О ПОЛЬЗЕ ТЕПЛА И СВЕТА, ИЛИ КАК НАМ ОБУСТРОИТЬ СРЕДУ ОБИТАНИЯ

24 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 24 января-31 января

Сегодня большинство из нас не представляет, как можно жить без водопровода, центрального отопления, электроэнергии...

Иван Плачков
Иван Плачков

Сегодня большинство из нас не представляет, как можно жить без водопровода, центрального отопления, электроэнергии. Но, увы, часто жизнь заставляет задумываться нас о том, почему эти услуги низкого качества, а в некоторых случаях, и недоступны нам в необходимом объеме. В странах, находящихся на более высоком уровне экономического развития (в частности, в ЕС, куда мы стремимся войти), вопрос безусловного предоставления населению жилищно-коммунальных услуг высокого качества, исходя из потребностей конкретного человека, даже не обсуждается, поскольку считается естественным правом человека, основой развития цивилизованного общества. Государство должно обеспечить человеку достойные условия жизни, а не обрекать его на борьбу за выживание. Поскольку лишь в этом случае человек может нормально развиваться, активно работать, творить, с уверенностью смотреть в будущее. Обеспечение достойных условий жизни своим гражданам должно стать одним из приоритетов государственной политики и в нашей стране.

Состояние и развитие топливно-энергетического комплекса, металлургии, машиностроения постоянно обсуждаются в СМИ, и это воспринимается вполне естественно. Что касается жилищно-коммунального хозяйства, то если сегодня мы и говорим о нем, то как бы между прочим, главным образом упоминая его как одного из самых крупных неплательщиков за газ и электроэнергию и поругивая за низкое качество услуг (а в ряде регионов — за их отсутствие) и постоянное повышение тарифов.

Между тем жилищно-коммунальное хозяйство заслуживает значительно большего внимания со стороны общества. Услуги по тепло-, водоснабжению, обслуживанию жилья являются необходимыми (хотя и не достаточными) условиями существования практически каждого человека и во многом определяют качество нашей с вами жизни. Да и уровень занятых в этой сфере впечатляет — он составляет почти 15% от численности работающего населения страны.

При этом целый ряд показателей, характеризующих деятельность ЖКХ, не могут не вызвать серьезной озабоченности. Приведу лишь некоторые цифры.

Задолженность населения за коммунальные услуги на конец прошлого года составила 7,6 млрд. грн., что превышает годовой объем производства услуг всего жилищно-коммунального комплекса. Это происходит в условиях, когда в большинстве областей уровень тарифов для населения на основные виды услуг составляет 60—80% от фактической стоимости их производства. А что произойдет, когда будут выполнены многочисленные решения правительства о переходе отрасли на самоокупаемость? (По последним данным Министерства экономики, уровень тарифов для населения на тепловую энергию и водоснабжение соответствует себестоимости только в трех областных центрах Украины.)

В 1990 г. оплата жилищно-коммунальных услуг (без учета электроэнергии) в среднем составляла 2% среднемесячного дохода семьи, в 2001 году — уже около 12% (данные Госкомстата). Учитывая, что значительная часть населения имеет доходы ниже средних, начисляемые им платежи за жилищно-коммунальные услуги превышают 15—20% от доходов семей, что уже значительно. Это обстоятельство накладывает свой отпечаток на отношение населения к происходящему в жилищно-коммунальной сфере, особенно учитывая тот факт, что в целом по стране наблюдается неудовлетворенность качеством предоставляемых жилищно-коммунальных услуг (согласно данным соцопросов, лишь 12,3% респондентов считают, что уровень качества этих услуг соответствует тарифам на них).

Что же привело нас к такой ситуации? Ведь в годы застоя жилищно-коммунальная сфера почти не вызывала нареканий (возможно, частично и потому, что ее содержание практически не отражалось на семейном бюджете).

Украине досталась хорошо развитая разветвленная инфраструктура по оказанию жилищно-коммунальных услуг, поскольку в годы Советского Союза перед страной была поставлена задача обеспечить теплом, светом, водой, газоснабжением население и народное хозяйство страны, исходя из максимально возможных потребностей. Цена не волновала никого, на энергоресурсы и коммунальные услуги она была символической и постоянно снижалась. Более того, в соответствии с Жилищным кодексом (по которому мы живем и сегодня) в перспективе жилищно-коммунальные услуги должны были стать бесплатными (ведь мы шли к коммунизму). Поэтому соответствующие отрасли дотировались за счет бюджета. Так, в 1990 году население оплачивало лишь 2—3% от стоимости жилищно-коммунальных услуг, все остальные расходы финансировались за счет бюджета и достигали 10% от ВВП страны. Естественно, что при такой постановке вопроса всех интересовало произвести как можно больше электроэнергии, тепла, обеспечить надежное бесперебойное газо-, тепло- и водоснабжение за счет расширения и развития соответствующей инфраструктуры. Но почти никого не интересовал учет проданной и оплаченной продукции, анализ эффективности производства электроэнергии, тепла, воды и потерь при их транспортировке. Более того, в 70-х годах правительством было принято и воплощено в жизнь решение о ликвидации газовых счетчиков в квартирах граждан в связи с их ненужностью. Страна жила на широкую ногу.

После обретения независимости ситуация резко изменилась. Во-первых, Украина оказалась отрезанной от дешевых энергоресурсов, во-вторых, была практически полностью разрушена система управления энергетикой и жилищно-коммунальным хозяйством, особенно такие ее элементы, как ведение статистики и планирование. Кроме того, сначала из-за отсутствия понимания необходимости, а затем из-за отсутствия денег, крайне слабо развивалась система организации учета потребляемых населением и промышленностью электроэнергии, газа, тепла, воды. Из-за старения оборудования росли стоимость соответствующих услуг и потери в сетях и коммуникациях.

Что же мы имеем на сегодня?

В электроэнергетике все более-менее понятно. Существует орган управления отраслью, правда, пока еще мало уделяющий внимания вопросам стратегического развития и прогнозирования, а в основном выполняющий хозяйственные функции по управлению предприятиями электроэнергетики. Существует регулирующая комиссия, правда, не как независимый орган, а как служба Кабинета министров, которая устанавливает тарифы на транспортировку и поставку электроэнергии, на производство атомной электроэнергии и электроэнергии, производящейся на ТЭЦ, выдает лицензии и проверяет их соблюдение. Развивается и совершенствуется система учета электроэнергии, внедряются мотивационные механизмы по снижению потерь при транспортировке электроэнергии. Т.е. процесс хоть и медленно, но движется.

В газоснабжении ситуация уже сложнее. И хоть тут тоже имеется и управляющий, и регулирующий органы (те же, что и в электроэнергетике), но фактически и техническую, и тарифную политику на газовом рынке определяет крупный хозяйственный субъект — НАК «Нефтегаз Украины».

Тепло- и водоснабжение оказались в самом неопределенном положении. Фактически политика по их развитию, а также формирование тарифов в этих сферах возложены на местные власти. Государственная концепция управления источниками тепла и воды отсутствует. Сегодня ТЭЦ, котельни, теплоцентрали, теплосети и водоканалы отданы в управление различным органам: причем не только государственной и местной власти, но и предприятиям различной формы собственности. Заметим, что в бытность Советского Союза все ТЕЦ, крупные котельни, теплоцентрали и магистральные теплосети в связи с высокой технологичностью и сложностью производственных процессов на них были отнесены к сфере управления союзного Минэнерго. На сегодня же деятельность в сфере теплоснабжения даже не лицензируется. А тарифы на услуги по тепло- и водоснабжению устанавливаются в каждом регионе самостоятельно, исходя не только из местных условий хозяйствования, но и из понимания местными властями того, на каких принципах они должны формироваться.

Следует отметить, что все перечисленные выше сферы жизнеобеспечения имеют сходные ключевые черты, предполагающие применение к ним общих принципов и в организации их функционирования, и в управлении ими, и в осуществлении учета, и в формировании тарифов. Чем это обусловлено?

Во-первых, все эти услуги являются таковыми, без которых потребитель в принципе обойтись не может. Во-вторых, сбои и нарушения в электро-, газо-, тепло- и водоснабжении, а также изменения в тарифной политике, чреваты сильным социально-политическим эффектом. В-третьих, отключение от энерго- и водоснабжения потребителей- неплательщиков не всегда возможно по техническим, экологическим и социальным причинам. В-четвертых, электроэнергетика, газо-, тепло- и водообеспечение, по сути, являются буферной зоной между, с одной стороны, работающими на рыночной основе предприятиями-поставщиками сырья и оборудования и, с другой, — с зачастую неплатежеспособными потребителями. В итоге предприятия, работающие в этой сфере, вынуждены лавировать между рыночными ценами на сырье и оборудование и регулируемыми тарифами на предоставляемые ими услуги и постоянно находятся под прессом как кредиторов, ведущих жесткую политику по соблюдению дисциплины платежей, так и населения, которое не удовлетворено качеством предоставляемых ему услуг. В-пятых. Организация услуг по энерго- и водоснабжению требует наличия соответствующей квалификации и строгого соблюдения технических условий по эксплуатации оборудования. Несоблюдение этих условий может привести к возникновению экстремальных ситуаций, в том числе — чрезвычайных.

Работая в таких жестких условиях компании, которые занимаются электро-, газо-, тепло- и водообеспечением, должны понимать, в чем состоит государственная политика по функционированию и развитию этой сферы. Формированием такой политики в сфере ЖКХ и определением принципов, которые должны соблюдаться всеми субъектами взаимоотношений, должен заниматься недавно созданный Госкомитет по вопросам жилищно-коммунального хозяйства Украины.

Хотелось бы остановиться лишь на некоторых ключевых вопросах, на которые необходимо получить ответ уже сегодня и которые пока что остаются без ответа.

Возможно ли улучшить качество жилищно-коммунальных услуг при одновременном снижении затрат на их предоставление в процессе реформирования отрасли?

Содержание системы жилищно-коммунального хозяйства в ее нынешнем виде непосильно ни для потребителей, ни для бюджетов различных уровней. И если все останется так, как есть, мы не решим ни первой, ни второй задачи.

Сегодня более 75% жилых помещений переданы в частную собственность, внедряются новые формы управления жилыми зданиями, такие, как объединение совладельцев жилья. Все это позволяет по-новому подойти к организации взаимоотношений по предоставлению жилищно-коммунальных услуг, перевести их на рыночные рельсы.

В то же время организационный статус, подход и отношение к своим обязанностям исполнителя услуг — ЖЭО (жилищно-эксплуатационных организаций) нисколько не изменились; они остались одним из немногочисленных «островов социализма в море рыночных отношений» и существенно тормозят реформирование жилищно-коммунальной сферы. В деятельности ЖЭО отсутствует экономическая мотивация как по сокращению затрат ресурсов, так и по повышению эффективности предоставления услуг населению.

Для того чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки и включить в жилищно-коммунальной сфере рыночные механизмы, необходимо перейти к новой форме управления и обслуживания жилого фонда путем создания служб муниципальных заказчиков (на первом этапе функции таких заказчиков могут выполнять ЖЭО).

Муниципальный заказчик будет заниматься исключительно управлением, организацией и контролем за осуществлением услуг, непосредственным исполнением которых будут заниматься специализированные организации, отобранные с применением тендерной процедуры. В свою очередь и жители также смогут самостоятельно выбирать себе муниципального заказчика (вступая с ним в договорные отношения), исходя из стоимости и качества организации им обслуживания жилья. Таким образом, мы внедрим конкуренцию и среди муниципальных заказчиков, и среди исполнителей конкретных услуг. Все они будут бороться за потребителя.

Плохо или хорошо иметь монополию в жилищно-коммунальном хозяйстве?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, вспомним основные черты, которыми должна обладать некая сфера деятельности, чтобы считаться естественной монополией. Это:

— наличие технологических особенностей производства, обусловливающих неэффективность и, более того, нецелесообразность создания и деятельности аналогичных предприятий и структур в рассматриваемом секторе экономики;

— особая структура расходов производства, гарантирующих возможность экономии на масштабах и обеспечения более эффективного управления рассматриваемым сектором экономики, нежели в условиях конкуренции.

Электрические сети, нефте- и газопроводы, железная дорога, аэропорты обладают этими чертами и, поэтому, являются естественными монополиями. Такими же на региональном уровне являются и теплосети, и водопроводные сети и водоотводы. Деятельность всех естественных монополий должна регулироваться государством.

Необходимым условием регулирования монопольных видов деятельности является наличие отдельного финансового учета по каждому из них. Но это отнюдь не обязательно предполагает наличие отдельных юридических лиц по осуществлению каждого из видов монопольных услуг. При решении вопроса, объединять те или иные естественные монополии в одну структуру управления или нет, необходимо исходить из экономической эффективности и целесообразности этого действия для общества в целом.

Если, например, кто-то решит объединить железную дорогу с теплоснабжением, то это, естественно, нонсенс. Но объединить под одной крышей электро-, газо-, тепло- и водоснабжение населенного пункта, возможно, будет не так уж и плохо. Все эти службы связаны с одним и тем же потребителем и каждая ведет свой отдельный учет по осуществлению платежей за оказанные ею услуги. Организация такого учета крайне дорогостоящее мероприятие. Объединение его в одном муниципальном центре позволило бы значительно снизить стоимость учета оплаты услуг, оказываемых населению и предприятиям и тем самым снизить затраты на их производство. Не случайно многие развитые западные страны, такие, как Германия, Швеция, Дания, в результате проб и поисков более эффективных механизмов оказания жилищно-коммунальных услуг, выбрали для себя путь объединения деятельности по оказанию всего комплекса этих услуг в одном лице.

Должен ли жилищно-коммунальный комплекс нести на себе социальные функции, или почему за счет тарифа субсидируются не столько малообеспеченные, сколько богатые?

Мы понимаем, что сегодня бюджет не в состоянии полностью обеспечивать защиту интересов малообеспеченных слоев населения по потреблению ими услуг электро-, газо-, тепло- и водоснабжения. С другой стороны, мы понимаем, что не можем бросить на произвол судьбы пенсионеров, детей, малообеспеченных и заставить их самостоятельно платить за перечисленные услуги в полном объеме. Не можем мы и отключить их от электро-, газо-, тепло- и водоснабжения.

Но даже понимая это и соглашаясь с тем, что предприятия электроэнергетики, газообеспечения, теплоэнергетики и водообеспечения должны взять на себя, хотя бы временно, какую-то часть этой ноши, нельзя согласиться с той системой организации выполнения ими социальных функций, которая действует сейчас.

Сегодня в Украине мы имеем огромные разрывы между доходами трех групп населения: малообеспеченные, имеющие средние доходы и высокие. Согласно официальным данным, тарифы для населения и на электроэнергию, и на тепло, и на газ, и на воду не покрывают реальной стоимости этих услуг (по разным категориям услуг в разной степени). При этом все категории населения вследствие заниженного тарифа субсидируются государством практически одинаково, независимо от уровня их доходов и объемов потребления. Одну и ту же цену за электроэнергию, газ, тепло, воду платят и те, кто перебиваются с хлеба на воду, и те, кто имеют огромные особняки и дома. Можно ли считать это справедливым и разумным, особенно в условиях, когда Президент Украины объявляет проблему преодоления бедности «зоной своей личной ответственности» (25 августа, Интерфакс-Украина), а основным приоритетом нового правительства названа борьба с бедностью в Украине?

Справка.

В октябре 2002 г. правительство Украины утвердило Комплексную программу реализации Стратегии преодоления бедности, призванной до конца 2009 года снизить уровень бедности в стране с 26,4% до 5% численности населения.

Каким образом на сегодня государство позволяет компаниям компенсировать стоимость услуг, которые недооплачены населением (в том числе и теми, кто имеет средние и высокие доходы)? В основном это происходит за счет перекрестного субсидирования путем завышения тарифов для промышленных предприятий. Например, в некоторых регионах тариф на тепло для промышленных предприятий превышает аналогичный для населения в 3—9 раз. В итоге это отражается на стоимости товаров и услуг, производимых отечественными предприятиями, которые также потребляются населением и, преимущественно, малообеспеченным.

Такая система формирования тарифов для населения на услуги по электро-, газо-, тепло- и водоснабжению фактически усиливает разрыв между бедными и богатыми слоями населения, позволяя последним безосновательно использовать льготные тарифы, предназначенные поддержать малоимущих. Для того чтобы на деле, а не на словах бороться с бедностью, то прежде всего нам необходимо перейти на реальные тарифы и пересмотреть систему дотирования (субсидирования) населения в сфере потребления электроэнергии, газа, тепла, воды. Кстати, такой подход уже начала внедрять Россия.

Кто должен быть собственником компаний, работающих в жилищно-коммунальной сфере? Какая форма собственности — государственная, частная или коммунальная — позволит обеспечить наибольшую отдачу от деятельности предприятий, оказывающих жилищно-коммунальные услуги?

Сегодня на эти вопросы мы также не имеем ответа. Хотя из общих соображений понятно, что территориальная община должна в обязательном порядке обладать возможностями контроля за деятельностью предприятий, оказывающих жилищно-коммунальные услуги. Эти предприятия, вне зависимости от формы собственности, не могут менять виды осуществляемой ими деятельности. Регулирующие органы должны осуществлять жесткий контроль за экономическими и техническими параметрами их деятельности и отстаивать интересы потребителей. Только при таком подходе будет обеспечен оптимальный баланс интересов и предприятия, оказывающего жилкомуслуги, и людей, проживающих на определенной территории.

Должна ли лицензироваться деятельность по производству тепла и теплоснабжению?

Сегодня законодательство не предусматривает лицензирование такой деятельности, хотя, на наш взгляд, это не правильно. Во-первых, получение лицензии предполагает соблюдения в целом по стране определенных технических, экономических и финансовых условий теми, кто осуществляет эту деятельность. Во-вторых, позволяет государству контролировать соблюдение этих условий компаниями, которые обеспечивают нашу с вами жизнедеятельность. Это дисциплинирует компании и заставляет их соответствовать тем нормам и правилам, которые должны соблюдаться в теплообеспечении.

Каким образом должны строиться отношения компаний, оказывающих жилищно-коммунальные услуги, с потребителями? Кто должен являться субъектом договорного процесса со стороны потребителя?

Что касается электро- и газоснабжения, то тут все более-менее понятно, таким субъектом должно быть физлицо — владелец квартиры или дома. Оплата соответствующих услуг производится по показаниям счетчиков, которые фиксируют потребление соответствующего ресурса той или иной квартирой. Что касается воды и тепла, то тут все сложнее. Во-первых, тепло и горячая вода могут быть разной температуры, каким образом это учитывать при расчетах? Во-вторых, кто должен платить за отопление подъездов, чердаков, подвалов? Четкости и определенности в этом вопросе на сегодня не существует.

Кроме того, сегодня за электроэнергию и газ потребитель платит напрямую компаниям, поставляющим ему электроэнергию и газ. При этом электропроводка от дома до квартиры и газопровод внутри подъезда находится на балансе ЖЭО. Куда должен обращаться потребитель в случае проблем с газо- и электроснабжением? Как он может знать, где именно произошло повреждение: в цепочке, которая отнесена к сфере отвестственности энергопоставляющей компании или ЖЭО? Чем отвечает ЖЭО за неудовлетворительное состояние внутридомовых сетей?

Что касается тепло- и водоснабжения, то тут оплата производится через ЖЭО и далее уже идет соответствующим специализированным компаниям, которые непосредственно осуществляют тепло- и водоснабжение населения. При этом все внутридомовые сети как неотъемлемая часть дома находятся на балансе ЖЭО. В таких условиях возникает целый ряд вопросов. Кто и за счет чего должен осуществлять текущий и производить капитальный ремонт соответствующих внутридомовых сетей? Кто отвечает за качество обслуживания внутридомовых сетей и их техническое состояние и, как следствие, за качество услуг по тепло- и водоснабжению? Должна ли в этом участвовать компания, производящая такие услуги, как выработка и транспортировка тепла, горячей и холодной воды, или это осуществляют ЖЭО самостоятельно? Кто должен контролировать расчеты отдельных жителей дома за тепло, горячую и холодную воду? Кто и какие санкции может применять к неплательщикам (компания, производящая соответствующие услуги, ЖЭО, объединение совладельцев жилья или кто-либо еще)? То, что такие санкции необходимы, не вызывает сомнений. Уровень неплатежей населения по разным регионам Украины составляет от 15 до 20%, такая же ситуация наблюдалась и в годы социализма, когда жилкомуслуги стоили копейки. Этими неплательщиками (и сейчас, и в те годы) являются в основном обеспеченные граждане с философией жить за счет других, которую необходимо изменить, в том числе и за счет применения жестких санкций.

Непонятно на сегодня и то, кто должен ознакомить потребителя с его правами и обязанностями по отношению к ЖЭО, компаниям, поставляющим электроэнергию, газ, тепло, воду, оказывающим другие коммунальные услуги? Кто должен объяснить ему, за что он платит?

За счет чего должно происходить оснащение потребителей системами учета и кто будет являться собственником этих систем, отвечать за их сохранность, поддержание в надлежащем техническом состоянии?

Понятно, что ожидать от населения, что оно за свой счет приобретет средства учета в том социально-экономическом климате, который сложился в Украине, вряд ли стоит. Во-первых, это дорогостоящее удовольствие, и не у всех найдутся для этого средства. Во-вторых, приборы учета должны быть унифицированы, оснащены определенными функциями, удовлетворять определенным техническим требованиям (которые, в частности, зависят и от избранной компанией системы организации учета). Достичь этого в условиях, когда процесс приобретения счетчиков будет поставлен на самотек, практически невозможно. Все будут покупать подешевле и попроще.

Поэтому естественно, что приобретение и установка счетчиков в существующих жилых домах, должна производиться за счет соответствующих компаний, которые отвечают за электро-, газо-, тепло- и водоснабжение, и осуществляться оно должно за счет тарифов. При новом строительстве — за счет заказчика. Других источников финансирования для этого нет. В этом случае приборы учета должны оставаться в собственности соответствующей компании и, возможно, ею же обслуживаться.

Вредна и излишняя либерализация на этом рынке. Это уже почувствовали в передовых западных странах и не допускают подобных ошибок. Например, в Варшаве принято решение об использовании в жилищно-коммунальном хозяйстве лишь трех моделей счетчиков соответствующих производителей. Сделано это с целью минимизации затрат теплоснабжающей компании по обслуживанию оборудования учета и обеспечения возможности наиболее эффективно вписать его в действующие системы теплоснабжения и информационного учета. Мы же пока идем по другому пути. Только по Киеву используется более 30 видов различных счетчиков, что, во-первых, значительно ограничивает возможности Киевэнерго по организации обработки данных на базе современных технических решений, а во-вторых, в связи с отсутствием базы по ремонту отдельных видов счетчиков требует их замены на другие модели. Такой подход нельзя назвать государственным. И абсолютно нереальна установка приборов учета по теплу в каждой квартире (ни технически, ни финансово).

Кто и на каких принципах должен устанавливать тарифы на тепло и водоснабжение? В состоянии ли это делать местная власть?

Эти вопросы тоже требуют серьезного обоснования и осмысления, поскольку тариф является ключевым мотивационным инструментом развития той или иной деятельности; инструментом, призванным обеспечить сбалансированное развитие не только того или иного региона, а и экономики страны вообще. Особенно это касается таких инфраструктурных отраслей, как электро-, газо-, тепло- и водоснабжение, где как завышение, так и занижение тарифов могут иметь серьезные негативные последствия. Поэтому тарифная политика в этих сферах должна формироваться на основе ясных и понятных экономических принципов, возможно, с учетом социальных факторов (влияние которых постепенно должно исключаться и учитываться при формировании бюджетной политики).

Нельзя допускать популизма в формировании тарифов на тепло-, водоснабжение и другие коммунальные услуги, который наблюдается в отдельных регионах Украины. Фактически тариф используется в качестве инструмента обретения любви и поддержки населения. Такой подход имеет ряд негативных последствий. Во-первых, приводит к искусственно созданной неравномерности тарифов для различных регионов. (Так, например, сегодня стоимость 1 Гкал колеблется по разным регионам Украины от 40 до 112 гривен. Объяснить такую разницу в тарифе исходя из экономических соображений не представляется возможным.) Во-вторых, ставит под угрозу надежность и качество оказания соответствующих услуг уже в самом ближайшем будущем.

Чтобы избавиться от популизма и некомпетентности в формировании тарифов на тепло- и водоснабжение в отдельных регионах Украины, необходимо утверждение на центральном уровне принципов и методик формирования тарифов в жилищно-коммунальной сфере. На наш взгляд, этот вопрос должен быть урегулирован законодательно уже в самое ближайшее время.

Что понимается под обеспечением доступа к электро-, газо-, тепло- и водоснабжению?

Считается очевидным, что энерго-, газо-, тепло- и водоснабжающие компании обязаны обеспечить доступ к предоставляемым ими услугам любому потребителю Украины. Но одно дело — если речь идет о присоединении дома, предприятия или другого объекта к уже существующим рядом с ним сетям и коммуникациям. Другое дело, если такое присоединение требует прокладки новых коммуникаций и является достаточно дорогостоящим мероприятием (например, при строительстве новых жилых массивов или дачных участков). Обязана ли энерго- (газо-, тепло-, водо-) снабжающая компания обеспечить такой доступ, и если да, то в какие сроки и за счет каких средств (тарифа или оплаты со стороны заказчика)? За чей счет удерживать резерв мощностей или создавать новые мощности на перспективу? Если осуществлять все эти работы за счет тарифа, то это приведет к дальнейшему увеличению разрыва между доходами малообеспеченных и высокооплачиваемых слоев населения. Поэтому необходимо определиться, какого уровня административные единицы и какие категории объектов будут финансироваться за счет бюджета, какие — за счет тарифа, а что должно оплачиваться заказчиком соответствующих работ. И это должно быть определено четко и ясно для того, чтобы избежать злоупотреблений в этой сфере.

Приведем простой пример. Прокладка тепловых и электросетей к элитному жилому дому, которые сегодня как грибы вырастают в Киеве, может стоить несколько миллионов гривен при стоимости дома в десятки миллионов гривен. Почему за эту работу должен платить пенсионер, живущий в «хрущевке» на Виноградаре или Нивках? Может быть, лучше повысить стоимость жилья на 5—7% для тех, кто приобретает квартиры в элитных домах. Думаю, они смогут найти для этого средства.

Какие мотивационные механизмы следует использовать для снижения потерь, улучшения качества и снижения себестоимости услуг по тепло- и водоснабжению?

То, что такие механизмы необходимы, сомнений нет. На сегодня потери электроэнергии в сетях составляют около 20%, теплоэнергии — 15—30%, воды — 30—50%. Качество услуг по тепло- и водоснабжению (особенно, обеспечение горячей водой) также оставляют желать лучшего, в отдельных регионах Украины горячую воду населению прекращают подавать одновременно с завершением отопительного сезона.

Что касается потерь, то на сегодня они учитываются в тарифах, и мотивации к их снижению в сфере тепло- и водоснабжения не существует. В электроэнергетике новая тарифная методология предполагает внедрение мотивационных механизмов, а именно: определение уровня потерь для заданных периодов времени, которые учитываются в тарифе на транспортировку и поставку электроэнергии. Все потери свыше этого уровня осуществляются за счет энергоснабжающей компании.

На наш взгляд, такой подход можно применять и к тепло-, и к водоснабжающим компаниям. Нормативные и сверхнормативные потери должны учитываться отдельно при формировании тарифов.

Существенным мотивационным фактором может стать и установка приборов учета на каждом жилом здании. В этом случае ни ЖЭО, ни снабжающая компания уже не смогут компенсировать свои потери за счет платежей населения и задумаются над тем, как их устранить.

Качество услуг по тепло- и водоснабжению также необходимо учитывать в тарифах. Заметим, что внедрение этого принципа в жизнь требует развитой системы учета, которая в тепло- и водоснабжении сегодня находится еще в зачаточном состоянии. Поэтому этот процесс будет носить длительный и поступательный характер.

Значительный резерв существует в снижении себестоимости жилищно-коммунальных услуг. По данным Госкомитета по жилищно-коммунальному хозяйству, около 30% водопроводных и канализационных сетей и около 20% теплосетей на сегодня находятся в аварийном состоянии; на производство единицы продукции в жилищно-коммунальной сфере в Украине в среднем тратится в 2,5—2,7 раза больше энергоресурсов, чем в развитых странах. Однако снижение себестоимости услуг по тепло- и водоснабжению — задача сложная и требует приложения значительных усилий, времени и, конечно же, финансовых ресурсов. Для того чтобы мы могли приблизиться к экономически оправданной себестоимости этих услуг, необходимо решить целый комплекс вопросов. Во-первых, это повышение качества и компетентности регулирования деятельности по тепло- и водоснабжению. Во-вторых, проведение целенаправленной политики реконструкции и модернизации компаний, осуществляющих тепло и водоснабжение. В-третьих, пересмотр технологических и производственных нормативов, на базе которых формируется себестоимость. В-четвертых, введение тендерных процедур при приобретении сырья и оборудования. Т.е., снижение себестоимости тепло- и водоснабжения возможно в случае реализации целенаправленной и долговременной государственной политики в жилищно-коммунальной сфере.

Перечисленными выше вопросами не ограничивается весь тот пласт проблем, который накопился в жилищно-коммунальной сфере. Это лишь то, что лежит на поверхности и уже «кричит и требует разрешения».

Мы намеренно не выдавали рецептов решения стоящих перед отраслью задач, а, обнажая те или иные проблемы, стремились показать, как много еще предстоит сделать на пути реформирования жилищно-коммунального хозяйства. Хотя опыт деятельности, которую вело Киевэнерго на протяжение длительного периода времени, опираясь на смелые новаторские решения руководства Киевской городской администрации и поддержку депутатов Киевсовета, позволил прийти к пониманию, как наиболее эффективно решить ту или иную проблему. Компания смогла сохранить ведущих специалистов, увеличить число работающих с 6 до 18 тысяч человек, расширить сферу своей деятельности в области предоставления жилищно-коммунальных услуг, начать масштабные инвестиционные проекты, найти источники финансирования для реконструкции и модернизации системы теплоснабжения г. Киева (основным из которых является 200-миллионный кредит Всемирного банка).

Опыт города Киева в решении проблем жизнеобеспечения жителей столицы является уникальным и может быть полезным для решения проблем жилищно-коммунального хозяйства и в других регионах Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно