Музыкальный эпицентр

29 октября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 44, 29 октября-5 ноября 2004г.
Отправить
Отправить

Географическое расположение Национальной музыкальной академии им. Чайковского наконец привлекло внимание и к тому, что происходит внутри этого памятника архитектуры...

Географическое расположение Национальной музыкальной академии им. Чайковского наконец привлекло внимание и к тому, что происходит внутри этого памятника архитектуры.

Почти 50 лет эфемерная белая колоннада Киевской консерватории для многих была неотъемлемой составляющей лица столицы. Для иных более 90 лет в этом месте находилась точка отсчета в системе музыкальных координат. Сегодня эту «музыкальную шкатулку» удобнее всего рассматривать под одним углом — в качестве клубка общегосударственных проблем, накопившихся в области культуры и музыкального образования.

Общая материальная база Национальной музыкальной академии им. Чайковского просто ужасающа. За последние 60 лет – со времени строительства в 58-м году Большого зала — капитальных вложений в здание не было. В некоторых классах из прогнившего потолка просто висели балки. Каждую зиму условия опасно приближались к «нулевой отметке» — «микроклимат» в классах создавали не менянные с того же исторического времени оконные рамы, перебои с электроэнергией и регулярные аварии в прогнившей системе парового отопления. Кстати сказать, под консерваторией проходят все канализационные и водопроводные системы, ведущие в район Липок, бывшей гостиницы «Москва» и бывшего же Октябрьского дворца. Так что тысячи студентов и преподавателей выполняют свои профессиональные обязанности не просто сидя на пороховой бочке, а и того хуже – на клоаке. Общую «сейсмологическую» ситуацию усугубляет метро, проходящее непосредственно под фундаментом…

До настоящего времени зарплата у профессора киевской консерватории (как и областных) — в два раза ниже, чем у преподавателя технического вуза аналогичной квалификации. Более того – ниже, чем у среднего артиста оперного театра или оркестранта филармонического оркестра (пенсии – в пропорции). При этом зарплаты художественным коллективам недавно подняли вдвое. О педагогах же, которые собственно и воспитывают кадры для этих коллективов, как-то не подумали.

Профессор Татьяна Рощина, завкафедрой спецфортепиано №2: «Недавно направлены соответствующие бумаги в Кабмин по поводу приравнивания зарплаты в трех национальных художественных вузах (консерватории, театральном институте и художественной академии) к зарплатам в художественных коллективах. Уже есть предварительное соглашение, ждем подписания указа. В этих учебных заведениях полторы тысячи педагогов. Так что деньги, в сущности, небольшие. А то ведь получается ужасающая нестыковка. Уже есть поручение министерства рассмотреть этот вопрос. Надеемся, что он решится положительно».

Тревог добавила инициатива Министерства образования присоединиться к Болонской конвенции и намерения в связи с этим «омолодить» педсостав вузов. Естественно, не по методике профессора Преображенского — попросту часть педагогов-старейшин отправить на заслуженный отдых...

Михаил Степаненко, председатель Союза композиторов Украины, завкафедрой фортепиано №1: «Если повышение зарплат педагогам все-таки произойдет, это решит ряд сопутствующих проблем. Во-первых, выпускники консерваторий смогут более-менее спокойно работать по специальности. Сейчас ведь даже аспирантов удержать сложно, поскольку педагогическая нагрузка оплачивается по минимальным ставкам. Автоматическое же повышение пенсий сделает намного менее болезненным процесс ухода на заслуженный отдых. Ведь не секрет, что зачастую кроме жажды педагогической деятельности играет роль элементарное нежелание быть нищим. Не секрет, что в консерватории работают даже девяностолетние. Причем педагогическая нагрузка подчас непомерно велика, но и от одного педчаса отказаться никто не намерен».

Кульминация

Ко всем перечисленным прелестям, которые сулит в наше время высокое призвание музыканта, добавилась еще одна завидная перспектива. «Высший командный состав» консерватории всерьез поговаривал о великом переселении предположительно в одном из направлений – либо в сторону Позняков, либо Троещины. Слухи эти, правда, свежими назвать нельзя, поскольку появились они еще в мрачный период безвластия – когда прежний ректор Тимошенко покинул вверенный ему объект (уехал в Швейцарию). Тогда и без того деморализованный очередным сезонным отсутствием отопления педколлектив с ужасом обсуждал информацию, что на здание академии «положили глаз» некие борцы за историческое лицо города. Мотивируя свой интерес тем, что для полного и окончательного завершения архитектурного ансамбля Майдана Незалежности необходимо лишь восстановить разрушенный во время бомбежек Киева отель «Континенталь», на «историческом фундаменте» которого и стоит здание музыкальной академии. Эту отчаянность заинтересованных лиц можно понять: если не на месте консерватории – то где? Ни на земле, ни под землей клочка коммерчески незадействованной земли не осталось. А вот на Троещине, безусловно, так остро проблема не стоит. А почему нет, собственно? Вот и в Париже консерватория не в центре… Их там, правда, две – не считая нескольких частных, но это ведь уже нюансы. Ну и пусть намерение построить новое – красивое, светлое и просторное — здание, вместо того чтобы привести в порядок уже имеющееся, относится к разряду нецелесообразных действий. Собственно, занятия музыкой как вид жизнедеятельности – система нецелесообразных действий и есть. Особенно сейчас. Вот еще Генрих Нейгауз на этот счет заметил: заниматься музыкой – то же самое, что лить воду в решето. Или обогревать улицу. Только никто не принимает во внимание, что обитатели консерватории предпочитают все же лить воду в решето, нежели на чужую мельницу…

Фермата

С тех смутных времен прошло полгода. Но идея переселения не забыта. Новые «приступы оптимизма» провоцируют сведения о якобы подписанном уже премьер-министром, нынешним ректором академии и еще рядом отягощенных властью лиц документе о возвращении земли под консерваторией некоему туманному «историческому владельцу». При этом бумаги не видел никто. Что, однако, вовсе не свидетельствует о ее отсутствии. Вполне возможно, «окончательная бумажка» о передаче земли может свалиться как снег на голову. И опять в синих прожекторах портика Большого зала консерватории, украшающего с 1958 года площадь — нынешний Майдан Незалежности, вырастет фантом «Континенталя». Заверения ныне действующего ректора Владимира Рожка никакого терапевтического эффекта почему-то не оказывают, хотя он заявляет, что реальной угрозы передислокации сейчас нет.

— Действительно, к этому зданию проявляли активный бизнес-интерес определенные силы. Велись разговоры о том, чтобы перевезти нас в другое место под видом реконструкции здания. По моему мнению, опасность, что после смены власти и избрания нового президента мы можем в него не вернуться, была очень реальна. Сейчас этот вопрос отпал. Думаю, навсегда. Мы занимаемся приватизацией земли, на которой расположена Национальная музыкальная академия. Она должна ей принадлежать, что предполагает статус национального вуза. Документа о приватизации еще нет, но мы ведем в этом направлении серьезную работу. Я был на приеме у мэра Киева, есть постановление горсовета о том, что земля эта принадлежит нацучреждению. Сейчас решается вопрос с «Землеустроем» о получении сертификата на вечное пользование этой землей. Процесс приватизации очень сложный, необходимо собрать огромное количество бумаг. Но, например, директор училища им. Глиэра этого добился в свое время. Так что и у нас надежда есть. Конечно, следующий шаг — генеральная реконструкция помещений. При этом мы не можем закрыться на два-три года для ремонта. Максимальный срок, который можно себе позволить, – пять-шесть месяцев. Таким образом, возможно, нам придется закончить учебный год в мае, а начать в сентябре-октябре. За это время нужно все сделать. Но сюда должны быть направлены деньги, специалисты, техника… Пока на выделенные Минкультом 200 тыс. гривен по статье капвложений мы провели косметические ремонтные работы в коридорах и нескольких классах. Я закупил тысячу хороших стульев – дошло до того, что профессору было не на чем сесть. Это же ненормальное явление. Вводим пропускную систему по пластиковым карточкам. Мы ведь в центре города, и когда начинаются холода, бомжи, наркоманы, которым некуда деваться, находят у нас пристанище. Это просто опасно.

Реприза

Подобный оптимизм, свойственный вновь заступившему на должность человеку, разделяют далеко не все. Но немного обнадеживает бойкий стук рабочих в коридорах под классами, под который вместо метронома приходится заниматься.

Боровик Ирина Борисовна, профессор кафедры камерного ансамбля: «Планы Владимира Ивановича звучат фантастически. И все же консерватория – сложный, тонкий организм, обращаться с ним нужно крайне деликатно. Вот, например, внедрение такой жесткой охраны. Она, конечно, ограничивает доступ в здание случайных людей. Но также и тем, кто старается не потерять с нами связи, – бывшим выпускникам, немногочисленным посетителям консерваторских концертов. Кстати, афиши о событиях находятся только внутри консерватории – так что информация станет еще более труднодоступной. А знаете, как в Москве? Еще за два квартала до консерватории все проёмы между домами облеплены афишами. У нас с этим вечная проблема. Хотя на здании между окнами, например, есть очень удобное место в простенках. Это ведь важно. А так даже не видно, что это консерватория. А инструментарий? В консерватории нет ни одного (!) приличного рояля – даже в зале! Хотя их обещают уже много лет.

Довести до такого состояния учебное заведение, в котором находится сейчас Национальная музыкальная академия, в наше смутное время не так уж и сложно, что подтверждается многочисленными примерами областных консерваторий. Ситуация в них аналогичная, особенно в отношении «парка роялей».

Владимир Рожок:

— Замена рояльного фонда – один из самых болезненных вопросов. Наши 130 роялей настолько изношены, что даже не подлежат реконструкции. Недавно посетил австрийскую фирму «Безендорфер». Прекрасные там рояли делают, не уступающие «Стейнвей» и «Ямаха». Для нас, конечно, это страшно дорого – рояль стоит от 60 тыс. евро, но я веду переговоры, чтобы получить хорошие скидки. Кроме того, австрийцы обещают взять на обслуживание инструменты на 3—5 лет, а также подготовить группу настройщиков, которые пройдут на заводе стажировку. Ведь профессиональных настройщиков у нас тоже нет, и опыт для нас крайне ценен. Кстати, они пригласили на фабрику ректоров всех консерваторий Украины — там ситуация такая же. Все просто криком кричат! И меценатством этот вопрос не решишь – ведь несколькими инструментами положение не исправить. Нужно, чтобы государство выделило отдельным траншем, по отдельной программе, отдельным постановлением Кабмина 20—25 миллионов евро. По-другому из катастрофической ситуации выйти невозможно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК