У СЕМИ НЯНЕК ДИТЯ БЕЗ ГЛАЗУ

14 января, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 14 января-21 января

Вероятно, одна из наиболее популярных тем в средствах массовой информации — экономические реформы в Украине, их направленность и эффективность...

Вероятно, одна из наиболее популярных тем в средствах массовой информации — экономические реформы в Украине, их направленность и эффективность. Одни говорят, что реформирования практически нет, другие — что реформы неверно ориентированы и потому не работают. Именно с оценок текущей ситуации и перспектив развития национальной экономики и начался за неделю до нового года наш разговор с заместителем председателя комитета ВР по промышленной политике Вадимом ГУРОВЫМ.

— Я бы не сказал, что реформирование не происходит, — высказал свою точку зрения Вадим Николаевич. — Принимается большое количество решений, более-менее проработанных нормативных документов. Делаются попытки, как говорят, «либерализовать» экономику. Проблема в том, что на фоне общих рассуждений о движении к рынку не определена принципиальная концепция механизма перестройки. А без этого невозможно сказать, верно или неверно мы ориентируем реформы.

Представьте себе, что перед вами поставили задачу построить сложное сооружение, назначение которого определено, а технология строительства еще не отработана. И вместо того чтобы шаг за шагом отрабатывать технологию и вести процесс строительства по общему плану, вы раздаете участки работы подрядчикам, каждый из которых энергично ведет дело по своему разумению, отстаивает интересы своего участка. У многочисленных заказчиков появляется вкус к критике. Вас начинают дергать, заставляют то расширять коридор, то пристраивать библиотеку, то разбить стены и поменять расположение электрических розеток. Вы, в свою очередь, начинаете ругаться с подрядчиками, обвинять их в некомпетентности. Ясно, что для начала нужно определиться с единой методологией работы: тогда появится логика конкретных решений.

То, что не правительство управляет ситуацией, а ситуация определяет решения исполнительной власти, — большая беда. Но еще хуже, что латание дыр происходит в условиях отсутствия главного стержня в идеологии переходного периода, нередко в отсутствие четкой информации о состоянии дел, не говоря уже о прогнозе того, как именно скажутся сегодняшние действия в недалеком будущем.

Я полагаю, что все, кто хотя бы немного знаком с принципами функционирования экономики развитых стран, понимают, что термин «рыночная экономика» на практике означает большой спектр возможностей социального устройства. То есть в мире имеется много разных «капитализмов». Поэтому считаю, что сегодня главная задача — не впадая ни в крайность жонглирования общеэкономической терминологией, ни в крайность сиюминутных конкретных решений — определить принципы движения к эффективной экономике, исходя из национальных особенностей Украины, а название модели мы придумаем.

— Вадим Николаевич, вы являетесь одним из руководителей комитета по промышленной политике Верховной Рады Украины. По вашему мнению, какая дорога приведет к успеху?

— Моя концепция переходного периода сформировалась под влиянием личного опыта работы, в том числе в парламенте, в сотрудничестве с органами исполнительной власти. Я обсуждал ее с теми, кто занимается практическим управлением промышленными предприятиями, с предпринимателями, специалистами и вижу, что ее разделяют многие. На мой взгляд, в первую очередь внимания государства заслуживают предприятия горно-металлургического комплекса (ГМК), как источник экономического богатства страны в целом. Очевидная «металлургическая» ориентация экономики (по данным Госкомстата, за одиннадцать месяцев 1999 года 26% выпуска основных видов продукции приходится на черную металлургию) при изношенных и устаревших основных фондах указывает на то, что в ГМК кроется опасность социальных взрывов (задолженность по зарплате по состоянию на ноябрь 1999-го — свыше 200 млн. грн.).

Все соглашаются с тем, что корень зла — в отсутствии хозяина на предприятиях, отсутствии инвестора, готового вложить серьезные средства в реконструкцию основных фондов, внедрение современных технологий, принять на себя риски ведения бизнеса в Украине. Очевидно, сегодня перспективы экономики страны таковы, что ни один инвестор не рискнет увязнуть в попытках вернуть свои капиталовложения. Если же продавать предприятия в собственность по балансовой стоимости основных фондов, то у нового хозяина возникает большой соблазн, купив предприятие дешево, попросту выжать доход, лежащий на поверхности, мало интересуясь отдаленными перспективами бизнеса. Прибыль нередко формируется за счет манипуляций с бюджетными долгами, энергетическими векселями. Поэтому формальная приватизация оказывается источником дальнейшей стагнации предприятий в частности и экономики в целом.

Осознавая это противоречие, исполнительная власть ввела институт управляющих. То есть пакеты акций, принадлежащих государству, отдаются в управление предпринимателям, обещающим добиться лучшего ведения бизнеса. Неопределенность перспектив этой стратегии видна уже из того, что бюджетный комитет ВР оценивает потенциальные доходы от управления государственными корпоративными правами в полтора миллиарда гривен, а Кабинет министров выносит на обсуждение ВР и обосновывает цифру в пять с половиной раз ниже.

Пытаясь реализовать личные коммерческие планы, «новые управляющие» вступают в конкуренцию, разрушая остатки внутренней кооперации, перекрывая кислород друг другу в борьбе за рынки сбыта. То есть, крупная промышленность превратилась в полигон для неконструктивных амбиций, ничего общего не имеющих с оздоровлением украинской экономики.

Создается впечатление, что исполнительная власть по инерции придерживается тезиса «Государство не может быть эффективным собственником». Считаю, что принципиально важный механизм переходного периода — централизованное управление, которое позволит планомерно вывести страну из кризиса, реструктуризовать экономику, создать условия для приватизации, выгодной с точки зрения как государства, так и отдельных предприятий, а не только «заведующих складом». По моему мнению, до момента приватизации само государство может и должно сыграть роль эффективного собственника, инвентаризовать свои активы, обеспечить и получение высокой прибыли, и социальную стабильность.

— То есть следует вернуться к старому социалистическому способу хозяйствования? У нас ведь уже был один собственник в лице государства, и эта система оказалась неэффективной…

— Ни о каком возврате к старой системе управления нет и речи. Вы что же полагаете, что в развитых странах отсутствует государственное регулирование и контроль? Все дело в пропорции государственной собственности и частного капитала. Вспомните процессы приватизации крупных государственных монополий в период правления Маргарет Тэтчер. В стране со столетними капиталистическими традициями массовая приватизация стартовала пятнадцать лет тому назад! Я вижу процесс перестройки в нашей стране как последовательное увеличение доли частного капитала и сокращение доли государственной собственности. Но это — ни в коей мере не «разовое мероприятие». Особенно в нашей стране, промышленность которой составляла органичную часть гигантского народнохозяйственного комплекса Союза.

Нельзя играть в приватизацию: сегодня дадим поуправлять, завтра — заберем. Считаю, что обязанность государства — управлять своей собственностью. И только в том случае, если это выгодно для бюджета, для людей, если не нарушается социальная стабильность, — продавать собственность предпринимателям. Обязательным условием продажи должна быть программа, из которой ясно, как именно новый собственник собирается работать.

Это магазин, парикмахерскую можно продавать с аукциона. А что касается крупных предприятий, то здесь в руки нового собственника отдаются судьбы десятков тысяч людей. Да еще от его будущей политики зависят все те, с кем он связан кооперацией. Здесь очень актуально правило «Семь раз отмерь — один раз отрежь».

Вероятно, в будущем существенную роль в украинской экономике станет играть средний и малый бизнес в сфере инноваций, легкой промышленности, производстве услуг и продуктов питания. Главная же задача сегодняшнего дня — движение к сбалансированной экономике, сложный и болезненный процесс, стержнем которого должна стать работа по наведению порядка в ГМК.

Нельзя развивать новые рынки за счет перераспределения дохода, получаемого в ГМК. На этом пути мы можем получить в Криворожском бассейне второй Донбасс — социально напряженный регион, болезненно влияющий на экономику в целом.

Я не сторонник крайне левых идей и не предлагаю что-либо экспроприировать, начать все с начала и «уже теперь» работать более тщательно. Наоборот, именно крупный капитал — очевидный союзник идеологии централизованного управления. Именно те, кто добивается эффективной оборачиваемости значительных активов, уже инвестированных в украинскую экономику, объективно заинтересованы в таком сотрудничестве.

Центральная власть в этой схеме выступает как персонифицированный гарант общественной стабильности, орган, координирующий перестройку экономики. Основным мотивом поведения «хорошей» центральной власти должно стать извлечение высокой прибыли от экономики в целом.

Коренное отличие такого подхода от системы случайных собственников — этаких «баронов- разбойников» — в том, что создаются условия для ведения бизнеса исходя из долговременной перспективы, поскольку никто лучше не защитит капиталовложения, чем само государство. Не станет Министерство юстиции искать лазейки в национальном законодательстве, чтобы предложить правительству способ утаить доходы от налоговой администрации. Отпадает необходимость срывать максимальный куш на каждой сделке, рассматривая ее как последнюю. С другой стороны, для бизнесмена привлекательно разместить большие активы с разумной доходностью в планомерно работающей системе, дающей прибыль с минимальным риском.

— Мы определили, что основными действующими лицами в вашей модели будут органы государственной исполнительной власти и представители крупного капитала. Но как именно будут распределены права и обязанности между ними?

— Что касается распределения прибыли, то, очевидно, вопрос решается количеством и качеством акций, принадлежащих акционерам. А вот в части повседневного принятия решений в основу системы централизованного управления следует положить принцип открытости экономической информации, характеризующей текущую эффективность управления. Современные информационные технологии позволяют снизу доверху, от уровня цеха до уровня министерства, собрать и проанализировать показатели, позволяющие выявлять слабые места в управлении людьми, технологическими процессами, финансами, снабжением и сбытом. Сегодня техника сбора и обработки информации позволяет с помощью относительно небольших капиталовложений создать мощный инструмент контроля за деятельностью предприятий, обеспечить необходимую обратную связь. Как только налажен сбор достоверной информации, появляется возможность ситуационного моделирования, а значит — оперативного планирования.

Принцип открытости, во-первых, будет препятствовать мошенничеству и воровству. Во- вторых, он позволит повысить качество принятия управленческих решений. Наконец, прозрачность и доступность результатов экономического анализа создают условия для привлечения инвестиций. При этом крупный капитал в состоянии обеспечить возвратность этих вложений за счет доходности собственных активов, не перекладывая груз расчетов по кредитам на плечи налогоплательщиков.

Возможно, термин «централизованное управление» вызывает в памяти образ старого Госплана с его неповоротливым бумажным документооборотом. Подчеркну: на сегодня имеется возможность принципиально по-новому организовать оперативные учет, анализ и планирование, сделав из них инструмент жесткого управления масштабными процессами.

Структуры, уполномоченные государством заниматься вопросами ГМК, будут контролировать состояние дел на крупных предприятиях, и если один завод приобретает киловатт электроэнергии, скажем, по три копейки, а другой — по пятнадцать, то здесь есть повод к углубленному анализу ситуации, поиску причины таких различий. Кроме этого, государство должно заниматься стратегическим и тактическим планированием, чтобы не ждать критических ситуаций, а предпринимать упреждающие действия. В частности, важен вопрос о моделировании результатов реорганизации производства. Надо понимать, как закрытие либо расширение части производственных мощностей отразится на местной экономике. Ведь сегодня предприятия доведены до такого состояния, что банкротство для них абсолютно не страшно, некоторые с удовольствием объявят местный «дефолт», чтобы не платить долги. Поскольку реорганизации нам не избежать, необходимо планировать меры по трудоустройству высвобождающейся рабочей силы, создавать для этого малые предприятия, переучивать людей, помогать им найти новые точки приложения своих возможностей.

Предприниматели исповедуют простую стратегию: купи дешево, продай дорого. В условиях становления экономики это может приводить к опасным последствиям, если за договорами купли- продажи стоит не экономическая целесообразность, а личная договоренность временщиков. Я не отрицаю право предпринимателя выискивать все слабинки экономики. В этом ведь и состоит его социальная роль — находить дисбалансы и зарабатывать на них. Но если лодку начинают раскачивать так, что она вот-вот перевернется, то здесь уже задача государства — немедленно заняться стабилизацией.

— Не могли бы вы назвать тех, кто зарабатывает на разбалансировании экономики?

— Я мог бы все свои замечания подтвердить фактическим материалом. Не называю конкретные предприятия и людей сознательно. Правильно сказал Президент: «Выборы окончились, давайте работать». Нам нужно сейчас сконцентрироваться на выработке промышленной политики и пригласить к сотрудничеству всех, кто готов внести вклад в экономическую стабилизацию. Я как-то прочел афоризм Элеоноры Рузвельт: «Умные люди обсуждают принципы, обыватели обсуждают события, глупые люди обсуждают других людей» — эта позиция мне близка.

— Раньше бытовал такой термин — «автоматизированная система управления» (АСУ). Насколько я понял, вы считаете, что все проблемы можно решить с помощью хорошей АСУ?

— Конечно, нет. Позвольте мне вернуться к примеру со строительством. Для того чтобы построить здание, необходимо сформулировать требования к нему, провести разведку почвы, начертить план, найти подрядчиков, приобрести строительные материалы, управлять самим процессом строительства, а после заселения — заниматься эксплуатацией. Все эти действия требуют четкой постановки задачи, анализа внешних условий, контроля исполнительской дисциплины. Представьте будущего собственника, который нанимает первого попавшегося подрядчика, постоянно меняет свои планы, дергает людей, не осведомлен о ценах, и в конце концов оказывается, что дом ему не нужен, а решал он совсем другие задачи — что он построит?

Я в самом деле придаю первостепенное значение профессиональной работе с информацией. А значит — созданию условий для того, чтобы она была. Наивно думать, будто технические специалисты высокого уровня в одночасье откроют управленцам «царскую» дорогу к контролю за промышленностью страны. Речь идет о постоянной, упорной работе в двух взаимосвязанных направлениях. Во-первых, внедрить идеологию и методику контроля и учета, культуру обоснованного принятия решений. Во-вторых, создать условия, призванные помочь руководителям в принятии решений.

У программистов есть такая поговорка: «Мусор вложишь — мусор получишь». Еще работая технологом на металлургическом комбинате, я стал свидетелем проявления этого принципа в неудачной разработке АСУ плавкой стали. Как только я познакомился с идеей проекта, сразу понял: ничего не выйдет. Ведь уровень точности исходной информации, в том числе по качеству металлолома, был настолько низким, что никакие компьютерные ухищрения не могли обеспечить качественный металл на выходе. Отсюда вывод: хочешь управлять процессом — добейся получения достоверной исходной информации, определи те параметры, которые являются ключевыми и которые ты действительно в состоянии контролировать.

Технология сама по себе является только инструментом, обслуживающим интересы собственника. Вопрос о собственнике, настоящем хозяине является ключевым. Моя позиция — на текущем этапе именно государство в сотрудничестве с крупным национальным капиталом должно стать ведущей силой в стабилизации экономики. Задача бизнесмена, кредитующего производство, — добиваться эффективной работы отдельных предприятий, возврата вложенных средств. Государство отвечает за стабильность экономики и социальной сферы в целом.

Все же, если роль информации так велика, возникает вопрос о технической реализуемости масштабной системы ее сбора и обработки.

Во-первых, крупные специализированные ИВЦ у нас существовали. Невостребованность результатов деятельности привела их к упадку. А вот в области финансов информационные услуги были востребованы. Посмотрите на Национальный банк. НБУ разработал систему бухгалтерского учета, позволяющую непосредственно из банковской бухгалтерии извлекать детальную информацию о деятельности коммерческих банков, структуре их активов и пассивов, общую информацию о клиентской базе. Отчетность строго ранжирована и включает целый ряд форм, предоставляемых ежедневно, еженедельно, ежеквартально и т.д… Ведется контроль за графиком погашения задолженности кредитополучателей перед банками, и в случае его нарушения санкции к коммерческому банку применяются на следующий день. В дополнение к бухгалтерии разработана система показателей, имеющих ясный экономический смысл и характеризующих в сжатой форме эффективность управления финансами в том разрезе, который требуется руководству НБУ.

Технология играет двоякую роль. Во-первых, она позволяет коммерческому банку оперативно в срок формировать свою отчетность и передавать ее в НБУ. Во-вторых, она позволяет немедленно проанализировать полученную информацию, поскольку в НБУ направляются не текстовые сводки, а структурированная информация, попадающая в центральную базу данных, где она непосредственно обрабатывается. Существенно, что технология позволяет ввести единые стандарты учета и отчетности и контролировать их исполнение. Несмотря на существование такой жесткой системы контроля, никому в голову не приходит обвинить НБУ в возрождении социализма.

В силу специфики производственных циклов, большого разнообразия номенклатуры аналогичная система контроля над различными сторонами производственной деятельности предприятий несколько сложнее. Но и эта задача разрешима. Никого не удивляет металлургический завод в Австрии, повседневное управление которым полностью осуществляется из США, или госпредприятия Франции без собственной бухгалтерии — она ведется централизованно. Да и в Украине серьезные предприниматели, стараясь добиться максимально эффективного управления своими активами, систематически совершенствуют и внедряют управленческие информационные технологии.

Обсуждение со специалистами показывает, что основу системы могут составить следующие компоненты:

— расчет материального баланса на основе расходных коэффициентов, характеризующий эффективность производства;

— учет договоров и финансово значимых документов. Он отражает эффективность управления финансами.

Учет товарной и ценовой динамики относительно небольшого списка сырьевых ресурсов, на которые приходится основная часть себестоимости готовой продукции, позволяет реально контролировать состояние дел на предприятии. Если учет поставлен на систематическую основу, появляется возможность решения таких задач, как сквозной расчет себестоимости готовой продукции с учетом цепочки переделов; расчет реального наполнения бюджета; моделирование и расчет теоретического верхнего предела эффективности отрасли как функции цен на сырье и условий внешнего рынка и др… Такие разработки имеются, и не только в виде теоретических принципов. Они уже апробированы на отдельных предприятиях, результаты — отличные. Соответствующий опыт надо расширять.

— Если я правильно понял, дело только за созданием полномочной государственной структуры и выделением ей бюджетных средств для решения задач управления?

— Начну с вопроса о бюджетных средствах. Я считаю, что система, облегчающая процесс управления, нужна в равной мере и государству, и бизнесмену. Поэтому каждый внесет свой вклад в разработку и внедрение информационной магистрали. Прогресс в технологии идет быстро, сегодня большие вычислительные мощности стоят относительно недорого. Я вижу проблему не в получении необходимого финансирования, которое быстро окупится, а в наведении порядка в головах людей.

А вот что касается полномочной государственной структуры, то она уже существует, по крайней мере, в горнорудной промышленности. Для повышения уровня управляемости предприятиями и организациями, которые принадлежат к этой сфере, Кабинет министров Украины постановлением от 28 декабря 1998 года № 2078 принял решение о создании Государственной акционерной компании «Укррудпром». Согласно приказу ФГИ и Минпромполитики от 22 февраля 1999 года № 65/322 в уставный фонд компании были переданы государственные пакеты акций девяти государственных предприятий и шести акционерных обществ горнодобывающей отрасли. К сожалению, задачи, которые ставились в упомянутом постановлении, так и не были выполнены.

Отчасти и проблема — в разнобое толкования целей и задач различными ведомствами. Министерства обещают наладить крупномасштабную внутреннюю интеграцию, местные власти — обеспечить решение региональных задач, частные структуры — извлечь максимальную прибыль. Все эти задачи важны, они взаимосвязаны, и противоречия возникают лишь оттого, что на сегодня производство находится в тяжелом состоянии и попытка тянуть одеяло доходов в свою сторону, решая сиюминутные задачи, болезненно отражается на всех прочих сторонах.

В целом картина напоминает драку врачей различных специальностей у постели больного за право полечить «свой» орган (не бесплатно). Вряд ли больной заинтересован в такой конкуренции, да и победа хирурга над терапевтом, скорее всего, не принесет ему радости.

Полагаю, что в условиях многовариантности путей развития украинской экономики само государство, в лице специализированных властных структур, может быть одновременно и собственником, которому причитаются дивиденды на акционерный капитал, и «генеральным директором», повседневно контролирующим состояние дел на своих предприятиях и эффективность работы назначенных управляющих, будь они физическими или юридическими лицами.

Есть еще один, особый аспект централизованного управления именно в условиях переходного периода. Одно дело — усиливать внутреннюю кооперацию, формировать внутренний рынок, но ведь нельзя забывать и о национальных интересах при работе на внешнем рынке. Получается так, что в запале конкуренции коммерсанты сбивают цену на отечественную продукцию. Хорошо, если речь идет о предприятии, прочно стоящем на ногах. Оно будет искать внутренние ресурсы понижения себестоимости готовой продукции за счет совершенствования технологии. В ГМК сегодня реконструкция финансируется на минимальном уровне. Следовательно, снижение цены на готовую продукцию идет за счет украденной (полученной, но не оплаченной) электроэнергии, невыплаченной заработной платы и т.д… Таким образом, внутренняя междоусобица приводит к дальнейшему кризису экономики в целом. Это необходимо прекратить.

Предложения нашего комитета вновь формирующейся исполнительной власти состоят в том, чтобы, не торопясь с приватизацией и передачей в управление крупных промышленных предприятий коммерсантам, вернуться к вопросу об управлении государственной собственностью со стороны специализированных государственных структур. Считаю, что нужно помочь «Укррудпрому» наконец перейти к решению своих непосредственных задач. Это — разработка методики управления, ее нормативного обеспечения, системы анализа инвестиционных проектов, внедрение систем контроля за деятельностью управленцев и собственно оперативное управление активами государства. Такой путь отвечает экономическим интересам Украины и может рассматриваться как методология выхода из кризисного состояния.

Пример успешной государственной регуляции — эксперимент, проводимый на ряде предприятий ГМК на основании закона о проведении эксперимента на предприятиях ГМК Украины, принятого Верховной Радой Украины 14 июля 1999 года. Инициаторами его разработки был наш комитет и я лично. Вместо прений о размерах налогов и льгот, попыток ручного управления директорами мы сделали решительный шаг, сняли груз части старых долгов и предложили предприятиям двигаться вперед, показать, на что они способны. Сразу стали видны истинные лидеры и аутсайдеры, наладилась дисциплина выплат в бюджет. При этом в руках государства остались рычаги контроля: снова тонешь в долгах — значит, либо не умеешь хозяйствовать, либо нерентабелен в принципе и никакие экономические механизмы тебя не спасут. Сейчас мы подводим первые итоги эксперимента, и в ближайшее время я планирую опубликовать развернутый отчет.

Продолжается совместная работа с Министерством промышленной политики и Кабинетом министров над внедрением этой модели в жизнь. Думаю, что результаты не заставят себя долго ждать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно