие предприятия, которые закрылись из-за воровства руководства. Кто хотел выжить — выжил. А кто не умел управлять — все развалил. 

Многие у нас идут на выборы не для того, чтобы что-то построить, а чтобы на руинах помародерствовать.

— Вернемся к выборам ректора. В них принимают участие не все преподаватели и студенты, а делегаты от разных групп сотрудников, включая технический персонал. Как вам такая сиcтема выборов?

— Ужасная.

На мой взгляд, прошло то время, когда вузами управляли ученые. Раньше они получали от государства план набора, бюджет. И все, им ни о чем больше волноваться было не нужно. 

Сейчас вуз — это крупная корпорация. У нас 2000 сотрудников и 8000 студентов. И управлять ею нужно соответственно. Нужна система мотивации, система финансового управления. Это людям, с одной стороны, нужно объяснить, а с другой — успокоить.

Надеюсь на студентов, они более прогрессивные.

— Вас пытались к выборам не допустить по формальным причинам — из-за якобы недостаточного стажа. Пришлось доказывать свое право на должность в суде. Это связано как-то со сменой руководства МОН?

— Конечно, связано. Бывший министр мне доверил (управление ХНУРЭ), а нынешний, вероятно, не доверяет. Хотя политика, партийная принадлежность тогда роли не играли. Квит был министром от БПП, Гриневич — от "Народного фронта". Я член партии "Самопоміч". Мы на это не обращали внимания.

Но, тем не менее, нам новый министр уже два раз вручала Гран-при в номинации "Международное сотрудничество". А куда деваться, если мы в этом направлении лучшие?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 19
  • Procurator Procurator 26 грудня, 21:13 Самые склочные люди- не базарные торговки, а поэты,артисты и так наз. научная элита.Позорище, которое демонстрируют руководители ХНУРЭ в борьбе за власть впечатляет. Так Семенец, выполняя обязанности советника по внутренней безопасности, возложенные на него Януковичем, в 2012-13 годах пишет доносы в СБУ на в.и.о.ректора Лесную. Лесную, Омарова М.,Слипченко защищают в судах и полиции от Рубина, который посмел их уволить за многомиллионные хищения, выявленные аудитом МОНУ и КРУ , племянник Омарова М.- прокурор Амиль Омаров и юристка Хижняк. Начальник Хижняк - Россихин через своего друга из МОНУ - Гребу "прессует " Рубина. А сторонники Рубина жалуются на своих оппонентов министру Гриневич и выигрывают суд против Лесной. И т.п. и т.д. И вот ,наконец долгожданная победа Семенца и его милость к своим давним недругам -доверенное лицо Лесной и Омарова становится проректором ХНУРЭ. И как с такой многолетней "Санта-Барбарой(х/ф) будут подчиненные и студенты относиться к своему руководству? согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно