ОФФШОРИСТИКА ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ

17 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 17 ноября-24 ноября

Благодаря усилиям СМИ словосочетание «оффшорная компания» в последнее время стало слетать с нашего языка с провоцирующей легкостью...

Благодаря усилиям СМИ словосочетание «оффшорная компания» в последнее время стало слетать с нашего языка с провоцирующей легкостью. Правда, попытка ответить на вопрос, что же это такое, обычно сопряжена с определенными трудностями. Понимание на интуитивном уровне ограничивается представлением о том, что это — обязательный атрибут всех крупных и не очень чистых политиков и бизнесменов. И что оффшорка в некотором роде сродни любовнице — обладание ею приятно и отчасти даже полезно, но только до тех пор, пока тебя не застукают на горячем. Однако финансовые обозреватели газеты International Herald Tribune попытались предоставить по этому вопросу гораздо более полную и осмысленную информацию.

Итак, сам термин «оффшорная компания» подразумевает, что данная компания создается не по месту жительства или гражданства ее владельца. В последнее время практика создания таких компаний стала чрезвычайно распространенной, и наибольшей популярностью среди владельцев оффшорных компаний пользуются те государства и экономические зоны, которые предоставляют максимальные льготы в вопросах налогообложения или же гарантируют максимум конфиденциальности. Тем не менее вывод о том, что обладание оффшорной компанией автоматически означает причастность к нелегальной практике, не совсем соответствует действительности. Питер Пирсон, консультант по оффшорным трастам частного банка Coutts&Co., очень многим своим богатым клиентам советует прибегать к помощи оффшорных компаний для обеспечения наиболее эффективного механизма финансовых инвестиций, особенно если речь идет о финансировании транснациональных проектов, сконцентрированных в одной отрасли промышленности.

>

Однако чаще всего законопослушные граждане прибегают к услугам оффшорных компаний в тех случаях, когда речь заходит о недвижимости. С одной стороны, передача прав собственности компании, явным или неявным владельцем которой вы являетесь, в некоторых странах поможет сократить сумму налога на недвижимость. Ведь, согласно некоторым налоговым законодательствам, налогом облагается только являющаяся корпоративной собственностью недвижимость, которая находится в пределах данного государства. Кроме того, создание оффшорной компании является единственным легитимным способом выйти из подчинения так называемому кодексу Наполеона, который действует на территории большинства стран Западной Европы и защищает права законных супруга и детей в вопросах наследования недвижимости. Иными словами, владелец особняка во Франции, скажем, не может завещать его своей любимой внучке, обойдя при этом нелюбимых жену и детей. Вернее, завещать то он может, вот только завещание будет признано незаконным и особняк все равно достанется ненавистным домочадцам. А вот акции компании, которой будут переданы права собственности на этот особняк, можно завещать даже полюбившейся собаке, и никто не сможет оспорить данное завещание.

Впрочем, создание оффшорных компаний может оказаться выгодным и для тех богачей, которые не хотят передавать своим наиболее очевидным наследникам не только свою недвижимость. Существующее законодательство позволяет учредить оффшорный траст таким образом, что имя его реального владельца останется неизвестным. И, таким образом, никто из ближайшего окружения даже и не заподозрит истинных размеров богатства.

Сам процесс создания оффшорной компании достаточно прост и относительно дешев. По всему миру существуют тысячи посреднических фирм, которые подберут в любой из оффшорных зон (а их по всему миру насчитывается несколько десятков) наемных служащих, которые будут входить в состав совета директоров фирм и вести всю необходимую документацию. Более того, в некоторых случаях они даже смогут действительно осуществлять ту коммерческую деятельность, ради которой, судя по бумагам, эта фирма и создавалась (например, торговать энергоносителями). Впрочем, такие «дополнительные» услуги капризным клиентам требуются очень редко. Начальные единовременные расходы на создание такой фирмы обычно составляют 1,5 тысячи долларов, а текущие — 500—700 долларов в год.

Впрочем, само создание оффшорной компании редко достигает своей цели без создания специального траста или так называемой шельфовой компании. Суть и того, и другого образования заключается в том, что адвокаты, консультанты или бухгалтеры от имени анонимного клиента создают для него фирму-прикрытие, никто из служащих которой даже не подозревает об имени ее истинного владельца (или владельцев). Offshore Incorporations Ltd., один из крупнейших оптовых продавцов оффшорных компаний, занимается этим бизнесом уже 15 лет. Тед Пауэл, основатель и бессменный руководитель фирмы, утверждает, что в основном шельфовые компании создаются транснациональными корпорациями. Которые таким образом стремятся защитить свои активы от распыления в случае возможной реструктуризации. Срок жизни каждой такой компании обычно не превышает пяти лет, а самая большая сложность в процессе ее создания — подбор названия. «При условии, что мы создаем по 300 компаний в неделю, избежать повторений в названиях практически невозможно, — жалуется Пауэл. — Поэтому очень часто нам отказывают в регистрации компании из-за того, что фирма с данным названием уже где-то была зарегистрирована. Мы постоянно устраиваем соревнования для своих сотрудников, которым за короткое время нужно написать по 100 оригинальных названий. Победителей награждаем специальными бонусами. А недавно клиент, который пришел прикупить себе сразу 119 отдельных компаний, но при этом согласился, чтобы они имели одно общее название с различными порядковыми номерами (типа «Форд-1», «Форд-2» и так далее), получил существенную скидку».

Пауэл говорит, что в данном случае необходимо учитывать национальность клиента. Например, китайцы и японцы предпочитают длинные цветистые названия, такие, как «Непревзойденный суперсчастливчик восемь Inc.» или «Непобедимый дракон коммерческой магии Ltd.», тогда как европейцы предпочитают короткие и простые названия, например, «Лондон Ltd.».

Хотя Offshore Incorporations Ltd. предлагает услуги по созданию компаний в 15 оффшорных зонах, тем не менее 70 процентов всех регистрируемых с ее помощью компаний приходятся на Британские Вирджинские острова. Сравнительно невысокая стоимость услуг, политическая стабильность, удобная инфраструктура и эффективная организация сервиса, по мнению специалистов из International Herald Tridune, выгодно отличают эту оффшорную зону от множества других.

Однако то, о чем шла речь выше, — лишь одна сторона медали. По данным Организации экономического сотрудничества и развития, численность оффшорных фондов за последние 15 лет выросла на 1 400 процентов, а объемы задействованных в них капиталов превысили 32 миллиарда долларов. По словам Джеффри Оуэнса, возглавляющего работу ОЭСР по борьбе с ущербными методами налоговой конкуренции, большую часть этой суммы составляют капиталы, сколоченные в развивающихся странах. При этом в этих странах не только значительно сокращаются налоговые сборы, но и занижаются общие экономические показатели, что, естественно, искажает картину экономического развития в целом.

Американские власти в последнее время оказывают очень сильное давление на оффшорные зоны с требованием привести свое налоговое законодательство в соответствие с международными (читай, американскими) стандартами. Официальный предлог — борьба с практикой отмывания незаконных денег. Однако специалисты утверждают, что на самом деле американские налоговые службы не могут допустить, что услугами оффшорных банков пользуются лица с двойным гражданством и европейцы, имеющие «зеленые карты» для работы в США, в результате чего американская казна недосчитывается немалых сумм налогов. Требования в отношении изменения налоговых начислений или же отказа от конфиденциальности банковских и посреднических услуг многими экспертами расцениваются как незаконные. Зато они действенны. Скажем, в случае невыполнения этих требований швейцарскими банками США грозятся подвергнуть экономическим санкциям их американские филиалы.

Впрочем, ОЭСР и другие международные финансовые организации проявляют в борьбе с оффшорами не меньшую настойчивость. В этом году был опубликован список 41 оффшорного центра, которые, по определению ОЭСР, осуществляют ущербную практику налогообложения. Согласно разъяснениям специалистов, под этим термином следует понимать предоставление налоговых льгот нерезидентам и отказ от сотрудничества с налоговыми службами других стран. Шесть стран из этого списка уже пообещали исправиться и прекратить подобную практику к 2005 году, а две трети из числа оставшихся ведут сейчас с ОЭСР напряженные диалоги в поисках компромиссов. Еще 15 оффшорных центров были включены в список тех стран, законодательство которых имеет слишком много лазеек для отмывания действительно криминальных денег. В семи из этих стран уже приняты соответствующие законодательные поправки, а в остальных этот процесс находится в самом разгаре.

Впрочем, как считают финансисты из International Herald Tribune, даже самое совершенное законодательство само по себе проблему не решит. Например, соглашение об обмене информацией о денежных махинациях между США и Бермудами существует уже 15 лет. И за все это время бермудские власти проинформировали американские менее чем о 50 клиентах, вызвавших у них подозрения. Ведь каждый банк и каждая посредническая компания сама для себя решают, что для них важнее: пострадать в случае применения экономических санкций, будучи пойманными на нарушении предписаний, или же потерять клиента из-за невозможности гарантировать ему должную степень конфиденциальности. В целом, требование к посредникам «знать своих клиентов», то есть докапываться до имен реальных владельцев держателей корпоративных счетов, остается в силе. А вот решение о том, что делать с этим знанием, принимает руководство каждой отдельно взятой компании самостоятельно.

Правда, последние события на финансовом фронте показывают, что прозрачность и законность денежных трансакций может достигаться и не в ущерб конкурентоспособности посреднических и банковских структур. Одиннадцать крупнейших транснациональных банков подписали в прошлом месяце соглашение о создании неблагоприятного климата для любых незаконных финансовых сделок и об усилении борьбы с практикой отмывания денег. «Это добровольная частная инициатива, в рамках которой наиболее конкурентоспособные банки решили открыто обменяться своим опытом в борьбе с отмыванием денег и окончательно договорились о выработке единых стандартов», — объясняет Ганс- Питер Бауэр, возглавляющий отдел по борьбе с отмыванием денег в UBS AG, одном из крупнейших швейцарских банков.

Оксана ПРИХОДЬКО по материалам International Herald Tribune
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно