Андрей Слюсарчук: «Убежден — необходимо стимулировать «зону счастья» в украинском коллективном сознании»

25 декабря, 2009, 13:39 Распечатать Выпуск №51, 25 декабря-14 января

Указом президента Украины создан Институт мозга, возглавить который предлагается экстраординарному профессору-нейрохирургу Андрею Слюсарчуку, много лет посвятившему исследованию человеческого мозга...

Указом президента Украины создан Институт мозга, возглавить который предлагается экстраординарному профессору-нейрохирургу Андрею Слюсарчуку, много лет посвятившему исследованию человеческого мозга.

Андрей Слюсарчук — личность экстраординарная. Украинец, обладающий феноменальной памятью, установил несколько мировых рекордов по запоминанию огромных объемов информации. Последний рекорд был установлен этим летом в Киеве: 38-летний профессор продемонстрировал невероятные возможности, запомнив 30 миллионов знаков числа пи после запятой. Благодаря чему титул «Доктор Пи» закрепился за ним окончательно.

Профессор Слюсарчук утверждает: на самом деле мы ничего не забываем. Все, что однажды воспринял мозг с помощью органов чувств, остается в нем навечно. Просто мы этой информацией не можем воспользоваться, поскольку мозг устанавливает некие «заслонки» в доступе к информации. Чтобы пояснить этот феномен памяти, Андрей Тихонович использует такой образ: «Я научился выключать «фильтры», которые не дают возможности обратиться к информации, хранящейся в нашем сознании. Это похоже на то, как луч фонарика выхватывает предметы в необозримом темном пространстве, находит информацию в некой огромной системе координат, ищет нужный том в громадной библиотеке. Образов можно найти множество, но принцип примерно такой».

«Мы в ответе за несделанное»

— После окончания Московского медуниверситета меня направили в Украину. Все считали — не повезло. А на самом деле это был счастливый случай. Я с интересом самостоятельно работал четыре года в г. Новояворовске Львовской области. В тепличных условиях московской клиники я никогда бы не достиг тех же результатов. А так довольно быстро защитил кандидатскую и докторскую диссертации, накопил огромный увлекательный материал.

Однако я был слишком молод для того, чтобы меня воспринимали всерьез. Старался выработать свой индивидуальный почерк, используя приобретенные знания (Андрей Тихонович помнит наизусть всю медицинскую литературу, прочитанную когда-либо — О.Ш.), интуицию, за что попал в немилость. Чего только не натерпелся и не услышал в свой адрес. Но я не падал духом. Продолжал работать. Потому что знал: в научном мире существует «гамбургский счет», то есть все знают, кто сколько «весит» на самом деле…

С созданием Института мозга появилась реальная надежда реализовать свои замыслы, и я с облегчением могу отбросить мысли об эмиграции, овладевавшие мной в минуты отчаяния. Поверьте, это значит для меня гораздо больше, чем все поставленные мировые рекорды… Ведь теперь я смогу сделать в науке то, на что я способен. Мой жизненный принцип — мы в ответе за несделанное. Несделанное — это неизученные механизмы мозга, это больной, который не может ждать.

На самом деле все публичные демонстрации возможностей моей памяти — это было еще и действенным способом привлечь внимание к моей работе. Число пи — всего лишь числовая линейка, колоссальный массив информации, который очень наглядно демонстрирует возможности человеческого мозга.

— Выходит, что лишь благодаря почти цирковым трюкам власть имущие отнеслись серьезно к вашим исследованиям и возможностям как ученого?

— С одной стороны, печально, что общественность и СМИ воспринимали меня отчасти как шоумена. Однако я убедился, что другого пути у меня, к сожалению, нет. Как психолог я четко понимаю, что в нашей стране работает только такой подход. Я годами сидел во Львове, хотя имел уже очень большой клинический опыт в нейрохирургии, неврологии, психиатрии, психологии. И продвинуться не мог никуда, ни на шаг. Мне не давали. Я счастлив, что к власти, наконец, пришло осознание того, что пренебрегать перспективами, которые могут открыться перед украинской и — без ложной скромности замечу — мировой наукой и медициной, — по меньшей мере, неосмотрительно.

«Мы сможем помочь тяжелым больным, вылечить которых традиционными способами не удается»

Эта исследовательская деятельность важна для меня не как абстрактные изыскания, что само по себе тоже очень ценно. Гораздо важнее перспектива использовать эти открытия в разных отраслях медицины для реальных больных. Поэтому одним из основных направлений работы новосозданного научного учреждения будет оптимизация диагностики и лечения заболеваний мозга. С этой целью при институте должна быть создана клиника на 100 коек. То есть фундаментальные исследования и лечение будут неразрывно связаны. Планируется производить хирургическое лечение эпилепсии и паркинсонизма, психохирургические операции, в том числе хирургическое лечение наркотической зависимости, лечение магнитостимуляцией и многое другое — то, чем в Украине никто не занимается. С помощью уникальных методов мы сможем помочь тяжелым больным, вылечить которых традиционными способами не удается. Но основными направлениями деятельности института будут фундаментальные исследования организации сложных психических функций мозга человека — речи, эмоций, памяти, творчества, как у здоровых людей, так и у больных.

— Чем еще будет отличаться Институт мозга от медицинских и физиологических институтов схожего профиля?

— Собственно, в институте будет исследоваться прежде всего именно то, что делает человека человеком. Центр по изучению мозга будет специально ориентирован на исследование того, что нельзя изучать на животных. Ведь данные, полученные на кроликах и крысах, не всегда дают адекватное представление о мозге человека. Есть явления, которые могут быть изучены только на человеке. Например, одно из научных направлений, которое будет разрабатываться и внедряться в лаборатории позитронно-эмиссионной томографии, — это исследование мозговой организации обработки речи, ее орфографии и синтаксиса. Мы будем проводить психофизиологические исследования на добровольцах с использованием так называемой неинвазивной техники. Проще говоря, не «внедряясь» в мозг и не доставляя особенных неудобств: например, исследование томографии мозга с помощью электроэнцефалографических методик. Но бывает, что болезнь или несчастный случай «ставят эксперимент» над человеческим мозгом — к примеру, у больного нарушается речь или память. В этой ситуации можно исследовать те области мозга, работа которых нарушена. Таким образом, ученым предоставляется уникальная возможность — изучить, какие функции мозг не способен выполнять с такими нарушениями. Эта методология появилась очень давно, расцвела во второй половине XIX века и успешно используется до сегодняшнего дня.

Да, недопустимо проводить эксперименты на человеке, но болезнь — это своеобразный эксперимент, поставленный самой природой и судьбой. И в процессе лечения можно получить бесценную информацию о механизмах работы мозга.

Экскурсия по мозгу

— Мне кажется, что нет ничего необозримее мозга. Принято считать, что душа — в сердце человека, хотя для меня очевидно: она — в голове, не сочтите за богохульство. Ведь эволюция природы заключалась не в развитии сердца или печени — они у всех млекопитающих одинаковые. Эволюция заключалась в увеличении функций и объема нашего головного мозга. Именно это сформировало современного человека, что, правда, не застраховало его от глупости. Крысы, нажав разок на педаль, ведущую к неприятностям, бегут от нее. А некоторые люди могут всю жизнь давить на эту педаль. Не обидно ли за человека? Можно бесконечно страдать и жаловаться, продолжая подпитывать зону несчастья. И тогда человек впадает в грех уныния, по-медицински — в депрессию. И это не просто плохое настроение, а нейрохимические изменения в мозге, вслед за которыми катится целый ком болезней. Депрессия — проблема века, цивилизации. Ей подвержены миллионы людей. На мое счастье, сей недуг прошел мимо меня. Как замечательно сказал Моруа, не факты нашей жизни делают нас несчастными, а наше к ним отношение.

Как невролог я могу провести «экскурсию» по нашему мозгу. В нем есть две зоны — «зона счастья» и «зона несчастья». Иначе говоря, есть система нейронов, которые работают на счастье. Ну, конечно, «счастье» в данном случае — это метафора. Речь идет о зоне мозга, которая посылает организму чувство радости, комфорта, света. Она будто говорит нам: «У тебя все очень хорошо!». А есть та, что кричит: «Беги отсюда! Здесь ужасно!». Исследовались эти зоны, как водится, на крысах. Так вот, если животному ввести в мозг электрод и раздражать вторую зону, то крыса дотронется разочек до педали, тут же бросит ее и больше никогда к ней не вернется. А если электрод попал в «зону счастья», она нажмет на эту педаль и будет держать ее много дней подряд. Ей не нужна еда, не нужен сон, не нужен партнер — она счастлива. Понятно, что невозможно ввести электрод в человеческий мозг навечно и таким образом смоделировать постоянно довольного жизнью человека. Но, не вдаваясь в дискуссии психологического или, если угодно, духовного характера, налицо чисто материальное подтверждение тому, что счастье, равно как и несчастье, мы носим внутри себя. И это состояние зависит от внешних обстоятельств ровно настолько, насколько правильно мы сумеем выбрать педаль.

— Звучит как красивая легенда… Вообще же о мозге человека бытует множество мифов. Например, что мы используем его всего на 10%.

— К сожалению, никакого неисчерпаемого резерва человеческого мозга нейробиологам обнаружить пока не удается. Более того, проведенные исследования показали, что ни один из так называемых стимуляторов умственной деятельности не вызывает заметного долгосрочного повышения работоспособности головного мозга.

Предположение о том, что 90% мозга лежит мертвым грузом, сразу вызвало у меня серьезные сомнения. Во-первых, потому, что головной мозг, как и любой другой орган, сформировался в ходе естественного отбора. Метаболизм мозговой ткани обходится организму очень недешево, а потому наивно думать, что эволюция позволила бы ему растрачивать свои ресурсы на формирование и поддержание жизнедеятельности столь массивного «недогруженного» органа.

Во-вторых, настораживают многочисленные факты из области клинической неврологии и нейрохирургии. Потеря человеком (вследствие болезни или потрясения) даже небольшой части мозговой ткани имеет для организма катастрофические последствия. В головном мозге нет, похоже, ни одной структуры, повреждение которой в результате инсульта или травмы не вызвало бы у человека какого-либо серьезного физиологического нарушения. Электрическая стимуляция различных участков головного мозга в ходе нейрохирургических операций также не смогла выявить каких-либо «спящих» областей, раздражение которых слабым электрическим током не вызывало бы никаких ощущений, эмоций или движений. Исследователи пока не обнаружили в нем ни одной бездействующей области. Так что эти пресловутые 10% — действительно миф.

— Однако достижения по включению резервов памяти, которые продемонстрировали вы лично и с помощью своих учеников, похоже, приближают нас к реальности фантастики: научить каждого быть гением.

— Мне пока не очень ясно, есть ли такая формула — формула гения. Вспомните слова булгаковского профессора Преображенского из «Собачьего сердца»: «Объясните мне, пожалуйста, зачем нужно искусственно фабриковать Спиноз, когда любая баба сможет его родить когда угодно…». Но я утверждаю, что человек средних способностей может их развить, но не до уровня гения, даже, может быть, до уровня большого таланта не получится. Талант, например, к рисованию, к музыке, предполагает особые свойства мозга. В чем отличие гения от таланта? Во-первых, у гения таких свойств больше. Во-вторых, они... особенные. Гений — это прорыв в доселе неведомое, это творчество в чистом виде. Пожалуй, вопрос о формуле гения сейчас возможен лишь как постановочный. Но прогресс наук о жизни — генетики, молекулярной биологии — поразителен. Раскрыт геном человека. И если лет десять назад спрашивать, какова биохимия мышления, творчества, было еще некорректно, сейчас мы подходим к постижению этих тайн. Но для этого как минимум нужен прежде всего очень хороший инструментальный аппарат. И, разумеется, гений — в качестве объекта исследования.

Личная формула счастья

— Почему люди так по-разному переносят травмирующие обстоятельства? В чем тут дело?

— В уровне психологической защиты, которая внутри человека. И вера — один из важнейших ее механизмов. Верующий — защищен: ему легче болеть, легче умирать. У него всегда есть надежда на мир иной. Я часто наблюдал, как религиозными становятся абсолютные атеисты, попав в ситуацию болезни, находя в вере силу и утешение. Но мне кажется, что наука и вера несовместимы. Первая живет фактами, второй не требуются доказательства. Моя приверженность фактам, к сожалению, делает меня внутренне неверующим. Убежден, для многих религия является фундаментом жизни. Но, увы, в моей личной формуле счастья она не занимает должного места. У меня нет надежды на будущую жизнь, и в этом моя беда. Но в то же время — и счастье, потому что я знаю: все надо делать здесь и сейчас.

Зато в моем арсенале психологической защиты есть третья сестра веры и надежды — любовь. Из всех сокровищ, дарованных Богом человеку, это — наиболее ценное. И оно потенциально в равной степени дано всем. Это чувство, которое не покидает человека, если его не покидает разум. Я бы хотел, чтобы лозунгом медицины стало повышение качества жизни человека. Можно вылечить человеку воспаление легких, но он останется таким же несчастным, как и раньше.

Однажды в беседе с тележурналистом я посоветовал создать программу «Счастливые случаи недели». Ведь то, что слышат и видят наши люди, делает их нездоровыми. «Ее никто не будет смотреть» — возразили тележурналисты. Чушь! Всем известно, какая огромная часть населения смотрит сериалы. Людям нужны «кусочки» пусть даже чужого счастья, радости, удачи. Я убежден — необходимо стимулировать «зону счастья» в украинском коллективном сознании...

Факты биографии

Родился в Виннице в семье медиков. Необыкновенные способности мальчика проявились уже в раннем возрасте. Среднюю школу закончил в 9 лет. Неожиданно все детские мечты оборвала трагедия: мать и отец погибают в автокатастрофе. Андрей оказывается в детском доме, из которого сбегает. Попадает к цыганам, с которыми приезжает в Москву. Там волей случая спасает человека, который оказался профессором Московского медицинского института (ныне — Российский государственный медицинский университет). Пораженный судьбой и талантом мальчика, тот показывает его Чазову. Тогдашний министр здравоохранения помогает 12-летнему Андрею поступить в Московский медуниверситет им. Пирогова, который Слюсарчук блестяще оканчивает. По распределению попадает в Украину, продолжая исследования головного мозга человека. Оперирует на родине и за границей, консультирует, изучает на собственном примере феномен биологии мозга, а также функций памяти. В 2003 году защищает докторскую диссертацию. Автор ряда научно-медицинских трудов, а также популярных книг в области нейропсихологии и клинического психоанализа (до сих пор не изданы). С недавнего времени — ведущий общественно-политической радиопередачи «Игры разума» (на радио «Эра» совместно с известным журналистом Игорем Юрченко).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно