Нефтяной ключик

2 декабря, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №47, 2 декабря-9 декабря

«Не теряя секунды, бежать в Страну Дураков! — закричал Карабас Барабас, торопливо засовывая конец бороды в карман, хватая шапку и фонарь...

«Не теряя секунды, бежать в Страну Дураков! — закричал Карабас Барабас, торопливо засовывая конец бороды в карман, хватая шапку и фонарь. — Я сяду на берег пруда. Я буду умильно улыбаться. Я буду умолять лягушек, головастиков, водяных жуков, чтобы они просили черепаху... Я обещаю им полтора миллиона самых жирных мух... Я буду рыдать, как одинокая корова, стонать, как больная курица, плакать, как крокодил. Я стану на колени перед самым маленьким лягушонком... Ключик должен быть у меня! Я пойду в город, я войду в один дом, я проникну в комнату под лестницей... Я отыщу маленькую дверцу — мимо нее все ходят и никто не замечает ее. Всуну ключик в замочную скважину...»

Алексей Толстой, «Золотой ключик,
или Приключения Буратино»

Украинская нефтяная отрасль для непосвященного всегда являет собой некий сказочный образ: любой причастный к этой отрасли либо богат, как крез, либо очень близок к этому. Нефть для простого украинца — это нечто напоминающее философский камень, обладание которым позволит навсегда забыть о финансовой депрессии и станет ключом к беззаботной и счастливой жизни. Впрочем, хорошо, когда этим мифом очарован рядовой гражданин, не особо знакомый со сложным механизмом нефтяного рынка. Когда же не просто попадаешь под влияние нефтяного флера, но еще и имеешь возможность поруководить им, к тому же с неплохой выгодой, — последствия (для самой отрасли, и не только) могут быть самыми непредсказуемыми.

На берегу пруда

Будучи страной энергозависимой, Украина достаточно болезненно реагирует на конъюнктуру мирового рынка нефти. Достаточно вспомнить ситуацию, которая сложилась на внутреннем рынке весной этого года, когда правительство силовыми методами постаралось удержать цены на светлые нефтепродукты. И дело даже не в мгновенно возникшем дефиците или перевалившем за отметку в 4 гривни 95-м бензине. Нефтепереработчики очень корректно, а главное, просто по классическому принципу «мести в холодном виде и под благовидным предлогом» ответили на административное давление.

Сначала два нефтеперерабатывающих завода (НПЗ) закрыли на плановые ремонты. А затем и на оставшихся в строю снизили объемы переработки до критических минимумов, мотивируя это засильем дешевого импорта светлых нефтепродуктов. Переработка нефти украинскими НПЗ в октябре текущего года снизилась на 5,54% по сравнению с сентябрем и на 30,32% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — до 1 млн. 310,2 тыс. тонн.

По мнению экспертов, сегодня экономически невыгодно перерабатывать нефть на украинских НПЗ. Президент ООО «ТНК-ВР Украина» Александр Городецкий не так давно отметил, что Лисичанский НПЗ работает на минимальных объемах. Причина — отсутствие экономической привлекательности из-за засилья импорта на внутреннем рынке.

Опять же для непосвященного — такая ситуация могла бы показаться вполне логичной: наказали, мол, несговорчивых российских нефтяников за весеннюю неуступчивость. Только вот вместе с россиянами страдают и отечественные нефтедобытчики. Начальник управления ОАО «Укрнафта» Андрей Кущ, комментируя результаты аукциона по продаже нефти, состоявшегося 15 ноября, отметил, что из заявленных на аукцион 52,9 тыс. тонн нефти компании удалось реализовать всего 23 тыс. тонн. При этом цена реализации снизилась на 9,5%, до 2,3 тыс. грн. за тонну, по сравнению со стартовой и на 9,3% по сравнению с аукционом, состоявшимся на этой бирже 18 октября. «Итоги предварительных бесед с переработчиками подтверждают, что на сегодняшний день импортеры «перебивают» рынок. Им (переработчикам. — Авт.) невыгодно конкурировать, и экономика — не на пользу переработке, вот и результат», — констатировал А.Кущ.

Как писало в прошлом номере «ЗН», ОАО «Укрнафта» уже «попало под раздачу» при определении нормы рентных платежей. И теперь на фоне роста фискального давления мы наблюдаем еще и снижение рентабельности работы компании на рынке, опять же — за счет существующих пошлин на импорт светлых нефтепродуктов. Что же тогда говорить о столь активно продвигаемой предыдущим составом правительства идее создания вертикально интегрированной нефтяной компании (ВИНК). Ведь ее основной сегмент находится под постоянным (пусть и косвенным) административным прессингом со стороны основного идеолога ВИНК — государства.

Полтора миллиона самых жирных…

Впрочем, проблемы рентных платежей и цены реализации готовой продукции — еще не самые серьезные, по сравнению с возможностью структурной реорганизации ОАО «Укрнафта» путем выделения из ее состава нефтегазодобывающего управления «Охтирканафтогаз».

Напомним, что с этим предложением к президенту Украины обратился губернатор Сумской области Николай Лаврик. Документ выстроен в классическом стиле бюрократического делопроизводства, содержит два стандартных блока: сегодня все плохо, а в случае создания региональной ВИНК все будет хорошо. Глубина переработки возрастет до мирового уровня в 80% по нефти и 90—95% по газу, будет построен новый НПЗ, бюджеты получат «укрываемые» налоги, население — 2,5 тысячи рабочих мест, а область в целом — полное оздоровление социальной и экологической обстановки. Как довольно точно пошутил один из моих коллег: «Воду — матросам, пыль — пылесосам». Единственное и, пожалуй, основное — документу не хватало технико-экономического обоснования и юридического механизма реализации проекта. Что, однако, не помешало появиться резолюции о согласии с созданием нефтяной корпорации в отдельно взятом украинском регионе.

Копнув же несколько глубже, человек, далекий от нефтяного бизнеса, понял бы, что, даже исключая правовые нюансы, выделение НГДУ «Охтирканафтогаз» в отдельное подразделение просто экономически нецелесообразно, о чем свидетельствует ряд документов, характеризующих деятельность ОАО «Укрнафта» в Сумской области. Более того, положения, изложенные в письме сумского губернатора, мягко говоря, не совсем соответствуют действительности.

Начнем с добычи, которая обещана в объеме 2,5 млн. тонн в год. Динамика добычи нефти с конденсатом предприятием НГДУ «Охтирканафтогаз» за период с 1974 года по сегодняшний день свидетельствует о том, что максимальный объем добычи был достигнут в 1990 году (2,185 млн. тонн). В течение же последних четырех лет наблюдался устойчивый ее рост с 1,5 млн. тонн в 2001 году до 1,623 в 2005-м (по прогнозу). (Диаграмма 1.)

Кроме того, указанные объемы свидетельствуют о стратегическом значении предприятия для отрасли, поскольку они составляют более половины всей нефти, добываемой в Украине. Да и целесообразность строительства нового НПЗ вызывает немало вопросов, особенно в ситуации, когда объемы переработки снижаются и большинство мощностей существующих заводов просто недогружены.

Не менее интересна и позиция о разработке месторождений и бурении новых скважин. Вряд ли сухие формулировки письма могут передать незабываемый колорит собственников земельных участков, желающих прикоснуться к таинству нефтедобычи и принять участие в процессе сказочного обогащения. И как тут объяснить «маленькому украинцу», что разведывательное бурение — лишь рабочий момент и носит затратный характер. Тем не менее динамика прироста новых скважин НГДУ «Охтирканафтогаз» выглядит более чем достойно, несмотря на постоянный рост себестоимости бурения, превышающий по определенным ценовым позициям 200% по сравнению с 2000 годом. (Диаграмма 2.)

Завершая анализ экономической составляющей нынешней ситуации, стоит отметить бюджетный фактор, который, по нашим данным, стал одним из основных аргументов при решении о создании сумской нефтяной корпорации (в народе попросту СВИНКи). За последние годы среднегодовой показатель выплат ОАО «Укрнафта» в бюджеты всех уровней Сумской области составил порядка 450 млн. грн. Более того, в текущем году за счет существенного повышения рентной платы ожидаемые поступления в региональный бюджет должны достичь 743,5 млн. грн. (Диаграмма 3).

В текущем году также освоено около 60 млн. грн. капитальных вложений в объекты капитального строительства области, что составляет 60% от общего объема вложений компании. Помимо этого, в нашем распоряжении есть документ об участии в социально-экономическом развитии области в 2005 году ОАО «Укрнафта» в сумме 20 млн. грн. Он, помимо масштабной газификации и обеспечения теплом населенных пунктов региона, предусматривает строительство и реконструкцию ряда административных объектов и медицинских учреждений. Кстати отметим, что только в этом году для Недрыгайловского района было выделено 5,87 млн. грн., в том числе 5,2 млн. грн. на строительство центральной районной больницы. В этой связи есть вопросы к губернатору области господину Лаврику: почему третью часть средств, целевое назначение которых — это прежде всего обеспечение нефтяных районов, так активно вкладывают в малую родину первого лица государства, где нефтью и не пахло? Почему на строительство центральной районной больницы г.Охтырка, где в большинстве своем живут нефтяники, направлено всего лишь 1,5 млн. грн. из выделенных ОАО «Укрнафта» средств? Видимо, у руководителя области таки плохая старорежимная наследственность.

Маленькая дверца

В принципе, описанная выше ситуация — когда действия хозяйствующего субъекта вызывают столь пристальное внимание со стороны представителей региональной власти — в последнее время стала практически стандартной для представителей как крупного, так и среднего бизнеса. И все бы ничего, если бы не стратегическое значение предприятия и события, разворачивающиеся вокруг него в последнее время: гиперактивность господина Лаврика и его замов на местном радио и телевидении, анонимная печатная продукция, практически наводнившая Охтырский район и, мягко говоря, порочащая честь и достоинство руководства ОАО «Укрнафта». Вот тут и закрадывается нехорошая мысль: а может, губернатор является лишь инструментом в руках настоящих организаторов хорошо спланированной масштабной PR-акции? Цель достаточно проста — поскольку у государства до сих пор не получилось создать ВИНК, то почему бы в период безвременья не создать какую-либо альтернативу этой компании. Так сказать, местную карманную СВИНКу.

Это всего лишь журналистское предположение, но, к примеру, нельзя исключить заинтересованность в украинской нефтедобыче какого-то крупного ближне-дальнезарубежного инвестора. Ведь 31 октября президент наложил вето на депутатский запрет приватизации предприятий, пока еще находящихся в госсобственности, в том числе и контрольного госпакета акций «Укрнафти». Следовательно, остается гипотетическая возможность приватизации украинского нефтедобытчика либо его структурных подразделений, коим является НГДУ «Охтирканафтогаз».

Единственным препятствием для этого является статус сумской компании, поскольку она — филиал ОАО. Хотя после оформления в виде юридического лица вполне возможно объявить тендер, скажем, на привлечение инвестора, как это было ровно год назад в ситуации с северодонецким «Азотом». Там ведь тоже инвестор владеет 60% акций и наиболее ликвидными активами предприятия, которые достались ему путем, как две капли воды похожим на действия сумского губернатора. Только президентом Украины был другой.

Или вот еще один момент, который также очень напоминает довольно известную технологию создания благоприятного фона для разрешения затянувшегося конфликта между администрацией и предпринимателями. Не так давно главный исполнительный директор британской компании Cardinal Resources Роберт Бенш распространил в украинской прессе заявление о том, что компания намерена расширить свое присутствие на украинском рынке путем аренды или приобретения дополнительных нефтегазовых активов, которые можно в дальнейшем разрабатывать, применяя современные технологии и опыт.

Снова оговорюсь, что все это не более чем предположения, поскольку документов, подтверждающих эти намерения, нет и в принципе быть не может. Но подобные предположения были вызваны опять же позицией губернатора Сумщины, где одним из пунктов значилось привлечение иностранных инвесторов в создаваемое нефтегазовое предприятие.

Эти предположения также подтверждаются и уже известными случаями «хозяйствования» господина Лаврика в бытность городским головой г.Ромны, в частности передачей объектов коммунальной собственности по заниженным ценам в руки частных структур. Например, решением исполкома Роменского горсовета №105 от 23 марта 2001 года частному предприятию дано разрешение на покупку за 28,5 тыс. грн. помещения коммунальной собственности территориальной общины города, находящегося по адресу ул. Щучки, 4. Согласно экспертной оценки стоимость указанного помещения на тот момент составляла 105,8 тыс. грн. Другим своим решением №305 от 30 июля 2001 года исполком дает согласие той же частной фирме на покупку за 91,8 тыс. грн. дополнительных помещений по тому же адресу (бывшие солдатские казармы и столовая). После этого фирма перепродает объект «казарма» частному лицу, но уже за сумму, втрое превышающую сумму покупки. Но это уже, так сказать, совсем другая история.

Похоже, что в ближайшем будущем, после парламентских выборов, Украину ждет очередной виток уже постреприватизационных скандалов. При этом акцент будет делаться уже не столько на возврате незаконно приобретенного имущества, сколько на вхождении в рынок новых игроков, имеющих немалый опыт лоббирования своих интересов в государственных структурах и знающих, где расположена эта маленькая дверца, к которой может подойти отшлифованный за годы применения метод «золотого ключика».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно