РАСПЛАТА БЛИЗКА?

12 сентября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №35, 12 сентября-19 сентября

Инициатива Сергея Тигипко в полном объеме погасить долг Украины перед МВФ пока не получила однозначной поддержки ни в правительстве, ни даже в самом Нацбанке...

 

Инициатива Сергея Тигипко в полном объеме погасить долг Украины перед МВФ пока не получила однозначной поддержки ни в правительстве, ни даже в самом Нацбанке. Совет НБУ намерен в ближайшее время рассмотреть этот вопрос на своем заседании; его председатель Анатолий Гальчинский даже выражал намерение воспользоваться правом отсроченного вето. Однако до пятницы окончательное решение по этому вопросу принято не было, что говорит о продолжающихся нелегких переговорах.

Министерство экономики в настоящий момент готовит представление премьер-министру, в котором также, по-видимому, будут содержаться осторожные оценки целесообразности такого шага. Несмотря на заверения самого председателя Нацбанка в том, что идея сполна расплатиться перед МВФ «абсолютно поддержана» Президентом Украины, поддержка эта, по данным «ЗН», выразилась скорее в том, что Леонид Данилович не зарубил ее на корню. Все это привело к определенной трансформации задуманного. Если первоначально Тигипко заявлял о возможности погашения долга перед МВФ до конца года, то теперь речь идет о «выплате равными частями в течение 12 месяцев, начиная с ноября 2003 года». Что, как увидим ниже, снимает ряд вопросов, прежде всего по поводу резкого уменьшения золотовалютных резервов.

Сама необходимость отдавать долги, в том числе и МВФ, вопросов не вызывает. Интересно, все же, почему это понадобилось делать именно сейчас, именно в полном объеме (а не в объеме, достаточном для возвращения в рамки квоты Украины как члена Фонда) и в столь форсированном режиме (таковым, по сравнению с существующим графиком погашения и обслуживания, является даже год). Спешка, как известно, показана лишь в двух клинических случаях — мануальной дезинсекции и диареи. Что же подтолкнуло главу НБУ к столь радикальному избавлению от обязательств перед МВФ?

Сначала напомним основные аргументы и контраргументы, прозвучавшие в открытых источниках.

Аргументы «за»:

Первое. «Цена вопроса» — экономия на обслуживании долга перед МВФ. По данным НБУ, ставка, по которой банк размещает валютные резервы, — 0,9%, средняя ставка, по которой обслуживаются займы МВФ, — 2,9%. Превышение расходов на обслуживание над доходами от размещения резервов до 2009 года (согласно действующему на сегодняшний день графику погашения задолженности) составляет 40 млн. долл. В случае погашения долга в течение года эта экономия немного уменьшится. Ее также стоит сравнить с расходами на обслуживание госдолга страны в целом (14,5 млрд. долл.) в бюджете-03 — 2,25 млрд. долл. (в т.ч. выплаты по внешнему долгу 1,53 млрд. долл.).

Во время состоявшегося на уходящей неделе обсуждения проблемы в комитете ВР по вопросам банковской и финансовой деятельности этот аргумент был расширен. По словам Тигипко, существует риск списания средств Украины в судебном порядке в пользу той или иной компании, которая имеет претензии к Украине (как, например, едва не произошло в сентябре минувшего года, когда на счету в Deutsche Bank London по иску норвежской компании Norsk Hydro были заблокированы 13 млн. фунтов стерлингов из средств, предназначенных для погашения и обслуживания ОГВЗ выпуска 2000 года). Председатель также отметил, что средства эмвээфовских займов «не представляется возможным использовать для финансирования госбюджета». К этому важному замечанию еще вернемся.Второе. Деньги надо отдавать сегодня, в момент благоприятной конъюнктуры. Нынче НБУ демонстрирует опережающие темпы роста золотовалютных резервов. По плану, на конец года они должны были составить 5,2 млрд. долл., тогда как на сегодня имеется уже 6,9 млрд. (чистые международные резервы — 5,04 млрд. долл.). При этом в июле резервы выросли на 329 млн. долл., а в августе — на 560 млн., а в целом с начала года — на 2,5 млрд. грн., или почти в полтора раза. Даже если вернуть долг МВФ, все равно на конец года план по резервам будет перевыполнен. Однако, если считать объем резервов не в абсолютных цифрах, а в неделях импорта (сегодня среднемесячный объем импорта приближается к 2 млрд. долл.), то объем резервов в случае возврата опустится ниже критического уровня 13 недель (преодоленного Украиной лишь в этом году). Правда, по прогнозам НБУ, этот уровень опять будет достигнут уже в следующем году (прогнозируемые среднемесячный импорт — 2,2 млрд. долл., среднегодовой объем резервов — 6,6 млрд. долл.). Если, конечно, темпы роста резервов не окажутся ниже, а импорт — выше прогнозов.Третье. Сергей Тигипко не отрицает имиджевой составляющей этого хода. По его словам, возврат засвидетельствует, что Украина начинает «выбираться из проблем», улучшит имидж государства, будет способствовать привлечению инвестиций. По мнению ряда экспертов, отсутствие задолженности страны перед МВФ, возможно, и поднимет ее международные кредитные рейтинги, а также котировки ее ценных бумаг. Однако снижение резервов до отметки ниже уровня трехмесячного импорта должно эти рейтинги опустить. Какая из тенденций победит — вопрос.

Аргументы «против»:

Первое. Несмотря на беспрецедентный рост, объем золотовалютных резервов недостаточен для нужд экономики. Глава совета НБУ Анатолий Гальчинский приводил по этому поводу следующие цифры: валовые валютные резервы на конец 2002 года в Польше составляли 28,6 млрд. долл., Чехии — 23,7 млрд. долл., Венгрии — 10,3 млрд. долл., а в России на 1 августа 2003 года — 64,3 млрд. долл. Большинство стран, погасившие задолженность перед МВФ в полном объеме (Казахстан, государства Балтии, Корея), или гасящие опережающими темпами (Россия), делают это при гораздо больших резервах (в Корее — полгода импорта). К тому же, в России и Казахстане заявления о «расплате» с МВФ делались после начала возврата средств и не сопровождались столь бурной PR-компанией.

Второе. Уменьшение валютных резервов НБУ как прямо, так и опосредованно, снизит стабильность национальной валюты. В частности, существует вероятность «спекулятивных атак», например, создания панических настроений среди владельцев ОГВЗ, или ажиотажного спроса на валюту, после чего последует развитие событий по российскому сценарию 1998 года. Однако, по мнению большинства отечественных финансистов, сегодня связь между объемом золотовалютного резерва и денежной базой невелика (правда, в текущем году эмиссия проводилась Нацбанком почти в таких же темпах, что и покупка валюты); курсовая стабильность определяется не монетарными показателями, а, скорее, эффективностью взаимодействия НБУ и экономического блока правительства.

Аргументы осторожности:

Руководство правительства отнеслось к идее без энтузиазма (правда, и без откровенного неприятия). Виктор Янукович: «Я не уверен до конца, что такое решение будет принято». Николай Азаров: «Буду еще очень долго думать».

МВФ также отреагировал ровно. В заявлении украинского представительства Фонда, с одной стороны, говорится, что «решение о досрочном погашении долга является прерогативой каждой страны–члена МВФ», с другой — «эксперты МВФ ожидают продолжения переговоров с правительством…, во время которых также будет обсуждаться реальность и потенциальные последствия выполнения указанного графика погашения». А также о том, что «необходимо… защитить резервную позицию Украины, которая пока ненамного выше минимального уровня, принятого в большинстве стран, и которую в ближайшее время ожидают значительные платежи по погашению внешнего долга, и не только перед МВФ».

По мнению первого заместителя госсекретаря Минэкономики Игоря Шумило, решение о досрочном возврате долга должно учитывать «десятки финансово-экономических показателей». По его мнению, подсчеты Сергея Тигипко основаны на оптимистическом сценарии, согласно которому темпы роста резервов не упадут, а среднемесячный импорт составит 2,2 млрд. долл. А следовало бы просчитать и более неблагоприятные сценарии. Например, учесть необходимость покрытия резервами краткосрочных требований финансового и банковского сектора. Кроме того, в следующем году Минфин должен выделить 1,6 млрд. долл. на обслуживание и возврат внешнего долга, и часть этих средств будет закупаться из тех же резервов. При благоприятном развитии событий рост резервов сможет обеспечить эти нагрузки. Однако при неблагоприятном это может привести к тяжелым последствиям — от роста других составляющих долга до дестабилизации валюты. Однако, по словам Игоря Шумило, возврат задолженности МВФ — «сильный ход», и «хотелось бы, чтобы ответы на поставленные правительством вопросы послужили укреплению аргументации Тигипко».

Но зачем этот «сильный ход» понадобилось делать именно сейчас? На этот счет есть несколько предположений.

Первое. Напомним события, непосредственно предшествовавшие заявлению главного банкира. Прежде всего, это так называемая «цепная реакция» переносов мировыми финансовыми институтами сроков рассмотрения вопросов предоставления Украине финансовой помощи. В начале августа делегация, возглавляемая Сергеем Тигипко, участвовала в переговорах с МВФ об участии Украины в программе упреждающий stand-by (около 715 млн. долл., или 514,5 млн. SDR в течение 15 месяцев, по мере необходимости). Результат оказался далеким от ожидаемого: обсуждение вопроса было перенесено с 25 августа на октябрь. Причина — невыполнение Украиной ранее согласованных условий по принятию законов о реструктуризации задолженности государства НДС (предусматривающего конвертирование этого долга в ОВГЗ) и об отмене льгот по НДС.

Буквально через неделю украинское представительство Всемирного банка сообщило о переносе с сентября на октябрь заседания совета директоров ВБ, на котором должен был рассматриваться вопрос выделения Украине 250 млн. долл. в рамках ПСЗ-2. Причина — перенос МВФ утверждения программы упреждающий stand-by для нашей страны. А ведь средства Банка должны были прийти в госбюджет, с выполнением которого под конец года возникают некоторые проблемы. Вот откуда, возможно, возникла фраза Тигипко о том, что «средства этих займов (МВФ. — В.К.) не представляется возможным использовать для финансирования госбюджета».

Таким образом, заявление о погашении долга перед МВФ должно стать дополнительным преимуществом Украины при рассмотрении вопроса об упреждающем stand-by, однако конечным адресатом этой информации, скорее, является все же Всемирный банк. Правда, Фонд, надо полагать, расценит как положительный симптом не само заявление, а хотя бы начало погашения.

Второе. Несмотря на утверждения политиков о том, что законодательство о реструктуризации задолженности и отмене льгот по налогу на добавленную стоимость будет непременно принято, у многих экспертов остаются определенные сомнения на сей счет. Напомним, что согласно подготовленному Счетной палатой Украины отчету о выполнении госбюджета-03 в первом полугодии, наполнение доходной части общего фонда Государственного бюджета Украины за этот период достигнуто главным образом за счет многочисленных корректировок плана поступления доходов, привлечения дополнительных источников финансирования, а также неполного возмещения НДС. То есть, невозмещение НДС (сегодня этот долг составляет 6 млрд. грн.) по-прежнему остается одним из наиболее действенных механизмов выполнения госбюджета. А конвертирование долга перед экспортерами в ценные бумаги приведет к тому, что он из «глухого», то есть, волевым образом удерживаемого налоговой, превратится в обслуживаемый Минфином. Обслуживание это станет для бюджета отнюдь не воздушным шариком.

Поэтому у выполнения требований МВФ в части реформирования НДС есть довольно много противников. Возможно, погашение долга перед Фондом будет предложено в качестве замены ранее согласованных условий по НДС, которые пока невыполнимы. Только вот будет ли эта замена воспринята Фондом?

И третье. Заявление о возврате долгов МВФ имеет безусловный (и беспроиграшный) PR-эффект. Как бы ни развивались события дальше, Сергей Тигипко войдет в историю как банкир, который думает, как отдать долг МВФ, тогда как все его предшественники думали только о том, как взять. Имидж банкира выигрывает даже в том случае, если правительство примет по этому вопросу отрицательное решение: «не дали…» А личные дивиденды Сергею Леонидовичу сегодня нужны. Как в преддверии очередной (а сегодня — фактически предвыборной) перетасовки «топ-менеджмента государства», так и с учетом его далеко идущих политических планов…

В заключение — традиционный прогноз. Последняя версия планов по возврату долга МВФ — равными частями в течение 12 месяцев — выглядит несколько реалистичнее. Если сохранятся сегодняшние темпы роста золотовалютных резервов, 154 млн. долл. ежемесячно Нацбанк сможет возвращать и без единовременного их снижения — просто за счет приобретаемой валюты. Правда, такой порядок погашения уязвим при различных колебаниях конъюнктуры валютного рынка, не говоря уж о форс-мажорах. А ведь по словам самого Сергея Тигипко, если Совет директоров МВФ примет подобное предложение Украины, возвращение средств становится «не правом, а обязанностью государства-члена». В случае неспособности государства досрочно вернуть средства МВФ может применить санкции, «которые сочтет необходимыми»…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно