Огурцы и помидоры — «виновники» мартовской дефляции

14 апреля, 2006, 00:00 Распечатать

Снижение в марте индекса потребительских цен на 0,3% к февралю, конечно, не может не вселять оптимизма...

Снижение в марте индекса потребительских цен на 0,3% к февралю, конечно, не может не вселять оптимизма. В печати уже появились обстоятельные комментарии руководства Министерства экономики и аналитиков НБУ, в которых освещаются макроэкономические, монетарные и даже внутриполитические аспекты мартовской дефляции.

На фоне этих глобальных объяснений не меньший интерес, видимо, представляет уяснение анатомии этих изменений — того, за счет каких продуктов они произошли и каков «вклад» каждого из них в мартовскую дефляцию в Украине.

Можно напомнить, что общий индекс потребительских цен включает набор из 270 наиболее значимых товаров и услуг, по которым ежемесячно отслеживаются ценовые изменения по отношению к предыдущему месяцу. Эти индивидуальные индексы сводятся воедино, причем каждый из них умножается на удельный вес денежных расходов на данный товар (услугу) в их общей (расходов) величине. База этих весов, их распределение определяются по итогам обследований денежных расходов домохозяйств в 2004 году.

В марте ценовые изменения по большинству товаров и услуг были менее резкими, чем в январе и феврале. Лишь по трем продовольственным товарам цены за месяц изменились более чем на 10%. В январе и феврале таких товаров было по шесть, и все они относились к пищевым продуктам. В марте по сравнению с февралем ощутимо увеличилась лишь цена на гречневую крупу — на 13,0% (а за три месяца — на 23,1%). Столь ощутимого подорожания отечественной гречки можно было ожидать, ибо цены на нее не могли оставаться примерно одинаковыми на фоне резко выросших в последние месяцы цен на картофель. Радует, что пока почти не повысились цены (рост на 1,5% за три месяца) на преимущественно импортный рис, завозимый к нам из Египта, Испании и даже Вьетнама.

Существенные ценовые изменения коснулись в марте еще двух продуктов — огурцов и помидоров. На них цены, в отличие от гречки, снизились. По огурцам они упали на 25,9%, по помидорам — на 12,1%. Можно сделать элементарные арифметические расчеты, которые в принципе под силу среднему школьнику, и перемножить снижение цен по огурцам-помидорам на их удельные веса в общем ИПЦ. И сразу узнаем их вклад в общее снижение мартовских цен на 0,3%.

Огурцы при весе 0,451% сформировали 0,117% снижения (25,9*0,451), а помидоры при весе 0,658 % — 0,080 % (12,1*0,658), а в сумме они дали почти 0,2% (0,197%), или две трети общего ценового снижения.

Еще один продукт, по которому в марте относительно существенно (на 6,5%) снизились цены, — это яйца. Их удельный вес в расходах довольно высок — 1,862%, и они дали 0,121% снижения в общую копилку ИПЦ. Таким образом, эти три сельскохозяйственных продукта обусловили общее снижение нашего ИПЦ в марте на 0,3%. По остальным продуктам питания ценовые изменения в марте были очень незначительными, и некоторое увеличение цен по одним уравновешивалось снижением цен по другим.

Так, в марте наблюдалось снижение цен на мясо и птицу (на 1,9%), рыбу и морепродукты (на 0,8), растительное масло (также на 0,8%). Однако несколько повысились цены на сахар (0,7%) после роста цен в феврале на 25,5%, на кондитерские изделия (на 1,1%), как неизбежное последствие резкого роста цен на сахар в предыдущие месяцы, фрукты (на 3,4%), питание вне дома (1,7%). В целом в марте цены на продовольственные товары снизились по сравнению с февралем на 0,5%, по непродовольственным товарам — не изменились, а по услугам — увеличились на 0,1%.

Но при более детальном анализе мартовских дефляционных процессов мы вновь и вновь обращаемся к пониманию значительного снижения цен на огурцы и помидоры. Вообще-то ценовые изменения по этим двум продуктам каких-либо сомнений не вызывают. Они подтверждаются параллельным наблюдением за ценами по 300 рынкам в 70 городах Украины. Однако…

Для этих двух продуктов характерны наиболее значимые внутригодовые ежемесячные изменения цен и потребления (точнее, приобретения). Самые высокие цены на них из года в год приходятся на февраль, а отсюда — и наименьшее потребление в этом месяце. Ориентируясь на ситуацию на 300 городских рынках страны, мы можем утверждать, что в прошлом году цены на огурцы по Украине в феврале были в 6,8 раза выше, чем в июле (соответственно 14,10 и 2,10 грн./кг), а на помидоры — почти в девять раз выше, чем в сентябре (соответственно 14,76 и 1,66 грн./кг). А реализация (по весу) в феврале по огурцам была в 10 раз меньше, чем в июле, а по помидорам — почти в 30 раз меньше, чем в сентябре. Тогда как расчеты общего ИПЦ базируются на среднегодовых весах покупок, которые, к сожалению, не учитывают внутригодовые количественные и ценовые колебания.

Выходит, что в общем ИПЦ в феврале реальное приобретение огурцов, а следовательно, и их вес оказывается завышенным в 6,3 раза, в марте — в 3,6 раза, а по помидорам — соответственно в 9,4 и 7,7 раза. И если бы наш индекс учитывал эти далеко не второстепенные обстоятельства, то эти два продукта дали бы мартовское снижение цен не в 0,197, а только в 0,027%, или в 7,3 раза меньше. И общее снижение ИПЦ только за счет учета сезонных колебаний по двум продуктам было бы ближе к нулю, а не к 0,2%.

Понятно, что подобные сезонные колебания (хотя и в несколько меньшей степени) характерны еще примерно для десятка плодоовощных продуктов, оказывая аналогичное влияние на общий ИПЦ.

Конечно, нельзя сбрасывать со счетов, что опыт расчетов ИПЦ в Украине довольно непродолжителен. И мы пока не рассчитываем его с учетом сезонных колебаний. Хотя такой подход к определению национальных ИПЦ практикуется во всех странах ОЭСР и ряде других государств.

Подчеркнем, что для Украины это направление совершенствования статистики особенно необходимо. Ведь расходы на продовольственные товары у нас составляют в ИПЦ около 64% — по сравнению с 15% в США и примерно 25—30% в странах Евросоюза. И на продукты с внутригодовыми сезонными ценовыми и количественными колебаниями в Украине приходится примерно 15% весов ИПЦ, и их внутригодовые колебания намного значительнее, чем в западных странах. То есть для нас этот аспект намного острее.

Добавим, что учету сезонных колебаний в ИПЦ посвящена 22-я глава руководства МОТ, МВФ, ОЭСР, Евростата, ООН и Всемирного Банка Consumer Price Index Manual. Theory and Practice. И, безусловно, было бы целесообразно предусмотреть включение всей проблематики совершенствования наших ценовых индексов в ту часть работы по методологическому улучшению статистики, которая реализуется за счет предоставленного Украине Всемирным банком кредита.

Если мы в течение ближайших одного-двух месяцев не пересмотрим и не улучшим методику расчетов индексов по плодоовощной продукции и, в первую очередь, по картофелю, в наших сводных индексах с мая будут допускаться ощутимые неточности.

В заключение остается добавить, что мы прикинули, а каково же будет влияние уже озвученного повышения цен на электроэнергию и газ на 25% и железнодорожные пассажирские тарифы (для начала на 40—50%) с учетом их удельных весов в общем ИПЦ (соответственно 1,635, 1,852 и 0,250%). Так вот, суммарное влияние этих трех составляющих приведет к увеличению ИПЦ почти на 1% (0,972—0,997 %).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно