Зао «Оболонь» желает сатисфакции. Конституционный суд взялся толковать спорные статьи по делу киевской «Оболони» и донецкого «Сармата»

11 марта, 2005, 00:00 Распечатать

Длительная и резонансная тяжба между ЗАО «Оболонь» и ЗАО «Сармат» получила новый импульс. Столичные пивовары до сих пор так и не нашли защиты у правосудия от донецких скупщиков акций...

Длительная и резонансная тяжба между ЗАО «Оболонь» и ЗАО «Сармат» получила новый импульс. Столичные пивовары до сих пор так и не нашли защиты у правосудия от донецких скупщиков акций. Однако уверенность в своей правоте не позволила киевлянам опустить руки даже после того, как в 2004 году Верховный суд Украины отказал им в удовлетворении кассационных жалоб. К тому же не давал покоя явный разнобой в решениях судов различных инстанций по аналогичным делам из-за неоднозначного применения судьями одних и тех же положений законодательства при урегулировании одинаковых правоотношений. Результат настойчивости налицо: Конституционный суд Украины (КСУ) принял конституционное обращение не от группы из 50 депутатов, не от Президента или Верховного суда, как это обычно бывает, а от производственной компании и ее рядового акционера. Более того, на 15 марта назначено пленарное заседание КСУ…

Годовщина с сюрпризом

Чем не сюрприз накануне третьей годовщины резонансного скандала, причиной которого стала недружественная скупка конкурентами в марте 2002 года акций миноритарных акционеров «Оболони»? Если окажется, что не все суды правильно применяли положения законодательства, то спор пивоваров, того и гляди, пойдет на очередной виток. Причем вполне возможно, что и спором дальнейшее развитие событий уже не назовешь…

Еще 7 декабря 2004 года коллегия судей КСУ открыла конституционное производство по делу о толковании положений ч.2 ст. 28 закона «О хозяйственных обществах» и п.1, абзаца первого п.5 ст. 4 закона «О собственности». А 12 января 2005 года КСУ в полном составе подтвердил это решение. Таким образом, появилась надежда, что толкование спорных положений даст возможность однозначно ответить на судьбоносный вопрос: могли ли акционеры пивзавода «Оболонь» фиксировать в уставе ЗАО свое приоритетное право на покупку акций? А если могли, то должны ли были в обязательном порядке исполнять записанное ими же в уставе?

Разрешено все, что не запрещено

Не посвященному в суть конфликта может показаться странным, что с помощью КСУ намереваются получить ответ на вопрос, на который законодатель уже давно и однозначно ответил. В ст.81 Хозяйственного кодекса четко записано: «Акции закрытого акционерного общества распределяются между учредителями или среди заблаговременно определенного круга лиц и не могут распространяться путем подписки, покупаться и продаваться на бирже. Акционеры закрытого общества имеют преимущественное право на приобретение акций, которые продаются другими акционерами». Нашлось место для закрытых АО и во всех проектах закона «Об акционерных обществах».

Однако в момент, когда дело решалось по сути, для судей это не было столь очевидным. Тогда еще не действовал Хозяйственный кодекс, зато были свежи в памяти изменения от 23 декабря 1997 года в ст.28 закона о хозобществах, регулирующей вопросы приобретения акций. После «коррекции» из статьи вдруг выпал оборот: «Если другое не предусмотрено уставом общества…» Зато осталось: «…акция может быть приобретена также на основании договора с ее собственником…»

В результате образовалась брешь, которой воспользовалось ЗАО «Инвестиционная компания «Керамет-Инвест», скупившая для ЗАО «Сармат» 11,5% акций флагмана украинского пивоварения.

Дело в том, что пресловутое изменение закона о хозобществах судьи трактовали по-разному. Поддержавшие позицию «Сармата» восприняли его как запрет на какое-либо ограничение продажи акций ЗАО. При этом они не очень-то считались с природой закрытых АО, главное отличие которых от ОАО как раз и состоит в том, что их акции не могут свободно обращаться на рынке. Не все судьи учитывали, что в ст. 28 идет речь не об отчуждении, а о приобретении акций, хотя это следовало уже из названия статьи. Наконец, их точка зрения противоречила одному из главных принципов правопорядка: все, что не запрещено, разрешено. Ведь законом не запрещается делать соответствующую запись в учредительных документах акционерного общества, хотя не предусматривается прямая возможность.

Кроме того, не все судьи, согласившись с п.1 ст. 4 закона о собственности («Собственник по своему усмотрению владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуществом»), упрямо не хотели замечать п.5 этой же статьи: собственник, осуществляя свои права, обязан не нарушать права и охраняемые законом интересы граждан, юридических лиц и государства. К тому же никто не отменял договорные отношения. Так же, как и право собственника на самоограничение, в том числе и в уставе закрытого акционерного общества.

Беспрецедентный прецедент

Комизм ситуации заключался еще и в том, что не помогла киевлянам и судебная практика по аналогичному акционерному спору, в котором судьи приняли сторону обороняющихся. Ведь когда скандал «Оболонь» — «Сармат» только набирал обороты, спор между ЗАО НПЦ «Борщаговский химико-фармацевтический завод» и ЗАО «Фармацевтическая фирма «Дарница» был разрешен в пользу Борщаговского ЗАО. Единственным более или менее существенным различием между двумя аналогичными случаями был разве что объем проданных акций. Пять акций рядовой акционерки Борщаговского химфарма (которые она продала конкурирующей фирме, предварительно не уведомив о своем намерении родное предприятие) — это сущая ерунда по сравнению с объемами отчуждения в случае «Оболонь» — «Сармат». Впрочем, эксперты не исключают, что как раз серьезные объемы приобретения могли сыграть злую шутку с «Оболонью». К тому же они советуют не сбрасывать со счетов и то, что обе фармацевтические фирмы имели киевскую прописку, тогда как у пивоваров она существенно отличалась. Скажете, это имеет очень отдаленное отношение к исходу спора пивоваров? Ну, это как сказать. Не более как полгода назад по этому поводу была расхожей шутка: мол, для семейного благополучия желательно, чтобы хотя бы хомячок был родом из Донецка…

Коль взялся за гуж

Теперь уже ясно, свою точку над «і» Конституционный суд все-таки поставит. А СМИ получат возможность порадовать читателей последней стадией нескучного процесса, который доказал свое право на развитие прецедентностью и резонансом.

Ведь именно КСУ — единственный орган конституционной юрисдикции, который не только определяет конституционность законов и других нормативных актов, но и дает официальное толкование Конституции и законам Украины.

Впрочем, никто не может быть абсолютно уверен, что точка, поставленная КСУ, станет последней. Ведь Украина, ратифицировав Европейскую конвенцию по правам человека, открыла украинцам дорогу в Европейский суд. Правда, для ведения дела в Европе потребуется очень много времени.

Интересно, если для сатисфакции «Оболони» обращение в Европейский суд все-таки потребуется, то в какую годовщину скандала будет назначено заседание в Страсбурге?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно