ДИССЕРТАЦИЯ И ЕЕ «ВЫСШАЯ АТТЕСТАЦИЯ»

06 ноября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 45, 6 ноября-13 ноября 1998г.
Отправить
Отправить

Статья эта написана в связи с глобальной проблемой, которую можно назвать особым термином «бюрократический экстремизм»...

Статья эта написана в связи с глобальной проблемой, которую можно назвать особым термином «бюрократический экстремизм». Он нарастает на разных уровнях, в разных формах и в нашей стране. В том числе и в некоторых областях в руководстве наукой. Это проявляется и в давно «больной» проблеме защиты диссертации и получении научной степени.

Диссертация: кому она нужна?

Казалось бы, вопрос банальный, как и ответ на него, но постановка его давно назрела, ибо до сих пор нечетко сформулирована необходимость того или иного диссертационного труда. Является ли диссертация сугубо исследовательской работой, направленной на разрешение какой-либо значительной или небольшой проблемы или уже - какого-то частного вопроса? Считается, что это само собой разумеется, что такова и есть мотивация исследования. На самом деле, как мы видим по ежедневной практике специализированных советов и Высшей аттестационной комиссии, большая часть кандидатских диссертаций является повтором и некоторым, быть может, расширением знаний того, что уже было известно. Чаще всего первая диссертация нужна для обучения науке. Научению технологии исследовательской работы. Ведь называется - «обучение в аспирантуре» со сдачей экзаменов. (Кстати, о кандидатских экзаменах по философии с обязательным рефератом. Необходимы ли они? Процитируем одно из мнений, исходящее от самого руководства ВАК: «…особливо це стосується рефератів з філософії, оскільки в сучасних умовах тільки з Інтернету можна абсолютно вільно взяти 5000 таких рефератів» (Бюллетень ВАК, 1998, №3, с.14). Нередко диссертация якобы необходима для продвижения по служебной лестнице, для карьеры. Либо, наконец, это есть путь к самоутверждению и не более. Естественно, ценности и потребности человека многообразны. То, что Ф.Достоевский описал в «Братьях Карамазовых» как «потребность познания», ибо «тайна человеческого бытия не в том, чтобы только жить, а в том, для чего жить».

Истинная исследовательская работа очень сложна и иногда заканчивается неудачей. Так бывает при настоящем поиске, при стремлении раскрыть закономерности развития природы, общества или даже решить какую-то сугубо прикладную задачу. Трудности могут быть непреодолимы по многим причинам: зачастую сказывается недостаточный опыт, малое количество собранного материала, ограниченные возможности в получении или разработке всех необходимых методических подходов для ответа на частные вопросы, поставленные в исследовании. Здесь может быть ряд препятствий и внутреннего характера, связанных с неподготовленностью желающего войти в науку, хотя и имеющего высшее образование. Отсутствие стремления к поиску, невозможность по индивидуальным особенностям характера и недостаточным способностям. Не обязательно это будет человек, который обладает малым количеством профессионального опыта. Это может быть хороший специалист, нагруженный большими знаниями, однако не умеющий их анализировать и синтезировать, интегрировать, сводить их в новое русло, и главное - не способный к творчеству. Его удовлетворяют готовые знания.

Одиночка в науке может сделать немного, но не следует считать, что коллективная научная деятельность всегда имеет преимущество перед мощным творческим интеллектом (если таковой есть) одной личности. Научные школы создают именно такие незаурядные личности; если они экстраверты, то способны не только передавать свой опыт, знания, но и творческие находки другим, которые будут прилежными исполнителями или захотят развивать идеи, заложенные лидером, и вносить что-то свое. Дорога, по которой идет молодой исследователь, со многими ухабами и рытвинами. Тропа науки может быстро зарасти бурьяном, если по ней не двигаться. Сбить вкус к исследовательской работе могут многие препятствия, но главное из них - это отсутствие личности, которая могла бы поддержать в трудную минуту, то есть руководителя, консультанта, лидера, который имеет большой самостоятельный опыт в проведении исследований и хочет отдать часть своего времени и знаний для продвижения младшего коллеги. К сожалению, как и в искусстве, литературе и других сферах творческой деятельности, так и в науке встречаются больше интравертов и значительно меньше творцов, способных отдать другим свой опыт, знания, темы для исследования.

Наука и проблемы аттестации

«Панове наукові працівники, аспіранти й докторанти! Не забудьте передплатити «Бюлетень Вищої Атестаційної Комісії України» на 1998 р. Тільки з цього видання ви дістанете найдокладнішу інформацію про атестацію наукових кадрів вищої кваліфікації».

Объявление в «Бюлетені ВАК України» (1997, №4)

Автор этой статьи восемь лет проработал экспертом в ВАК бывшего Союза, а затем экспертом ВАК Украины с самого начала ее работы (добавлю, что был еще и руководителем более 60 диссертаций). Несмотря на это, не весь процесс аттестации завершенных диссертаций для меня ясен. Дело в том, что «аттестационный процесс» с его «нормативной и инструктивной базой» весьма усложнен, во многом традиционно надуман и далек от здравого смысла. Более всего он основан «на строгом» соблюдении всех пунктов не только нормативных и инструктивных документов, а и дополнений, изменений, разъяснений к ним. Почему слово «на строгом» я взял в кавычки? Да потому, что в самом ВАК все время меняются основные документы, пополняются новыми формами, новыми правилами, стремлением «совершенствовать процесс аттестации». ВАК - это уникальное, сверхбюрократизированное, свойственное лишь старому Союзу и постсоветским государствам учреждение. Насколько мне известно, подобных учреждений нет ни в одной из цивилизованных стран, хотя исследовательской работой и подготовкой диссертаций в разных странах занимаются не в меньшей мере, чем в настоящее время в Украине.

Эту статью в какой-то мере «спровоцировало» своеобразное выступление профессора П.Кондратенко, опубликованное в порядке дискуссии в бюллетене ВАК (1997, №4). Статья названа «Про стабілізацію вимог до дисертацій». На самом же деле излагается не стабилизация, а напротив - надуманные предложения, усложняющие процесс аттестации и нарушающие нормативные и инструктивные документы - «Порядок присудження…» и «Основні вимоги…», то есть приводящие к обратному - дестабилизации аттестации.

Как оценивать диссертацию?

«…В основу атестації наукових кадрів наукові колективи стихійно поклали принцип прецеденту, тобто факт присудження наукового ступеня здобувачу за дисертацію певного наукового рівня».

«Звідси випливає закон неухильного зниження вимог до рівня дисертації, як наслідок стихійного принципу прецеденту».

П.Кондратенко, профессор, начальник атестаційного відділу ВАК України. (Бюлетень ВАК України, 1997, №4)

Не могу комментировать этот «закон» и «стихийный принцип прецедента». Комментарии здесь почти невозможны, как невозможно объяснить отдельные фразы из спектакля театра абсурда. Борясь с выдвинутым «принципом прецедента», П.Кондратенко пишет: «Принцип прецеденту вимагає високої ерудиції від експертів і вміння порівнювати здобутки різних авторів». С этим следует согласиться. Могу удостоверить, что в ВАК и работают такие ученые. Cледует подчеркнуть еще и то, что подчеркивает сам автор, многократно применяя термин «нейтрализация». Он предлагает «нейтрализовать закон» (им придуманный), «нейтрализовать принцип прецедента», «нейтрализовать просчеты при подготовке отзывов оппонентов и ведущей организации». Что же «новое» предлагает П.Кондратенко? Рекомендует в ведущих научных учреждениях создавать комиссии из специалистов - из 6-9 докторов, которые бы занимались в порядке «научного профессионального семинара» экспертизой диссертации. На этих семинарах и предлагается заслушивать доклад соискателя, подробно обсуждать научный уровень диссертации. То есть проводить еще одну защиту перед официальной защитой. Необходима ли в таком случае еще и экспертиза в ВАК? Фантазии идут дальше. «Повноваження фахових семінарів можна розширити таким чином, щоб він контролював усі наукові розробки і мав право рекомендувати статті і монографії до друку, проводив регіональні конференції, з'їзди тощо. Це поліпшить рівень наукових досліджень, стосунки між науковими колективами, гласність і відомість науковців та їхніх розробок і, як наслідок, поліпшить систему атестації». Зачем же тогда ученые советы, профессиональные ассоциации, экспертные комиссии по специальностям? Кстати, таковые, например, в сфере медицинской науки, и были созданы совместным приказом АМН и МОЗ Украины еще в 1995 году. Кроме того, автор дискуссионной статьи предлагает для нейтрализации «принципа прецедента» совсем не последнее - «необхідно, по-перше, визначення тест-об'єкта для оцінки рівня дисертації». А дальше совсем становится грустно…

Равнение на себя

«В усіх випадках опонент повинен порівнювати науковий рівень поданої до захисту дисертації з власною дисертацією як з тест-об'єктом».

П.Кондратенко

Совершенно очевидно, что каждый оппонент, как и эксперт ВАК, должен знать проблему, над которой работал диссертант, и результат которой ему следует оценить. Но абсолютно алогичен еще один принцип - сравнивать свою диссертацию, выполненную пятнадцать-двадцать, а иногда и более лет тому назад, с поступившей на защиту диссертацией. За это время научная мысль ушла значительно вперед, и вряд ли стоит оценивать научный уровень недавно выполненной диссертации, в которой может быть много или хотя бы частица нового, с тем, что было сделано десятилетия назад. Автор этого странного предложения противоречит сам себе, когда несколько выше говорит, что нужно в новых условиях не основываться на старых публикациях. Здесь же указывается еще на одну ситуацию, которая на самом деле является случайной и может быть на пользу науке. Это так называемое совпадение в раскрытии какой-то темы двух разных исследователей или даже коллективов. Но что в этом плохого? Напротив - именно при таком подходе, когда над сложной проблемой работают многие ученые, она и может быть решена. В медицине, к примеру, до сих пор не раскрыты причины возникновения ряда злокачественных опухолей, сахарного диабета, атеросклероза. Для многих исследователей - это «плацдармы» для поисков.

Кто же отвечает за качество научной работы?

«Доки пропагується руйнація культури, доти і в науці будуть появлятись поборники розвалу системи атестації».

П.Кондратенко

Кто же этот антикультурный «элемент»? Кто против того, чтобы была нормальная, объективная, строгая, четкая, незабюрократизированная экспертиза диссертаций? П.Кондратенко считает, что если будет передана система аттестации научным и учебным заведениям, то это снизит требовательность к диссертациям и таким образом ухудшит общий уровень научной работы. А быть может, и напротив - повысит ответственность членов и руководства специализированных советов? Есть и другие совершенно парадоксальные мысли автора, когда он говорит о том, что научный уровень доктора наук не должен зависеть от того, сколько претендентов на эту степень имеется, и разве каждый из них должен быть аттестованным (?!).

Итак, кто же отвечает за качество диссертации? Убежден - руководитель. Он и только он предлагает тему, консультирует, направляет диссертанта на протяжении ряда лет. И поэтому не следует переносить всю ответственность на оппонентов, ученый совет или экспертов ВАК. Таков и только таков императив научной школы - научное содружество: лидер и ученики. Это спонтанный и высший уровень отношения к науке - мысли, новые идеи и разработки лидера продолжают ученики. Хотя до сих пор не изменен старый и весьма сомнительный принцип - считают, что наука в государстве должна полностью управляться. «В принципі, такого не повинно бути, якщо наука в державі керована» (П.Кондратенко). Это относится к одновременному исследованию проблемы в двух разных коллективах. Крупные и средние чиновники нередко хотят всем и всеми руководить, поучать, запрещать, регулировать. Более того - по аксиоматическому положению Сирила Паркинсона, чиновники создают работу друг для друга, они - опасные индивидуальности для истинно демократического общества. Вот в этом и заключается опасность для культуры, для научного и любого творчества. Политики, ставящие свои проблемы на первое место, губят и культуру, и науку. Вспомним одну из мудрых мыслей Л.Гумилева - «После пережитых потрясений люди хотят не успеха, а покоя. Они уже научились понимать, что индивидуальности, желающие проявиться во всей оригинальности, представляют для соседей наибольшую опасность. Однако избежать ее можно, если сменить общественный императив». Но кто его будет менять? Ведь пока у нас не ученый - главное лицо в исследовательском процессе, а те, которые им пытаются руководить.

Два простых решения

Таланты образуются в покое, характеры - среди житейских бурь.

И.Гете

Дабы наступил относительный покой, не «делая резких движений», предлагаю два простых решения. Ни для сонма диссертантов (хорошо, что в нашем бедном и политизированном обществе люди все еще занимаются наукой…), ни для ВАК они не будут слишком болезненными, но, может быть, улучшат ситуацию, будут приемлемыми и для «характеров».

Во-первых, надо полностью отработать основные нормативные и инструктивные документы; свести до разумного минимума количество требуемых от диссертантов и специализированных советов многих и различных форм. Не изменять, не дополнять их на протяжении обусловленного периода, устранить необходимость трактовок; запретить это делать на всех уровнях ВАК; издать единые, продуманные инструктивные документы достаточным тиражом - для диссертантов, научных руководителей, специализированных советов, для всех, кто причастен к работе над диссертациями и их аттестации. Не только в провинции, но и в столице в специализированных советах есть любители бумажного «творчества» или перестраховщики, создающие различные комиссии, экспертные группы. Сейчас и так существует 39 форм документов (приказ ВАК №121), которые используются при аттестации: 12 документов подаются вместе с диссертацией; 20 - в ВАК докторантами; 18 - соискателем научной степени кандидата медицинских наук.

Во-вторых, полную ответственность за аттестацию кандидатских диссертаций возложить на специализированные советы. ВАК же мог бы сосредоточить внимание на аттестации докторских диссертаций. Опыт у немногочисленных сотрудников ВАК, у института экспертов накоплен огромный. По данным профессора Ю.Губского, только по медицинским, биологическим и фармацевтическим наукам в период 1993-1997 гг. было утверждено 3868 диссертаций.

И последнее. Думаю, что профессором П.Кондратенко искренне двигали лучшие побуждения. То, что написано выше, не критика, а стремление к дискуссии, к которой призвал сам автор статьи. К дискуссии, которая была бы продуктивной. Все мы делаем ошибки, все это от суеты сует, от спешки, нестабильности нашего общества, от сомнений, от нашей неуверенности во многом и в главном - что с нами будет завтра? Это и порождает обоюдные просчеты. Быть может, их можно сократить? Паркинсон предупреждал: «Вы увидите воочию, как работают высшие администраторы, и вплотную познакомились с их затруднениями. Самое тяжкое из них - бумажное море… Однако на высшем уровне это бедствие приобретает совершенно невиданный размах. Бумажное море превращается здесь в ревущий океан, способный захлестнуть вас с головой и утопить. От исхода борьбы с ним зависит ваша дальнейшая жизнь. И если вам не удастся справиться с этим грозным разливом, вы пойдете ко дну».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК