Почему экономике до сих пор не хватает кредитов?

22 июля, 2011, 15:00 Распечатать Выпуск №27, 22 июля-13 августа

Несмотря на некоторое оживление, банковское кредитование все еще остается слишком слабым, чтобы стать реальным катализатором экономического роста в Украине.

© Василия Артюшенко

Несмотря на некоторое оживление, банковское кредитование все еще остается слишком слабым, чтобы стать реальным катализатором экономического роста в Украине. Ресурсные инъекции банков не в состоянии вылечить хронические структурные заболевания экономики. Более того, в нынешних условиях они могут спровоцировать активацию старых вирусов, против которых уже должен был бы выработаться иммунитет.
По статистике НБУ, объем банковских кредитов в первом полугодии 2011-го увеличился лишь на 4,9% — до 792 млрд. грн. При этом динамика роста остается крайне неустойчивой. Например, в мае банковские учреждения выдали нефинансовым корпорациям новых кредитов на 4 млрд. грн. меньше, чем в апреле (причем это было характерно и для промышленности, и для сельского хозяйства, и для торговли). Потребительское же кредитование оказалось на этом фоне на коне. В мае банки выдали 7,9 млрд. грн. новых потребительских займов, что на 0,6 млрд. грн. больше по сравнению с апрелем. Учитывая такой статус-кво, не слишком астрономические 4,4% прироста ВВП за первую половину 2011-го кажутся довольно неплохим показателем. Ведь могло быть и хуже...

Чего не хватает банкам для активизации продуктивного кредитования и поддержки устойчивого экономического развития? Нужно ли и как нивелировать риски в банковской сфере, которые вновь начинают накапливаться из-за динамичного роста потребительского кредитования? Этим и многим другим вопросам была посвящена дискуссия представителей госрегуляторов, банкиров и независимых экспертов, организованная 20 июля «Лигой финансового развития» при поддержке проекта USAID «Развитие финансового сектора» FINREP и еженедельника «Зеркало недели. Украина».
Перечисляя основные новшества, инициированные банковским регулятором с целью полноценного запуска кредитного маховика, директор департамента управления валютными резервами Национального банка Украины Александр ДУБИХВОСТ в первую очередь отметил принятый недавно парламентом закон о защите прав кредиторов и потребителей финансовых услуг. Этот документ урегулировал множество противоречий во взаимоотношениях между банками и их клиентами. В частности, теперь недобросовестные заемщики не смогут избежать ответственности, безнаказанно не платить по кредитам. Но есть и целый ряд пунктов, защищающих заемщиков. Например, банки и другие организации, оказывающие услуги кредитования, должны предоставлять полную информацию о стоимости кредита. Также благодаря последним изменениям в нормативно-правовой базе, созданы условия для «безболезненного» с фискальной точки зрения списания проблемных кредитов за счет валовых расходов. Появились и новые инструменты для нивелирования валютных рисков, внедрен индекс депозитных ставок, позволяющий выдавать долгосрочные кредиты с плавающей ставкой, и т.д. Эти и другие инициативы дают банкам немало возможностей улучшить ситуацию с кредитованием реального сектора. Однако рынок корпоративного кредитования все еще не слишком активен, вяло работает ипотечный сегмент, в то время как банки большинство вложений направляют на рынок гособлигаций и на выдачу так называемых потребительских кредитов.
Со своей стороны, старший советник «Альфа-банка», член совета НБУ Роман ШПЕК поддержал регулятора в большинстве его начинаний и отметил целый ряд других положительных новшеств в его работе (повышение независимости, активный диалог с банками, соблюдение обязательств перед МВФ и т.п.). Но при этом г-н Шпек перечислил целую дюжину «антикредитных» проблем, которые самостоятельно не сможет решить ни банковский регулятор, ни закон о защите прав кредиторов и потребителей финуслуг, даже если он действительно заработает. Речь идет, прежде всего, о незавершенности структурных реформ в экономике; высокой энергозатратности производства; низкой производительности труда; наличии большого числа убыточных предприятий (40%); невозможности предоставления госпредприятиями в залог своего имущества; закредитованности заемщиков; вымывании из оборота предприятий средств из-за невозврата государством НДС, досрочного взыскания налога на прибыль; тотальной коррупции в судебной системе и т.п.
«И все это обрамлено высоким уровнем коррупции в судебной и исполнительной системах. В обществе действует принцип: «Кредиты возвращают слабаки, не защищенные властью». И это приводит к тому, что банки не кредитуют экономику, зная кредитную историю многих потенциальных заемщиков», — отметил банкир. Таким образом, на первый план выходит проблема не качества законодательства, а практики его успешного применения и, соответственно, доверия к клиентам и власти.
По словам г-на Шпека, еще одна проблема заключается в том, что именно корпоративное кредитование и ипотека, в которые НБУ направляет банки, оказались наиболее рискованными.
Своего коллегу поддержал и председатель правления «Правэкс-банка» Сергей НАУМОВ, подчеркнув, что принятие закона о защите прав кредиторов и потребителей финансовых услуг, несомненно, поможет активизировать банковское кредитование. Более того, банки уже кредитуют ипотеку. «Возможно, не в тех объемах, но процесс идет. Мы сделали этот продукт доступнее. Но проблема массового кредитования остается, поскольку у нас нет длинных ресурсов в гривне», — подчеркнул он.
Меньше потребкредитов — стабильнее гривня?
В таких условиях, пожалуй, не так уж и удивительно, что банки в поисках источников заработка активно осваивают высокорисковый сегмент потребительского кредитования (имеются в виду кэш-кредиты и POS-кредиты, выдаваемые в точках продаж товаров). Но из-за растущих банковских и макроэкономических рисков, подтвержденных негативным опытом последних лет, это явление начало беспокоить Национальный банк. Именно поэтому, по словам г-на Дубихвоста, на обсуждение банковской общественности и вынесен проект постановления НБУ, предполагающий внести изменения в действующую «Инструкцию о порядке регулирования банков». Этими изменениями предусматривается, в частности, предоставить статус специализированного банка потребительского кредитования тем учреждениям, у которых портфель потребительских кредитов, выданных физлицам, достиг величины их уставного капитала. Статус специализированного означает увеличение в два раза применяемых к банку регуляторных нормативов. Кроме того, планируется, что эти банки смогут привлекать депозиты населения на сумму, не более чем в три раза превышающую размер их уставного капитала.
Один из мотивов регулятора при ограничении потребкредитования — необходимость борьбы с ростом дефицита торгового баланса, так как потребительское кредитование разогревает потребительский спрос на импортные товары, а это создает дополнительные риски для платежного баланса. Статистика подтверждает, что из-за диспропорций во внешней торговле сейчас актуализируются риски, подобные тем, которые сработали в 2008 году. Так, за пять месяцев текущего года отрицательное сальдо во внешней торговле товарами составило 4,607 млрд. долл. (за этот же период 2010-го — 1,768 млрд.), при этом годовые темпы роста сезонно скорректированного неэнергетического импорта в мае составили 46,9%. На фоне возможных проблем с притоком валюты в Украину по финансовому счету (из-за неуверенности в получении следующего транша кредита МВФ, неблагоприятной погоды на международных рынках капитала и т.п.) действительно есть о чем задуматься.
Банкиры же, в целом одобряя стремление регулятора уравновесить внешнеторговые дисбалансы, считают, что для этого выбран не самый удачный инструментарий, и от роста потребительского импорта он все-таки не сможет обезопасить экономику. Более того, может даже навредить.
По словам Р.Шпека, на самом деле не так много импортных потребительских товаров в Украине покупается в кредит (по некоторым оценкам участников рынка, в частности, бытовой техники и электроники, примерно треть). Эксперт считает, что предложенные регулятивные инновации не смогут защитить экономику от потребительского импорта, особенно с учетом объемов теневого сектора. Р.Шпек убежден, что государству целесообразнее было бы больше внимания сосредоточить на поддержке экспорта, импортозамещающих производств, на стимулировании иностранных инвестиций. «Нам говорят — туда не ходите, а крупнейший государственный банк начинает развивать эти виды деятельности (потребительское кредитование). Значит, или кому-то создают преференции, или же есть непонимание того, что делают», — отметил финансист.
По мнению же главы набсовета Platinum Bank Юрия БЛАЩУКА, ограничения по потребкредитованию если и повлияют на торговый баланс, то минимально. «Можем потерять больше, в том числе поступления по финансовому счету. Эти все экономии будут незначительными либо вообще нивелируются», — спрогнозировал банкир. По его мнению, «нельзя ограничивать естественное желание человека жить лучше», а следует думать над тем, как насытить рынок качественным товарами.
Со своей стороны, Сергей Наумов отметил, что регулятор пытается решить «системные проблемы экономики за счет отдельно взятой индустрии». Причем такой шаг как две капли воды напоминает тот, к которому уже прибегал Нацбанк во время кризиса. Тогда из-за изменения формулы валютной позиции регулятор заставил банки продать валюту, чтобы насытить ею рынок. Как следствие, банки «далеко и глубоко» вошли в короткую позицию, что привело на сегодняшний день к формированию у них валютных рисков. По мнению банкира, с помощью ограничения потребительского кредитования уменьшить курсовые риски не удастся, потому что банки могут переориентироваться на более активное финансирование, например, торговых сетей. «Риски в любом случае останутся», — подчеркнул банкир.
Эту позицию поддержал и экс-заместитель главы НБУ, ректор Международного института бизнеса Александр САВЧЕНКО. Решение проблемы дефицита торгового баланса за счет ограничения потребкредитования он назвал неестественным методом. «Нацбанк уже занимается промышленно-индустриальной политикой. Это не его функция. Это функция правительства», — подчеркнул эксперт. По его мнению, если есть необходимость решить вопрос дефицита торгового баланса, то нужно использовать курсовые механизмы, собственно — плавающий обменный курс.
Меньше потребкредитов — меньше инфляция?
Еще одной мишенью, которую надеется поразить НБУ путем охлаждения рынка потребительских ссуд, является инфляция. По словам А.Дубихвоста, потребкредитование стимулирует спрос на потребительском рынке, а следовательно, разогревает инфляционные процессы. Представитель Нацбанка напомнил, что согласно действующему законодательству поддержание ценовой стабильности является ключевой задачей Нацбанка. «Если видим дисбаланс, должны реагировать в пределах той компетенции, которая определена законом», — отметил представитель НБУ.
По мнению же директора департамента макроэкономики Министерства экономики Натальи ГОРШКОВОЙ, учитывая инфляционные последствия потребительского кредитования, его следовало ограничить еще в 2006—2007 годах, когда в том числе через активную выдачу кредитов расходы потребителей росли быстрее, чем их доходы. «Доходы населения сегодня растут примерно так же, как конечные потребительские расходы. Эту паритетность надо выдерживать. Не надо создавать дисбалансы, когда потребление растет, а производств, способных его удовлетворить, еще не существует», — подчеркнула представитель Минэкономики.
Меньше потребкредитов — крепче экономика?
В ходе дискуссии А.Дубихвост также отметил, что целью регулятора в контексте повышения регулятивных требований к потребительскому кредитованию является попытка сместить акценты в сторону, в частности, ипотеки. Такой шаг, по мнению директора департамента НБУ, поддержит национального производителя и экономический рост в государстве. «Это реально даст толчок экономике и, безусловно, приведет к замещению национальным продуктом (жильем) импортных автомобилей, импортных мобильных телефонов и т.д.», — прогнозировал А.Дубихвост.
По словам представителя НБУ, государство могло бы стимулировать производителей иностранных потребительских товаров, чтобы они размещали свои производственные мощности в Украине. Отдельные же отрасли отечественной экономики также можно было бы поддерживать за счет налоговых преференций, других компенсаторов. Как отметил А.Дубихвост, со своей стороны Нацбанк готов способствовать развитию в том числе программ энергоэффективности, жилищного строительства.
Поддерживая коллегу из НБУ, Н.Горшкова отметила, что ограничение потребительского кредитования может создать временной лаг для реструктуризации экономики и запуска импортозамещающих производств. Представитель Минэкономики напомнила, что одним из критериев отбора инвестиционных проектов, которые будут финансироваться в том числе за государственные средства, является производство импортозамещающей продукции.
«Относительно позиции, что не надо ограничивать потребительское кредитование, а нужно развивать экспорт, то мы уже шли по этому пути, и это еще больше привязало нас к циклам развития мировой экономики. Не говорю, что не нужно развивать экспорт, — создавать конкурентоспособные экспортные производства необходимо. Но это не решает всех проблем. Когда ускоряем только развитие экспорта, это приводит к росту импорта. Это аксиома», — резюмировала Н.Горшкова.
Меньше потребкредитов — стабильнее банки?
Как отметил Александр Дубихвост, рост объема потребительских займов в системе приводит к существенному накоплению у банков рисков. По словам представителя НБУ, о высокой рискованности этих операций свидетельствуют высокие кредитные ставки.
Комментируя этот тезис, Роман Шпек отметил: как показывает недавний опыт банковской системы Украины, именно корпоративное и ипотечное кредитование является для банков наиболее рисковым. В этом же контексте Юрий Блащук напомнил, что среди нескольких десятков банков, которые подверглись процедуре санации во время кризиса, не было ни одного, который бы тесно занимался потребительским кредитованием. Учитывая это, считает банкир, можно говорить о том, что кредитные риски там адекватно учитывались.
По мнению главы наблюдательного совета Platinum Bank, если и поднимать вопрос об уменьшении рисков потребительского кредитования, то более продуктивным вариантом могла бы быть более жесткая регламентация работы банков в этом сегменте. Например, через установление требований к финансовому состоянию заемщика (относительно первого взноса, соотношения заработков и долговой нагрузки и т.д.). Как это, кстати, и было до 2005 года с ипотекой, когда законом был установлен минимальный первоначальный взнос по ипотечному кредиту в размере 30%.
Меньше банковского кредитования — больше небанковского?
По мнению С.Наумова, предложенные для обсуждения изменения к «Инструкции о порядке регулирования банков» могут замедлить выход банковского сектора из кризиса — участникам рынка придется либо быстро свернуть потребительское кредитование (а значит, сократить сеть, уволить сотрудников), либо привлечь дополнительный капитал, что маловероятно. «Сомневаюсь, что акционеры будут вкладывать новый капитал. Точно не скажу, но это достаточно большие суммы», — констатировал банкир. Аналогичной позиции придерживается и Р.Шпек. По его мнению, «подпитать» капиталом свои дочерние банки не смогут, в частности, европейские структуры — из-за собственных забот и соответствующих требований Еврокомиссии.
Юрий Блащук спрогнозировал, что хотя операции потребительского кредитования при введении ограничений в их предложенном виде и уйдут с банковских  балансов, сразу же найдутся альтернативные варианты в виде кредитования торговых сетей, также операции серых дилеров и просто серый завоз товаров могут увеличиться. Также возможен вариант перевода этих операций на менее жестко регулируемые небанковские финансовые структуры. Финрегуляторы, используя закон о консолидированном надзоре, не смогут принципиально этому противостоять. «Он (закон) только незначительно будет влиять», — подчеркнул Ю.Блащук.
Как отметила в ходе круглого стола заместитель председателя Госкомиссии по регулированию рынков финансовых услуг Валентина ЛЕВЧЕНКО, ситуация в небанковском секторе кредитования на сегодняшний день довольно неоднозначна. С одной стороны, сворачивают свою работу кредитные союзы (объем выданных ими ссуд сократился с 6 млрд. грн. в 2008 году до 2,6 млрд. — по итогам первого квартала 2011 года), с другой — активно развиваются ломбарды (если в 2008 году их кредитный портфель составлял 2 млрд. грн., то по итогам 2010-го — 5,5 млрд.). По данным В.Левченко, средняя ставка, в частности, по ломбардным кредитам в прошлом году составила 250% годовых, в текущем году она хоть и снизилась, но незначительно — до 216% годовых по итогам первого квартала. «Процент регулируется спросом и предложением. На эти проценты граждане идут», — отметила представительница Госфинуслуг.
Учитывая данные обстоятельства, можно предположить, что дочерним структурам банков не составит большого труда развернуть свою деятельность на смежных кредитных рынках — мощных конкурентов у них там просто нет. Но придется ли это делать — пока вопрос. Как отметил Александр Дубихвост, решение о потенциальных изменениях в нормативной базе регулятор примет с учетом интересов банков, после того, как получит комментарии участников рынка и профильных ассоциаций.
Со своей стороны, Роман Шпек отметил, что банкиры понимают опасения НБУ относительно возможного ухудшения макроэкономических показателей и полностью поддерживают цель на сохранение макроэкономической стабильности и благосостояния населения. Но так как предложенные инструменты не являются панацеей от предполагаемых рисков, г-н Шпек предложил перевести дискуссию из публичного в профессиональный круг, для чего, по его словам, банкирами уже были переданы в НБУ соответствующие предложения. Представители банковской сферы возлагают большие надежды на обсуждение и конструктивный диалог, который поможет обеспечить как эффективное возобновление кредитования, так и поддержку макроэкономической стабильности.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно