ВВП больше не отражает уровень благосостояния стран – The Economist

29 апреля, 2016, 12:28 Распечатать

Издание пишет, что показатель морально устарел и не учитывает многих факторов, которые появились в 21-м веке.

Традиционная оценка ВВП неправильно учитывает влияние современных технологий на качество жизни © economy.kz

Что бы вы выбрали: быть средневековым монархом или современным офисным работником? У короля, к примеру, есть целая армия слуг, он всегда хорошо питается и носит шелковую одежду. Но при этом у него болят зубы, он может легко умереть от любой инфекции, ему приходится очень долго ехать на лошадях из дворца в дворец, а еще шутки придворных шутов ему надоели.

В сравнении жизнь в 21-м веке выглядит более привлекательно, если учесть современную медицину, существование антибиотиков, быстрый транспорт, смартфоны и развлекательные онлайн-сервисы.

Но вопрос выбора в начале – это не просто шутка. Он хорошо демонстрирует, как стандарты уровня жизни менялись со временем. Хотя сейчас этот уровень измеряется одним показателем: валовым внутренним продуктом.

Об этом сегодня пишет The Economist, добавляя, что одна цифра считается срезом благосостояния в странах, хотя ее подсчет опирается на очень неточные признаки процветания в современном мире. И чем дальше, тем больше разрыв между показателем ВВП и реальностью.

Защитники ВВП говорят, что статистика создана для того, чтобы давать точные ответы на вопросы. Показатель, который стал творением экономического спада в 30-х и кровавой войны в 40-х годах прошлого века, изначально был разработан для замера возможности экономики производить продукцию. С тех пор ВВП стал ориентиром для чиновников в вопросе налоговой политики, мер по борьбе с безработицей и управления инфляцией.

Но, как пишет The Economist, очень часто этот показатель неточный. К примеру, показатель ВВП Нигерии в 2014 году вырос на 89% после того, как те в стране, кто его высчитывал, скорректировали свои методы. Но даже логичный взгляд укажет на то, что цифры не отражают действительность. Пересмотры в подсчетах происходят часто даже в богатых странах, таких как США. И при этом очень мало внимания уделяется реальным признакам благосостояния. Поэтому может сложиться ложное впечатление, что ситуация в Америке значительно лучше, чем в Европе. А это еще и означает, что политики принимают решения, опираясь на ошибочные данные.

Если ВВП падает даже при условиях внутренних правил подсчета, тогда его ценность как экономического показателя благосостояния еще меньше. В стране с низким ВВП, но с лучшей системой здравоохранения и комфортными условиями отопления становится очевидным, что оценка уровня жизни очень занижена. Однако после Второй мировой войны, по крайней мере, все двигалось в одном направлении: ВВП рос быстро, и качество жизни также.

Но сейчас ВВП хоть и медленно, но продолжает расти, однако стандарты жизни замерли. Часть проблемы заключается в расширении неравности. К примеру, средний доход американцев с поправкой на инфляцию не изменился за последние 25 лет. Однако при оценке благополучия за этот же период времени никто не обратил внимание на то, что набор вещей, которые люди ценят в современном мире, тоже изменился.

Читайте также: ЕБРР назвал приватизацию единственным источником роста ВВП Украины

За исключением компьютеров, ничего другого в оценку того, что производятся и потребляется, включено не было. Во времена массового стандартизированного производства такой подход был нормальным. Но сегодня большая часть экономики приходится на сферу услуг. Компании все больше подстраивают качество своего предложения под вкусы отдельной категории покупателей. К примеру, если ресторан обслуживает меньше клиентов, но готовит более дорогие блюда, он тем самым повышает инфляцию и понижает ВВП, даже если спрос на меньшее количество столиков и свежие продукты есть. Или же услуги, которые Google и Facebook предлагают своим клиентам бесплатные. И поэтому они никак не учитываются при подсчете ВВП. Когда такие товары, как карты и музыкальные записи, становятся бесплатными, это обваливает ВВП.

Также онлайн-магазины и банки стали приятным удобством для потребителей. Они повышают качество жизни. Но также это означает, что инвестирование в коммерческую недвижимость уменьшается. Поэтому ВВП тоже падает.

Издание предлагает ввести в подсчете экономических показателей некоторые изменения в подсчетах экономических показателей. Во-первых, при определении ВВП следует минимизировать влияние особых методов подсчета и опираться на налоговые данные, поисковые запросы и другие признаки спроса в современном мире, а также на данные о банковских транзакциях и кредитных перерасчетах, отделив при этом бизнес-клиентов от физических лиц.

Во-вторых, развитые и богатые страны, экономика которых опирается больше на предоставление услуг, должны ввести более широкий показатель, который бы более точно оценивал стандарты жизни и производства. Условно новый показатель можно назвать "ВВП-плюс". Он будет учитывать неоплачиваемые услуги, такие как уход за родственниками, а также изменения в качестве обслуживания. К примеру, можно оценить увеличение продолжительности жизни относительно улучшения системы здравоохранения. Также "ВВП-плюс" должен учитывать выгоды от абсолютно новых продуктов и расширение выбора. И, что самое важное, показатель должен разделить оценку расходов богатых потребителей, среднего класса и бедных людей.

Также "ВВП-плюс", как и ранее, должен принимать во внимание потоки доходов. При этом издание советует странам каждые 10 лет оценивать свое "богатство", к которому будут зачислены все правительственные активы, дороги, парки, а также частные состояния. Кроме того, следует вносить в оценку нематериальный капитал стран: развитые навыки, бренды, научные идеи, онлайн-сети – все это имеет ценность в современном мире. При этом стоит обращать внимание на износ всего этого капитала.

The Economist замечает, что, конечно, любая новосозданная шкала не будет идеальной. К примеру, очень тяжело ответить на вопрос, как оценивать человеческий капитал. Но, во всяком случае, дальше игнорировать прогресс и привилегии современной жизни нельзя. Напомним, что эксперты МЭРТ и НБУ улучшили прогнозы роста ВВП Украины на этот год, но ухудшила на следующий. ак, в 2016 году рост ВВП Украины составит 1,1%, что на 0,1% выше, чем прогнозировалось аналитиками в декабре прошлого года. В то же время, рост ВВП в 2017 году, по обновленным данным, составит 2,5%, что на 1 процент меньше, чем прогнозировалось ранее.

Как сообщалось ранее, Международный валютный фонд ухудшил прогноз роста экономики Украины в 2016 году - до 1,5% с предыдущего прогноза в 2% по состоянию на октябрь 2015 года. Специалисты фонда снизили свой прогноз относительно перспектив роста украинской экономики вслед за Минфином и Нацбанком.

Тем временем, согласно прогнозу Кабмина, в 2017 году в правительстве ожидают дальнейшее снижение курса гривни к доллару до 27,7 грн,ускорение темпов роста ВВП до 3%, снижения инфляции до 8,1% и снижение уровня безработицы до 8%.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >