СЕРГЕЙ ОКСАНИЧ, ПРЕЗИДЕНТ КОМПАНИИ «КИНТО»: «ЭТОТ ЗАКОН НУЖЕН ВСЕМ, ДАЖЕ ТЕМ, КОМУ ОН «НЕ НУЖЕН»

13 июня, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 13 июня-20 июня

ОТ ВОРОТ ПОВОРОТ дает профильный комитет Верховной Рады принятию корпоративной «конституции» Су...

ОТ ВОРОТ ПОВОРОТ

дает профильный комитет Верховной Рады принятию корпоративной «конституции»

Судя по всему, двух проваленных попыток принятия Закона «Об акционерных обществах» нынешним парламентариям из комитета ВР по вопросам экономической политики, управления народным хозяйством, собственности и инвестиций кажется недостаточно. Комитет Станислава Гуренко принял решение и на этот раз отклонить оба предложенных законопроекта: автором одного из них является народный депутат Виктор Мусияка, текст второго готовился в Кабмине. На комитетчиков не возымело действия ни нарастающее количество корпоративных споров, которые при нынешнем куцем Законе «О хозяйственных обществах» не могут быть разрешены даже на уровне Верховного суда, ни доводы пояснительных записок к законопроектам, обещающих улучшить инвестиционный климат, повысить привлекательность вложения средств населения в акции АО, поднять эффективность управления государственными корпоративными правами... Не убедили и положительные выводы главного научно-экспертного управления аппарата ВР. Слышать ничего не хотят. Ответ один: «Положения законопроектов не направлены на усовершенствование работы акционерных обществ, на защиту прав акционеров».

В былые времена все делалось «по просьбе трудящихся», в данном случае, похоже, — «по просьбе акционеров». При этом спрашивать мнение последних, как и у трудящихся, не привыкли. Потому как вряд ли найдется рядовой акционер, который был бы заинтересован и дальше играть в коллективную игру по конъюнктурным правилам, устанавливаемым прихотью руководства АО, на поле, название которого — корпоративный сектор экономики. То же касается и крупных акционеров, как, впрочем, и топ-менеджмента. Не верите? Спросите у тех, кто вчера потерял свое кресло. Оказавшись в ауте, они тотчас бросаются искать закон, который бы их защитил от правил, которые еще вчера они сами навязывали рядовым акционерам. Зато когда предприятие было в их руках, они делали все для сохранения статус-кво, обеспечивающего им полный контроль над финансовыми потоками. По сей день их влиятельные коллеги практикуют то же самое. Им закон пока не нужен — они еще в кресле...

Поговаривают, что по просьбе именно таких недальновидных руководителей и с молчаливого согласия некоторых олигархов, заинтересованных пока что и дальше по дешевке приватизировать государственные предприятия, комитет напрочь отметает оба законопроекта, даже не сделав попытку поработать над ними самостоятельно.

Однако шанс у законопроекта все же есть — правительственный документ будет внесен «под купол», а мнение комитета — еще не решение Верховной Рады.

У инвестиционных консультантов существует «золотое» правило: рекомендовать своим клиентам не то, что они хотели бы получить, а то, что им в действительности необходимо. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Торпедируя закон об акционерных обществах, его противники во истину не ведают, что творят, хотя, скорее всего, руководствуются благими намерениями: как бы не было хуже...

Пример? Пожалуйста. С завидной регулярностью получаю приглашения на собрания акционеров ОАО «Готельный комплекс «Русь», но дивиденды — отнюдь. Сомнения берут, что шикарный столичный отель (в котором и мне приходится бывать по долгу службы) не может часть своих доходов отправить акционерам, т.е. собственникам. А зачем, если можно спокойно обойтись? Точно в таком же положении находятся миллионы мелких акционеров, получивших право так называться в результате ваучерной приватизации. Подавляющее большинство из них уже не интересуются своей «собственностью», даже на собрания не являются, причем не из-за своей пассивности, а от осознания того, что все равно ничего изменить нельзя. Акции и то зачастую не продашь — они ведь неликвидны. Да и кому нужна жалкая горстка ценных бумаг предприятия, где уже все схвачено? Зато в условиях распыленности акций вольготно себя чувствует руководство акционированных предприятий. Зачем ему печься о своих рядовых собственниках, если тем все равно некуда деваться? Нет смысла платить дивиденды, поддерживать ликвидность и рост цен на акции, если собственное материальное благополучие и так обеспечено. Кстати, за счет тех же акционеров. Зачем ему закон, который покушается на сегодняшнюю «идиллию» и вознамерился сбалансировать интересы различных категорий акционеров и менеджмента? Впрочем, вопрос риторический. Непонятно другое: почему с таким завидным упорством народные депутаты не желают посредством Закона «Об акционерных обществах» защитить интересы без малого 20 миллионов своих избирателей, которые прямо или опосредованно (через инвестиционные фонды) владеют акциями отечественных предприятий? Скажете — это лишь эмоции. Может быть, и так. Но специалисты считают, что закон, пусть и не совершенный, принимать все равно нужно, — без него перспективы вообще нет.

«ЗН» обратилось к президенту компании по управлению активами «Кинто» Сергею Оксаничу с просьбой высказать свои соображения.

— Почему подавляющее большинство мелких акционеров, которые в процессе приватизации впервые в своей жизни стали собственниками доли национального богатства, так и не получили от этого никакой экономической выгоды?

— Произошло это из-за того, что параллельно с первоначальным распределением собственности и последующим ее перераспределением государство не в достаточной мере позаботилось об урегулировании взаимоотношений между собственниками и управляющими собственностью. В ходе бесплатной приватизации собственность, которая прежде принадлежала всему народу, стала на первом этапе фактически принадлежать еще «доприватизационным» управленцам. Наиболее ловкие из последних умело извлекли из возможностей, которые дает управление финансовыми потоками предприятия, совершенно конкретную выгоду для себя лично, но не для тех, кому предприятия принадлежали формально. Затем этим с успехом начали пользоваться и некоторые «новые» крупные собственники, которые хоть и не были из числа бывших промышленных управленцев, но так или иначе сумели получить контроль над компаниями.

Именно для защиты экономических интересов наиболее бесправного и многочисленного субъекта отношений, регулируемых законопроектом, и нужен этот закон мелким инвесторам, а также представляющим их фондам, которым эти инвесторы когда-то доверили свои приватизационные сертификаты.

— Неужели так просто менеджменту извлекать собственную экономическую выгоду, обходя интересы собственников?

— Способов присвоить экономическую выгоду более чем достаточно. Наиболее известными являются трансфертное ценообразование и вымывание активов компании, которые приносят акционерам самые крупные экономические потери. При трансфертном ценообразовании продукция предприятия «АВС» передается для последующей реализации другой контролируемой компании (какому-нибудь ЗАО «Торговый дом предприятия «ABC») по демпинговым ценам. Полученная в результате реализации продукции прибыль остается у этого «торгового дома». Само же предприятие-производитель, а значит, и его акционеры, либо недополучают прибыль, либо вообще несут убытки. Активы могут также передаваться по заниженным ценам «дружественным» компаниям.

Таким образом, торговля идет «с самим собой» или со связанными (аффилированными лицами), что во всем мире либо прямо запрещено, либо в отношении таких контрактов раскрывается вся информация, либо они рассматриваются контролирующими органами и судами с особой тщательностью на предмет возможных злоупотреблений. Примечательно, что по этой проблеме в поданном правительством законопроекте предусмотрены две отдельные статьи.

Современная отечественная история может привести немало примеров противоправных действий, осуществляемых ради доступа к активам и финансовым потокам корпораций — от популярного некогда отстрела неугодных «чужих» инвесторов до более «изысканных» методов: вооруженного захвата предприятия или реестра собственников; вычеркивания акционеров из этого реестра (если удается захватить контроль над «независимым» регистратором); преднамеренного банкротства предприятия с предварительной скупкой его долгов и с последующей скупкой его же акций или физических активов; размывания (уменьшения) фактической доли одних акционеров с одновременным увеличением доли других с помощью дополнительных эмиссий; препятствования участию неудобных акционеров в общих собраниях и наблюдательных органах общества; нарушения процедур проведения собраний акционеров.

— Ну, с мелкими понятно, а зачем нужен закон тем, кто располагает увесистыми пакетами акций предприятий? Не они разве управляют своими предприятиями?

— Этот закон нужен и крупным собственникам, как мажоритарным, имеющим контрольные пакеты, так и тем, кто таких пакетов не имеет. Между крупными собственниками ведутся настоящие войны за контроль над компаниями. Причем идут они с переменным успехом: сегодня из-за законодательной неурегулированности отношений между ними выигрывает один, а завтра — другой. При этом тактический выигрыш может достигаться не экономическими и не правовыми методами, а использованием прорех в законодательстве и силовым давлением. Но ведь те же прорехи и та же сила могут оказаться и на другой стороне. Если же действовать в правовых рамках, то и выиграет тот, кто прав, за кем правда, т.е. закон. Все будет предсказуемо, и ресурсы (людские, денежные) будут использоваться с большей отдачей. В этом — стратегический интерес крупных акционеров.

Для собственников, которые уже имеют контроль, интерес еще и в том, что скоро они с неизбежностью встанут перед проблемой технического развития «своих» предприятий, особенно в капиталоемких отраслях (металлургия, электроэнергетика, машиностроение и т.п.). На реконструкцию и модернизацию им потребуются десятки и сотни миллионов, а то и миллиарды гривен. Такую брешь кредитами и облигациями не закрыть. Оптимально эта задача может быть решена путем привлечения необходимого капитала через дополнительный выпуск и размещение акций на фондовом рынке. Для этого мажоритарные акционеры, контролирующие предприятия, должны быть заинтересованными в повышении их рыночной капитализации, то есть цен на акции. Ведь тогда, во-первых, растет стоимость собственности, которой они уже владеют. Во-вторых, появляется возможность привлекать больше капитала, выпуская меньшее количество акций, и в целом уменьшить стоимость привлекаемых средств, включая заемные средства. В-третьих, более дорогой бизнес становится менее уязвимым как объект недружественного поглощения. И, наконец, в этом случае можно контролировать предприятие относительно меньшей собственной долей уставного капитала, а значит, высвободить часть средств для диверсификации своего бизнеса или потребления.

Правда, чтобы повысить свою рыночную стоимость, компании должны стать публичными, беспокоиться о своем имидже, то есть проводить адекватную дивидендную и инвестиционную политику, раскрывать финансовую информацию, учитывать интересы других акционеров. Придется оставлять прибыль в компании, а не вынимать ее, уважать или хотя бы делать вид, что уважают, права мелких акционеров. Как раз тут закон и позволит объединить и сбалансировать интересы крупных и мелких акционеров как поставщиков дополнительного инвестиционного капитала.

— Выходит, что сегодня стоимость отечественных компаний сильно занижена?

— Если брать во внимание потенциал роста конкретных компаний, то, по мнению аналитиков, нынешняя рыночная стоимость многих украинских предприятий ниже их потенциальной справедливой стоимости в пять—шесть раз.

— Таким образом, например, отечественные олигархи на самом деле могли бы стать во столько же раз богаче, если бы в основе работы их предприятий лежали рыночные принципы?

— Совершенно верно. Поэтому они, так же, как и другие крупные акционеры, должны быть заинтересованы в публичной практике корпоративного управления. Причем, кроме конкретной экономической выгоды, есть и еще одно соображение, которое должно быть небезразличным крупным собственникам. Теперь, когда они уже богаты, можно было бы подумать и о том, чтобы стать национальной элитой не на словах, а на деле. Вести бизнес этично, приобрести хорошую репутацию, на равных общаться с мировой элитой. Впрочем, здесь тоже экономика: это также могло бы облегчить для них выход и на мировые рынки капитала.

— Парадокс: все заинтересованы в эффективной работе компании, кроме топ-менеджеров, которых как раз для этой эффективности и нанимают.

— Они тоже будут в выигрыше, если поощрение будет напрямую зависеть от показателей роста компании. Для нормального руководителя, который тоже хотел бы быть уважаемым и респектабельным членом общества, вполне приемлемая постановка вопроса. А поскольку большинство из них наверняка и так уже являются собственниками существенных долей в бизнесе, то за хорошую работу, выражающуюся в повышении рыночной стоимости предприятий, они будут получать дважды: и как акционеры (в виде дивидендов или через рост стоимости своих акций), и как менеджеры.

Кроме того, они вполне легально могут и дальше увеличивать свою долю путем приобретения опционов на акции предприятия, то есть права в течение определенного периода купить эти акции по заранее установленной цене.

— А что можно сказать в отношении ЗАО — закрытых акционерных обществ? Ведь, как считают некоторые депутаты, одной из «скрытых задач» законопроекта является создание возможностей «раздеребанить» такие АО.

— «Раздеребанить» ЗАО можно и сейчас. Ведь никаких формальных запретов на отчуждение их акций третьим лицам в действующем законодательстве не существует. А такие ограничения нужны и возможны, но не всем поголовно, а в первую очередь тем ЗАО, круг акционеров в которых локализован трудовым коллективом или иным заранее определенным малочисленным (до нескольких сотен) перечнем участников. Законопроект учитывает и защищает и их интересы. В соответствии с ним вводятся «пороговые нормативы», в пределах которых устанавливаются для таких субъектов хозяйствования большие или меньшие требования — от минимальных для малочисленных ЗАО до максимальных, если они по этому параметру приближаются к публичным открытым обществам. В процессе доработки законопроекта на второе чтение можно было бы предложить упрощенные «правила игры» для большинства ЗАО, избавив их от конфликтов в трудовых коллективах и прочей «головной боли», связанной с процедурами регистрации акций, обнародования информации, обращения ценных бумаг и т.п.

— Каким образом новый стиль корпоративного управления мог бы способствовать становлению фондового рынка?

— Судя по темпам прироста депозитов физических лиц в банках — более чем на миллиард гривен в месяц, — в стране все больше людей, способных к накоплению. Законодательная защита их прав и цивилизованное корпоративное управление дадут этим людям еще один инструмент накопления и преумножения своих средств — корпоративные ценные бумаги.

В России, например, большая часть инвестиционных фондов заработала для инвесторов в 2002 году доходов существенно больше, чем принесли проценты по банковским депозитам. Некоторые из них обеспечили более чем 50-процентный прирост вложений. Общие активы фондов выросли почти до 13 млрд. рублей. Это ли не реальная забота о благосостоянии граждан?

В этой связи нельзя обойти молчанием еще одно важное обстоятельство — грядущую пенсионную реформу, краеугольным камнем которой является накопительная система персонифицированных пенсионных счетов. Речь идет о притоке на фондовый рынок миллиардов, а в обозримой перспективе — десятков миллиардов гривен «длинных» инвестиционных средств. Ведь инвестиционные горизонты пенсионных фондов измеряются десятилетиями — 20—30 и более лет. Не воспользоваться возможностями вовлечения этих сверхпривлекательных ресурсов в корпоративный сектор хозяйствования было бы преступлением. Однако нельзя забывать, что пенсионные фонды имеют высокие ограничения по объектам и инструментам инвестирования. В «мусорные» акции они вкладываться не будут — запрещено. Поэтому, чтобы получить доступ к пенсионным средствам, эмитенты акций должны уже сегодня задуматься над состоянием организованного фондового рынка и определением своего места в нем, иначе будет просто поздно — деньги уйдут в госбумаги, за границу, на депозиты или достанутся тем компаниям, которые дальновиднее и мудрее.

— Какие «дивиденды» получит государство от нормальной практики корпоративного управления?

— Уже то, что Кабмин представил собственный законопроект, подтверждает интерес государства к этому вопросу. Закон нужен потому, что его реализация позволит привлечь в экономику огромные ресурсы населения, а также прямые и портфельные иностранные инвестиции. Он актуален еще и потому, что естественным образом, а не путем репрессивных или административных мер позволит прекратить бегство капитала в оффшоры и повернуть этот поток вспять.

Нелишними будут в госбюджете и деньги, поступающие за счет налогов на дивидендные и другие инвестиционные доходы инвесторов, например, полученные от продажи ценных бумаг. Повышение рыночной капитализации отдельных компаний — это одновременно повышение капитализации рынка Украины в целом, что вместе с улучшившимися показателями бюджета позволит снизить стоимость внешних заимствований государства, сделает всех нас богаче. Кстати, и выручка от продажи объектов приватизации в этом случае будет другая — в несколько раз выше.

Потенциал страны огромен. В случае внедрения честных и сбалансированных правил корпоративного управления их экономический эффект должен быть существенно большим, чем даже эффект, ожидаемый от налоговой реформы.

В заключение, пользуясь случаем, хотел бы обратиться непосредственно к уважаемым народным депутатам Украины — крупным фактическим владельцам финансовых и промышленных активов с одной стороны, и директорам-управленцам, которые также являются собственниками части своих предприятий, — с другой.

Господа депутаты! Надеюсь, вы понимаете, что, уйдя из бизнеса в политику, фактически отдалившись от непосредственного и ежедневного управления принадлежащими вам компаниями, вы неизбежно постепенно теряете нити прямого влияния на финансовые потоки. Поэтому ваш прямой интерес состоит в том, чтобы выстроить общую для всех систему корпоративного управления, которая позволяла бы обеспечить ваши интересы как собственников, независимо от того, подписываете ли вы сегодня контракты либо платежные документы или нет.

Уважаемые директора! Подумайте о будущем своих потомков. Сейчас, когда вы у руля ваших предприятий, будущее ваших детей кажется вам безоблачным. Но все мы ходим под Богом, и когда-нибудь придется оставить руль родного предприятия, хотя бы даже для того, чтобы отдохнуть на пенсии. Тогда ваши дети могут вдруг обнаружить, что вы им ничего не оставили, что акции тех предприятий, которыми вы когда-то руководили, ничего не стоят, если их отцы там уже не работают. Поэтому и ваш прямой интерес в том, чтобы заработала такая корпоративная система.

Создать же ее может только Закон…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно