Абитуриенты, тесты, компьютеры и... демократия

15 июля, 2005, 00:00 Распечатать

В разговорах о поступлении в высшие учебные заведения (вуз) снова чаще упоминают о взятках, чем об уровне задач и технологии проведения вступительных экзаменов...

В разговорах о поступлении в высшие учебные заведения (вуз) снова чаще упоминают о взятках, чем об уровне задач и технологии проведения вступительных экзаменов. Однако о тестах существует больше критических публикаций, чем педагогических исследований, а доверие к компьютерам значительно покачнулось благодаря стараниям коммунальных служб и Центральной избирательной комиссии, которая все просчеты и откровенное мошенничество в своей работе объясняет ошибками компьютеров и сваливает на хакеров и вирусы. Каждый знает, что компьютер — это лишь инструмент, который используют конкретные люди, поэтому результат зависит не от этого инструмента, а от людей. Одни вузы, проводящие тестирования, сообщают результаты немедленно в присутствии абитуриентов, другие — через несколько часов, следующие — через неделю или три. Видя это, люди продолжают говорить о коррупции, так как легче прошептать соседу, что, мол, «моего ребенка срезали», чем признать, что он плохо учился.

Хотя дыма без огня не бывает, большинство разговоров о коррупции — это сплетни, а сплетни возникают там, где недостаточно информации. Первоисточником такой информации должны были бы быть Условия приема в высшие учебные заведения Украины, утвержденные приказом № 164 от 18 марта нынешнего года. Читаем первый абзац статьи 17: «Количество, перечень и форма вступительных экзаменов определяются правилами приема в высшее учебное заведение (вступительный экзамен по украинскому языку обязателен)». Логично предположить, что вуз сам выбирает форму проведения вступительного экзамена – устный, письменный или тестирование. Но уже в четвертом абзаце этой же статьи однозначно зафиксировано, что «вступительные экзамены проводятся в форме тестирования», а перед тем в статье 15 отмечалось, что «для лиц, которые не изучали (не аттестованы) украинский язык, приемная комиссия с учетом наличия педагогических и научно-педагогических кадров устанавливает конкурсное вступительное испытание на знание того языка, оценки по которому выставлены в документе об образовании». Попробуйте решить, является ли обязательным вступительный экзамен по украинскому языку. Разрешается писать диктант, пересказ или сочинение — или проводить лишь тестирование? Можно, конечно, записать в правилах приема, что «вступительное тестирование по украинскому языку проводится в форме творческого пересказа», как это сделал Национальный технический университет Украины «Киевский политехнический институт». А почему не в форме устного собеседования?

Тестирование не является синонимом проверки знаний, а означает конкретную форму проверки. В таком важном нормативном документе должен быть не только четко обозначенный срок проведения тестирования, но и указываться хотя бы основные требования для его проведения: количество тестовых заданий, схемы оценивания, открытость (доступные абитуриентам все задачи или только образцы), круг людей, имеющих доступ к закрытой базе заданий, ответственность за разглашение их содержания, процедура проведения вступительного испытания, проверки и объявления результатов. Ничего этого в Условиях приема нет, поэтому каждый вуз проводит тестирование по-своему.

Возможно, Министерство образования и науки решило, что для двухсот тысяч абитуриентов в нынешнем году вступительные экзамены проведем как-нибудь, а уже со следующего создадим централизованное учреждение, которое проведет и выпускные испытания в школах, и вступительные в вуз. На это указывает следующая фраза Условий приема: «Результаты внешнего оценивания учебных достижений выпускников общеобразовательных учебных заведений, подтвержденные соответствующими документами (документом) Украинского центра оценивания качества образования зачисляются как результаты вступительных испытаний».

Это требование также вызовет много вопросов. Центр до сих пор еще не создан, а «соответствующие документы» издает само министерство на основании тестирования, проведенного в рамках проекта «Центр тестовых технологий» Международного фонда «Відродження». Результаты может засчитать приемная комиссия конкретного вуза, но никаких указаний относительно критериев такого зачисления тоже нет. Проблема состоит в том, что лишь десять тысяч учеников смогли принять участие в тестировании, поэтому «соответствующий документ» предоставит в приемную комиссию лишь приблизительно каждый двадцатый абитуриент, а остальные будут сдавать вступительные экзамены в вузы. Попробуйте решить, на какое место рейтингового списка записать результат 24 балла из 40, если все остальные писали письменный экзамен, который оценивался по 100-балльной шкале? Это так же некорректно, как определять место среди прыгунов в длину спортсмена, который занял 10-е место в прыжках в высоту с результатом 1м 83 см. Снова вузы будут выходить из ситуации самостоятельно, придумывая правила пересчета результатов.

Немного информации мы почерпнули из условий приема, не стали больше знать и после прочтения правил приема в тот или иной вуз. Конечно, формальные правила зачисления на основании оценок там прописаны конкретнее. Но вопросы подготовки заданий, проведения испытания, оценивания и обнародования результатов либо не освещены совсем, либо представлены в общих чертах. Ситуацию ухудшает еще и тот факт, что все упомянутые этапы поступления проходят буквально за закрытой дверью. Остается лишь верить, что там, в закрытом для посторонних корпусе учебного заведения, все происходит именно так, как рассказывал на пресс-конференции ректор. Поверить можно, но лучше увидеть. Вступительные испытания должны быть соревнованием абитуриентов за право учиться за государственные средства, а не судом над ними. Поэтому экзаменаторы должны все решать публично, как судьи на соревнованиях, а не в закрытой комнате, как в суде.

Мы настолько привыкли к существующей системе проведения экзаменов, что даже не задумываемся над ее недостатками, а спорим лишь о том, кто честнее проведет отбор абитуриентов — вуз для себя или какой-нибудь всеукраинский центр для всех. Суть от этого не меняется, так как к процессу в обоих случаях будет привлечено приблизительно одинаковое количество людей с одинаковой моралью. Нужно демократизировать сам процесс, сделав его прозрачным и подконтрольным общественности. Чтобы обосновать это, хочу сравнить процесс отбора будущих абитуриентов с выборами депутатов. Это не такое уж и большое преувеличение, так как поступление — это выборы будущей элиты нации.

Итак, представьте себе, что выборы проходят так, как сейчас вступительные испытания. Кандидатов регистрирует созданная президентом комиссия. Бюллетени и информацию о них готовят тайно, мы сможем прочитать ее непосредственно в день выборов и только в помещении участка. Будем голосовать так, как и теперь, но заходить в помещение сможем только по пропускам в определенное графиком время. После окончания голосования все бюллетени отправят секретной почтой в Киев для обработки. Через две недели объявят рейтинговый список кандидатов в соответствии с количеством представленных за них голосов. Обжаловать результаты может только лично кандидат на протяжении суток после обнародования результатов, причем предметом апелляции может быть лишь количество поданных конкретно за него голосов. Доступ ко всем бюллетеням и протоколам имеют только гарант Конституции и лица, которым он доверяет. Для полноты картины заметьте, что законодательно процедура голосования не установлена, а каждая комиссия проводит ее, пользуясь своими внутренними правилами и своими понятиями о справедливости. Например, кандидату-инвалиду автоматически прибавляется тысяча голосов, а по рекомендации депутата высшего уровня — двести. Представили?

Понятно, что с таким законодательством о доверии государству нечего и мечтать. А как же мы надеемся войти в Болонский процесс, на каких основаниях надеемся на свободный выбор места обучения и признания наших дипломов?

Нужно демократизировать процесс отбора в вузы. При этом нельзя слепо копировать заграничный опыт, ибо только у нас аттестат о среднем образовании получают все ученики, диплом о высшем образовании также получают практически все студенты, а пропуском на пути к получению диплома фактически являются вступительные экзамены. Тестирование может заменить итоговую государственную аттестацию в школе, а вузы могут использовать его для отбора или поиска абитуриентов. Результат тестирования должен быть указан по каждому предмету отдельно, по одинаковой шкале, но вариант теста может объединять тестовые задания по нескольким предметам. Уровень сложности тестов может быть таким, чтобы аттестат получали приблизительно 90% учеников, а максимальное количество баллов по каждому предмету около 10%. Сертификационное тестирование установит необходимый уровень требований во время выпуска со школы, возвратит значимость школьного аттестата.

Необходимо создать единую базу тестовых заданий по каждому предмету, доступную всем по сети Интернет. Основой такой базы могут быть тестовые задания разных вузов, задания школьных сборников и тематических аттестаций. Объем такой базы не позволит заучивать ответы на несколько десятков или сотен заданий, а репетиторство станет просто формой индивидуального платного обучения. Нужно допустить на любой этап проведения экзаменов наблюдателей, то есть лиц, которые согласились бы безвозмездно наблюдать за процедурой. Наблюдатели предварительно регистрируются, ознакамливаются со своими правами и подписывают соглашение об ответственности за превышение своих полномочий.

Полное описание процедуры тестирования по объему будет таким же большим, как закон о выборах, но для ученика она должна быть не более сложной, чем процедура голосования для избирателя. Нужно сначала разработать именно правила подготовки и проведения тестирования, только после этого можно поручать эту работу учебным заведениям или создавать с этой целью отдельные организации. Сейчас существует реальная опасность создания организации с монопольным правом оценивания выпускников школы и абитуриентов, которой будет поручено самостоятельно разработать положение о своей деятельности.

Надо вспомнить и о правах самих экзаменуемых. Всем известно, как волнуется человек, когда знает, что у него единственный шанс решить свою судьбу. Кто забыл, представьте себе, что вам нужно пройти по лежащему на земле брусу шириной 10 сантиметров. Прекрасно. А теперь брус закрепили на высоте 20 метров. Чувствуете, как действует отсутствие права на ошибку? Поэтому ученики и абитуриенты должны получить право повторно сдавать экзамен.

Вспоминая о тестировании, многие педагоги сразу скептически улыбаются. Лучший способ оценить ученика — беседа с профессором, но только если он выбирает учеников для себя лично и сам будет страдать от ошибочной оценки. Так же можно скептически смотреть на анкеты брачных агентств или пожимать плечами, слушая выступления отдельных депутатов. Ошибки были, есть и будут, но при массовой оценке людей мы можем руководствоваться лишь объективными данными, а их в нашем случае могут дать лишь тесты. А современные технические средства позволяют сделать процедуру тестирования быстрой и прозрачной.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно