Петр Омеляновский: «Рост капитализации государственных энергоактивов — наша стратегическая цель» Президент НАК «Энергетическая компания Украины» об угле, проводах и инвесторах

23 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 23 июня-30 июня

Крупнейшему энергетическому холдингу в лице НАК «Энергетическая компания Украины» (НАК «ЭКУ») ис...

Крупнейшему энергетическому холдингу в лице НАК «Энергетическая компания Украины» (НАК «ЭКУ») исполняется два года: 22 июня 2004 года было подписано постановление Кабинета министров о создании этой компании, контролирующей в стране 40% производства электроэнергии и 62% ее передачи.

С момента возникновения энергохолдинга его деятельность вызывала довольно неоднозначное отношение со стороны участников и экспертов энергорынка. В частности, некоторые представители приватизированных энергокомпаний склонны усматривать в НАК «ЭКУ» инструмент торможения рыночных преобразований на энергорынке. Другие специалисты видят роль «Энергетической компании» исключительно в подготовке энергообъектов к приватизации. Не больше и не меньше. В то же время защитники НАКа в лице государственных менеджеров считают, что создание структуры позволит государству наладить эффективное управление собственными активами в стратегической отрасли страны, стабилизировать финансово-производственную деятельность энергопредприятий и обеспечить их надлежащее техническое развитие.

С «государственнической» точкой зрения с этим можно согласиться, если вспомнить, в каком состоянии находились отраслевые госкомпании на момент создания НАК «ЭКУ». 800 млн. грн. общего убытка по результатам 2004 года, потеря государством управленческого контроля в большей половине энергокомпаний, тотальная «приватизация» менеджмента и нарастающая лавина процедур банкротства — вот далеко не полный перечень характеристик государственного энергетического сектора двухлетней давности.

С тех пор многое изменилось. Вместо убытков в 2005 году появилась прибыль в 128 млн. грн. Приостановлены процессы признания банкротами. Проводится мониторинг деятельности государственных энергокомпаний. Крайне медленно и неэффективно, но все же идет работа над реструктуризацией миллиардных долгов. Постепенно улучшаются финансово-экономические показатели предприятий. Тем не менее первые успехи пока меркнут перед серьезностью многолетних и общеотраслевых проблем.

Что ждет НАК «ЭКУ», а вместе с ней и отечественную энергетику в недалеком будущем, какую пользу приносит энергохолдинг электроэнергетике и насколько соответствует его деятельность рыночному пути развития отрасли, — на эти и другие вопросы мы пытались найти ответ, беседуя с президентом компании Петром Омеляновским.

— Петр Иосифович, начнем с наиболее неприятного. В 2005 году в адрес НАК «ЭКУ» прозвучало немало критики, суть которой сводилась к тому, что энергохолдинг в руках Кабмина и Минтопэнерго превратился в послушный инструмент уничтожения конкурентных механизмов на оптовом рынке электроэнергии Украины (ОРЭУ). Речь, в частности, шла о том, что представители энергетического НАКа в лице голосующих директоров ОРЭУ единогласно поддержали правительственную инициативу по введению временного порядка накопления угля на тепловых станциях, в соответствии с которым летом прошлого года запускались в приоритетном порядке энергоблоки на антраците, а энергоблоки на более эффективных газовых углях «тормозились». Что вы можете сказать в свое оправдание?

— НАК «ЭКУ» не в чем оправдываться. Результат успешного прохождения осенне-зимнего максимума нагрузки, которая за последние десять лет достигла рекордных 32 100 МВт, говорит сам за себя. В наиболее холодную за последние несколько лет зиму мы обеспечили работу полного состава оборудования на тепловых станциях за исключением газомазутных и законсервированных энергоблоков. Все это оказалось возможным во многом благодаря раскритикованному специальному порядку накопления угля на ТЭС. Этот порядок позволил нам прошлой осенью вступить в отопительный сезон с запасами угля 3,5 млн. тонн, что на 1,6 млн. тонн больше, чем осенью 2004 года. Мы обеспечили в морозные месяцы надежную работу тепловой генерации, да еще и в условиях сокращения энергокомпаниями НАК «ЭКУ» потребляемого газа на 1,5 млрд. кубометров.

— И все же, как утверждают ваши критики, применение специального порядка привело к определенным экономическим убыткам генкомпаний. Была ли возможность обойтись без административного вмешательства в движение товарно-денежных потоков на рынках угля и электроэнергии?

— Смогут ли обеспечить зимой полный спрос на электроэнергию две, три, пусть даже пять эффективно работающих в условиях либерального рынка электростанций? Даже если они направят на создание складских запасов угля все доходы и сверхприбыли? Нет. Как я уже говорил, в зимний период максимальной нагрузки должны находиться в работе все действующие угольные энергоблоки и все они должны иметь необходимые запасы угля. Поэтому воздействие на распределение объемов производства товарной продукции (в нашем случае — электроэнергии) является естественной реакцией участников цивилизованного конкурентного рынка, если эти участники сознают свою ответственность перед обществом и государством.

Кстати, мы не исповедуем принцип, согласно которому цель оправдывает средства. Нет, решение было принято советом энергорынка по инициативе энергогенерующих компаний в соответствии с действующими процедурами и правилами энергорынка.

Семь из десяти голосующих директоров совета энергорынка — это представители НАК «Энергетическая компания Украины». Однако следует учесть, что количество наших голосов соответствует доле наших предприятий в производстве и снабжении: 39,5% производства электроэнергии в Украине и 62% ее передачи и продажи сетями облэнерго, что накладывает на нас огромную ответственность, о которой я только что говорил.

Вообще, вопрос рыночных отношений в электроэнергетике очень важный и одновременно сложный для воплощения. Энергорынок — это, прежде всего, сфера отношений производителей электроэнергии из всех источников и оптовых покупателей. Конкурентный сегмент этого энергорынка, который обеспечивается тепловыми электростанциями энергогенерующих компаний, не является наибольшим (это 33,2% производства), но является важнейшим. Остальные производители работают по тарифам, установленным НКРЭ.

Именно конкурентный сегмент энергорынка, как замыкающий элемент общего баланса, должен быть гибким, в наибольшей мере зарезервированным в материальном и финансовом плане, так как именно тепловые энергогенерующие компании должны обеспечивать постоянную работу Объединенной энергосистемы Украины в холодную зиму, при выходе из строя мощностей атомных электростанций, аварийном отключении сверхмощных линий электропередачи.

— Каким должно быть соотношение между рыночными и государственными регуляторными механизмами на энергорынке? Можно ли все-таки обойтись без вмешательства чиновников?

— Если речь идет о максимальной либерализации, то она должна сопровождаться введением тарифов такого уровня, которые обеспечивают не только простое возобновление производства, но и строительство новых мощностей, способных замещать энергоблоки, не выжившие в конкурентной борьбе. Максимальная степень либерализации приведет также к вытеснению отечественных производителей электроэнергии импортерами, но это крайне нежелательно, так как означает потерю энергетической независимости государства.

Наиболее приемлемой, на мой взгляд, является система регулирования конкурентного сегмента энергорынка посредством критериев, которые определяют общественно необходимые затраты производителей.

Прежде всего, это обеспечение топливной составляющей в тарифе на производство электроэнергии. Иначе как можно ожидать надежной работы и развития энергогенерирующих компаний «Центрэнерго», «Днепрэнерго», «Донбасэнерго», которые работают в иных условиях, чем «Востокэнерго» и «Западэнерго»? В частности, «Востокэнерго» работает как часть вертикально интегрированной топливно-энергетической компании, а «Западэнерго» имеет в своем составе Бурштынскую ТЭС, которая работает в «Острове» по диспетчерскому графику UCTI и обеспечивает экспорт электроэнергии.

Мы стремимся к созданию такой системы экономического стимулирования производителей электроэнергии, при которой будут побеждать более совершенное и эффективное оборудование, а также обслуживающий его квалифицированный персонал.

— Тепловая энергетика и рынок топлива: что здесь должно быть первичным, а что вторичным? В свое время вы, еще будучи в должности руководителя компании «Западэнерго», критиковали сложившуюся в украинском ТЭКе организационную систему, названную оптовым рынком угля. Возможно, тому же «Западэнерго» было бы более выгодно покупать уголь в Польше, ЮАР или Австралии?

— В электроэнергетике первичным является платежеспособный спрос на электроэнергию. Человечество не может обойтись без этого товара и спрос на него будет удовлетворен всегда, при любой организации рынка. Вопрос состоит лишь в том, будет эта электроэнергия отечественного производства или импортированная? Будет она произведена на тепловых станциях или на атомных? Будет она выработана из украинского угля или из импортного?

В основе ответов на поставленные вопросы лежат деньги, которые потребитель согласен и способен заплатить за этот вид товара. А наша задача заключается в том, чтобы это была наша электроэнергия, чтобы она была выработана из нашего угля, чтобы на территории нашей страны создавались рабочие места и платились налоги.

Поэтому наша цель — максимальное использование для потребностей электроэнергетики потенциала отечественных угольных предприятий и их сырьевой базы. Только исходя из таких позиций можно выстраивать стратегию развития тепловой энергетики.

Действительно наличие рынка топлива является необходимой составляющей в системе оптимизации затрат на производство электроэнергии. И ориентиром для такого рынка должны выступать среднемировые показатели цены и качества угольной продукции. Однако вначале следует создать условия для раскрытия резервов отечественного угледобывающего сектора. Прежде всего нам нужно перейти к калориметрическому определению стоимости угля, а также к составлению баланса предложений украинских угольных предприятий по ранжиру: то есть, удовлетворяя потребности генкомпаний в топливе, мы должны исходить в своих приоритетах от наиболее дешевого и качественного угля к наиболее дорогому отечественному до полного насыщения потребностей ТЭС.

Средневзвешенная цена угля при составлении баланса угля подобным образом может быть признана как общественно необходимая.

— К моменту формирования НАК «ЭКУ» показатели деятельности приватизированных облэнерго (потери электроэнергии, платежи, долги) были на порядок выше, чем государственных. Означает ли это, что ваши компании будут пребывать в роли «вечно отстающих» до самого завершения их приватизации?

— Да, на момент создания НАК «ЭКУ» показатели государственных энергопоставляющих компаний были значительно хуже. В 2004 году подавляющее большинство облэнерго, которые вошли в наш состав, работали убыточно и имели высокие уровни сверхнормативных потерь электроэнергии. Однако за полтора года практической работы ситуация существенно улучшилась. Так, по результатам 2005 года одиннадцать из пятнадцати государственных энергокомпаний стали прибыльными, а после первого квартала нынешнего года у нас осталось только две убыточных компании — «Донецкоблэнерго» и «Николаевоблэнерго».

Такие компании, как «Волыньоблэнерго», «Тернопольоблэнерго», «Черкассыоблэнерго», «Хмельницкоблэнерго» в текущем году не имеют сверхнормативных потерь.

На протяжении 2005 года возрос также уровень расчетов государственных облэнерго с оптовым рынком, достигнув 98,4%. Кстати, по результатам первых четырех месяцев 2006 года именно две государственные компании продемонстрировали самый высокий уровень расчетов: «Черкассыоблэнерго» — 113,6% и «Харьковоблэнерго» — 105,9%.

К слову, государственные облэнерго имеют лучшие, чем приватизированные компании, показатели надежности энергообеспечения потребителей.

Хотя проблем, конечно, в деятельности энергопоставляющего сектора остается множество. Наиболее болезненные из них — это задолженность потребителей, несовершенство законодательства, вмешательство в работу облэнерго местных органов власти. Для решения этих проблем нужно время и общие усилия.

Хочу также отметить, что не только форма собственности и организация работы определяют результаты работы предприятия. Приведу пример: наиболее проблемными в энергетической отрасли являются три компании, которые имеют совершенно разную форму собственности. Это ОАО «Донецкоблэнерго», которое входит в состав нашего холдинга, госпредприятие «Укрэнергоуголь», а также частная компания ООО «Луганское энергетическое объединение».

Существуют общие факторы, негативно воздействующие на работу энергопоставляющих компаний, и устранять их необходимо общими усилиями энергетиков и правительства.

— Ваш предшественник Олег Дубина в свое время планировал взять на работу в НАК «ЭКУ» команду менеджеров из компании ООО «Укрэнергоконсалтинг», которая сопровождает группу приватизированных облэнерго. Вас не посещала мысль наладить сотрудничество с негосударственными структурами в сфере энергосбыта?

— Такое сотрудничество является повседневной практикой как специалистов НАК «ЭКУ», так и облэнерго, входящих в наш состав. В 2005 году тот же «Укрэнергоконсалтинг» провел энергоаудит в «Черновцы-», «Винница-», «Волынь-», «Николаев-», «Хмельницкоблэнерго». Компании учли рекомендации энергоаудита при составлении и реализации антикризисных программ.

На самом деле мы высоко ценим опыт специалистов приватизированных энергокомпаний, и достаточно плодотворно сотрудничаем с ними в структурах совета оптового рынка электроэнергии. Кстати, несколько специалистов пришли к нам на работу в НАК «ЭКУ» из негосударственной компании «А.Э.С. Киевоблэнерго».

— Петр Иосифович, все-таки большую часть энергетических проблем можно решить только за счет привлечения существенных инвестиций. На какие инвестиционные источники рассчитывает НАК «ЭКУ» в ближайшем будущем?

— Первое — это эффективное использование капитала или акций компаний, которые вошли в состав НАК «ЭКУ». На этом этапе необходимым предварительным условием является передача акций в собственность холдинга. В силу несогласованности действий между государственными исполнительными органами постановление Кабмина от 22 июня 2004 года о создании НАК «ЭКУ» так и осталось до конца невыполненным. А именно: акции энергокомпаний пока лишь находятся у нас в управлении. Когда мы получим их в собственность, сможем под контролем правительства реинвестировать часть дивидендов в развитие отрасли.

Наверное, не следует объяснять, какое важное и решающее значение в этой связи имеет задача максимально возможного повышения капитализации наших компаний. Это одна из основных стратегических целей, достижение которой позволит интегрировать наши энергокомпании в международные фондовые и финансовые рынки, а также обеспечить их успешную приватизацию при соответствующем решении правительства.

Еще один возможный источник привлечения инвестиционных средств — это получение предприятиями НАК «ЭКУ» прибыли от поставок электроэнергии по нерегулируемому тарифу, в том числе и на экспорт.

И, наконец, НАК «ЭКУ» рассчитывает на использование механизма удешевления зарубежных инвестиций за счет применения механизма «совместного внедрения», который предусмотрен Киотским протоколом к рамочной конвенции ООН об изменении климата.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно