СНОВА «ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ПРОГРАММА»?

15 марта, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 15 марта-22 марта

Судьбу одной продовольственной программы мы уже знаем. Недавно появилась еще одна. И называется она «Программа развития животноводства в Автономной Республике Крым на 2002—2005 годы»...

Судьбу одной продовольственной программы мы уже знаем. Недавно появилась еще одна. И называется она «Программа развития животноводства в Автономной Республике Крым на 2002—2005 годы». Даже через напускную научность сквозит ненужность этого чиновничьего труда. Такое впечатление, что разработчики своей главной задачей считали впрыгнуть в уходящий поезд аграрного прогресса, испугавшись, как бы животноводство не стало расти само по себе и без их руководящей роли. И не позволили такому случиться — имеем громоздкий документ, утвержденный во всех инстанциях...

Первое недоверие к «программистам» возникает уже тогда, когда слышишь, как председатель постоянной комиссии ВР Крыма по аграрным вопросам и продовольственному обеспечению Федор Снегирев утверждает, что властью ставится цель «возрождения крупнотоварных хозяйств, использующих индустриальные технологии». И с другой стороны, вопреки его утверждениям, даже под лупой в программе трудно обнаружить то, что «для ее реализации включены принципиально новые механизмы с учетом строящихся рыночных отношений»…

Наши люди, слава Богу, уже забыли те не столь уж далекие времена, когда в магазинах, выстояв большую очередь, можно было приобрести один сорт колбасы или сыра, а чтобы купить детишкам молоко, надо было в четыре утра занимать очередь под магазином, потому что привезенное в восемь, к девяти оно уже заканчивалось. Сейчас в любое время суток — иди и покупай. При этом номенклатурные работники все время плачут, что производство продукции животноводства сократилось. И оно действительно сократилось.

Сельское хозяйство сейчас уже совершенно другое, но только с одной стороны. Формально уже нет колхозов и нет советских ферм. С другой стороны, оно еще не успело кардинально измениться — после глубокого падения из-за кризиса коллективной собственности только-только начинаются процессы роста. Причем животноводство в силу своей специфики оказалось в самом трудном положении. Объектом дележа и аграрной политики последнего времени была в основном земля. Животные же и разваливающиеся фермы рассматривались как производное от нее. Очень часто скот шел на уплату громадных долгов разорившихся хозяйств. В Крыму, например, поголовье КРС уменьшилось в 2,5 раза, свиней — вдвое, овец и коз — в пять раз, птицы — в 2,4 раза. Соответственно за девять лет производство мяса упало в 2,2 раза, молока в 1,9, яиц — в два раза. В результате земля и фермы оказались по разные стороны хозяйственного учета: первая — без удобрений, вторые — без кормов.

Сегодня ситуация немного выравнивается. Пройдена низшая точка падения и начинается медленный, фактически самопроизвольный, в силу природных экономических законов, рост. Причем власть изо всех сил делает вид, что это именно она спланировала и организовала этот перелом. Так ли это, судить пока трудно. В 2001 году поголовье птицы в Крыму возросло на 15 процентов, свиней — на 3, количество коров остается прежним, количество овец и коз увеличилось на 3,4 процента. Начинает расти производство молока и яиц, на прежнем уровне производство мяса и шерсти. Могло ли быть иначе?

Когда продираешься сквозь цифирь «Программы...», становится очевидно, что решать проблемы животноводства власть стремится так, как она умела это делать и в советское время. Длинные разделы посвящены безусловно очень важным, но технологическим вопросам, которые производитель должен решить сам и без подсказки, опираясь исключительно на свои профессиональные знания и умения, в том числе и на свой риск. Например, «Программа...» предусматривает, сколько гектаров и каких кормовых культур надо посеять, поучает, какую культуру с какой смешивать, какие корма надо заготовлять, каких пород и сколько скота должны содержать хозяйства, как должна быть организована селекционно-племенная работа, расписывает по годам численность всех видов птицы и мелкого скота. Но является ли главной проблемой отрасли отсутствие директивных показателей? Будет ли кто-нибудь когда-нибудь их придерживаться?

В то же время о развитии инфраструктуры аграрного рынка говорится неумело, по старинке и вполголоса. Предусмотрены разве что организация сети заготовительных пунктов молока в селах Крыма, возобновление работы заготовительных организаций Крымпотребсоюза, создание сертифицированных убойных пунктов — то, о чем могли мечтать крестьяне и в 70—80 годах прошлого столетия. Это ли нужно фермеру сегодня?

— Мы опасаемся сегодня иметь дело с животноводством, — рассказал мне знакомый фермер, просивший не называть его имя. — Здесь скорее всего можно понести убытки. Дело в том, что частники не будут, как когда-то колхозы, возиться с коровами, дающими максимум по 5 тысяч килограммов молока, им нужен современный высокопородистый скот. «Программа...» же по-прежнему ориентирует производителя на тот же красный степной скот, который физически не может дать больше 5 тысяч килограммов молока за лактацию, а фактически дает 3—4 тысячи или даже меньше. «Программа...» берется снабжать крестьян молодняком, кормами и так далее. Зачем? Это не дело государства, это мы, фермеры, организуем сами. Государство же должно создать для нас механизмы. Например, даже к 2005 году не предусматривается создание в Крыму ипотечного банка. Но за что же я куплю высокопородистый скот, новую технику, удобрения, семена? Я заложил землю, взял кредит, рассчитал бы все и сам бы выводил свое хозяйство на нужный уровень. А так где взять деньги? Невозможно ведь брать кредит в обычном банке под 35—40 процентов годовых! Это не для сельского хозяйства…

И действительно, вместо того, чтобы дать крестьянам надежные механизмы, посредством которых они будут иметь возможность сами себя финансировать, «Программа...» планирует… выпросить из государственного бюджета 10 млн. на «частичное возмещение расходов на оплату электроэнергии для полива с целью удешевления производства кормов». Для закупки премиксов и кормовых добавок предусматривается выделение 2,6 млн. гривен кредитов, в том числе 300 тыс. — с погашением 50 процентов учетной ставки НБУ из бюджета Крыма, то есть за счет налогоплательщика, которому потом скажут, что милостью власти (за его же счет!) состоялось удешевление продукции. Таким же образом можно закупать племенное яйцо. «Программа...» планирует также выделение 900 тыс. гривен из бюджета Украины на поддержку овцеводства, 3,5 млн. оттуда же — на поддержку мясного скотоводства, 1,3 млн. — на селекционную работу. Как свидетельствует многолетний опыт, щедро выдаваемые государством деньги, как правило, использовались либо не по назначению, либо тривиально проедались, либо шли на погашение прежних долгов (что тоже, вероятно, нужно), но увы — так и не привели к реструктуризации и повышению эффективности сельского хозяйства. Нынешняя власть почему-то предпочитает идти тем же путем и все время подсовывает крестьянину рыбу вместо того чтобы, наконец, дать ему удочку…

Пока качественных изменений на селе не происходит, несмотря на то, что мы любим порассуждать об индустриальных технологиях. Единственная тенденция, которая четко прослеживается, — это рост поголовья в частных фермерских и подсобных хозяйствах. Однако содержится этот скот и животные в сложных условиях и дедовскими методами — часто без выпасов, впроголодь, без необходимой селекционной и племенной работы. Например, даже по статистике, в Крыму сейчас заготовляется всего 60—65 процентов необходимых кормов, а до 2005 года эта цифра возрастет лишь до 70—75 процентов. Что тоже не является решением проблемы. Да и как претендовать на большее, если площади кормовых культур достигают 240 тыс. гектаров и для их уборки необходимо иметь 2200 кормоуборочных машин, а в наличии всего 1000, да и то 80 процентов из них уже отработали по 14—22 года и подлежат списанию. С уверенностью можно сказать, что без новых подходов к финансированию АПК крестьяне еще долгие годы не смогут закупить необходимую им технику.

Зато «Программа...» предусматривает воссоздание производственного объединения «Крымптицепром», которое существовало в прошлом, но за ненадобностью распалось. А также создание научно-производственной агропромышленной корпорации «Крымптица», которая призвана «контролировать технологический процесс». Что они будут собой представлять — еще несколько контор начальников, которые замучают подопечных проверками, в том числе и выполнения сего исторического документа? Но и этого мало. В таких условиях «индустриальные технологии» не придут в украинское частное сельское хозяйство, как не пришли они в советское общественное. А вот последние фермеры уйти могут — подальше от совковой опеки.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно