Нацбанк: выездные очки и домашние поражения

11 апреля, 2008, 14:49 Распечатать Выпуск №14, 11 апреля-18 апреля

НБУ создает будущего учетно-депозитарного монополиста, оставив профессиональных участников рынка за бортом.

Национальный банк чем-то напоминает разведчика: публично комментируют деятельность обоих обычно только в случае провала. Отсюда классический признак надвигающегося кризиса — это когда общество вдруг начинает заинтересованно обсуждать позицию НБУ по тем или иным вопросам, хотя в стабильные времена подобные дискуссии благополучно ограничиваются профессио­нальным сообществом.

Нечто подобное — резкий всплеск информационной активности вокруг деятельности НБУ — мы и наблюдаем в последнее время.

И если позиция руководства Нацбанка, периодически «вскрывающего» для общественности все новые и новые финансовые риски, в целом сводится к уверениям, что «все под контролем» («инфляция имеет немонетарную природу», «все необходимые действия для поддержания стабильности предпринимаются», «причин для курсовой паники нет», и т.д., и т.п.), то в независимых комментариях все чаще встречаются апокалипсические прогнозы.

Истина, скорее всего, находится где-то посередине. Но при этом совершенно очевидно: то, к какому из прогнозных экстремумов в итоге склонится реальность, в решающей степени зависит именно от способности руководства самого НБУ адекватно оценивать ситуацию и, соответственно, адекватно на нее реагировать.

К сожалению, эти способности, еще нуждаются в дополнительных доказательствах. Так, эксперты указывают на ограниченность ресурсной базы и инструментария, находящихся в распоряжении НБУ. На прошедшей неделе агентство Standard & Poor`s заявило, что Нацбанк Украины, в отличие от аналогичных учреждений России и Казахстана, не поддержит коммерческие банки в случае углубления кризиса ликвидности и дефолтов, так как просто не имеет для этого необходимых средств. В свою очередь российские аналитики считают, что НБУ слишком рассчитывает на иностранные банки, которые якобы не допустят дефолта своих украинских «дочек» (то есть, говоря простым языком, НБУ просто надеется, что все наладится как-нибудь само собой). При этом украинские банкиры в случае серьезного кризиса все-таки ожидают поддержки Нацбанком тех кредитных учреждений, банкротство которых невыгодно экономике. Завышенные ожидания обычно создают проблемы — как в частной жизни, так и в экономике, но даже если надежды банкиров на поддержку НБУ небеспочвенны, то остаются, по словам заместителя директора парижского офиса S&P Екатерины Трофимовой, «вопросы относительно прозрачности механизма» рефинансирования.

Нацбанку приходится решать слишком много проблем одновременно. Инфляция за первые три месяца 2008 года превысила официальный прогноз на целый год (9,6%), достигнув 9,7%.

Валерий Геец, член совета Нацбанка и директор Института экономики и прогнозирования вообще считает, что в этом году страна рискует войти в инфляционный штопор. «Рост номинальных зарплат продолжает обгонять реальный ВВП, причем все быстрей. Мы попадаем в спираль, когда цены все чаще стимулируют пересмотр зарплат, а зарплаты вновь бьют по ценам, и так ситуация расшатывается», — отмечает эксперт.

При этом монетарные методы по подавлению инфляции, применяемые Нацбанком и Минфином, ведут к сокращению свободных средств на счетах банков в НБУ. Дефицит ресурсов вызывает повышение процентных ставок по кредитам. Надежды на внешнее финансирование тают параллельно с развитием мирового финансового кризиса. Не будем также забывать о том, что в этом году банкам необходимо вернуть около 7 млрд. долл. внешних займов, а отрицательное сальдо текущего счета продолжает расти рекордными темпами. Все вместе это создает системные курсовые риски, которые Нацбанк не вполне контролирует, поскольку несколько лет назад страна при участии В.Стельмаха отказалась от моноцентрического биржевого валютного рынка, перейдя к межбанковскому механизму курсообразования.

В итоге опубликованные на днях Нацбанком показатели развития денежно-кредитного рынка в первом квартале прямо указывают на формирование в стране кредитного пузыря, а президент Украины потребовал от НБУ и правительства срочно разработать пакет антиинфляционных мер.

Еще одна причина для скепсиса касательно возможной спасительной для финансов страны роли НБУ в предстоящих экономических штормах (возможно, главная причина) состоит в том, что Нацбанк в своей деятельности явно руководствуется системой внутренних приоритетов, не всегда совпадающих с актуальными монетарными вызовами.

Например, львиная доля усилий НБУ в последнее время тратится на раскрутку проекта… частного Всеукраинского депозитария ценных бумаг (ВДЦБ). Так, на прошедшей неделе НБУ разослал коммерческим банкам — акционерам ВДЦБ письмо, в котором призвал их высказать свои предложения по поводу «вопросов развития фондового рынка… построения депозитарной системы… определения главных проблем биржевой торговли», и т.п.

Из этого же документа можно узнать, что в недрах НБУ распоряжением В.Стельмаха создана рабочая группа по вопросам развития депозитарной системы и… «создания ОАО «ВДЦБ».

Начнем с того, что с точки зрения подведомственности это письмо выглядит приблизительно так же, как выглядело бы гипотетическое распоряжение Минздрава в адрес областных больниц с коман­дой подготовить программу развития аэрокосмической промышленности Украины — на том основании, что в космос «летают живые люди».

Кроме того, вызывает недоумение абсурдная ситуация, когда в начале создается частная структура, затем формируется ее уставный капитал (80 млн. гривен; причем НБУ вопреки закону, запрещающему Нацбанку выступать учредителем коммерческих структур, также оплатил свою долю в УФ) и только затем акционеров опрашивают — «а что мы с этой структурой будем делать?».

Не говоря уже о том, что декларируемые цели создания нового депозитария плохо сочетаются с тем, что происходит в действительности. Возможно, роль НБУ в процессе лучше всего объясняется двумя нижеизложенными обстоятельствами?

Во-первых, еще не найдя (судя по цитированному письму) своего места на рынке, ВДЦБ уже задекларировал планы по поглощению другого депозитария — Межрегионального фондового союза (который, по разным оценкам, занимает до 95% депозитарного рынка), а также намерения перевести на себя учет государственных ценных бумаг (чем сейчас занимается НБУ).

Во-вторых, фактически отдав будущего учетно-депозитарного монополиста (ВДЦБ) под внешний контроль (большинство банков-акционеров имеют иностранных учредителей), НБУ как провайдер новой структуры не предложил войти в состав ее учредителей профучастникам рынка — инвесткомпаниям, биржам и т.п. Даже ПФТС, на которой сейчас совершается свыше 90% организованных сделок с ценными бумагами, получила в новом депозитарии только 1%. Хотя ВДЦБ якобы создается как раз для депозитарного обслуживания биржевой торговли ценными бумагами.

Короче говоря, создается впечатление, что без кнута НБУ сколотить новую мегаструктуру не получилось бы. Другой вопрос — что так влечет Нацбанк на чужую ведомственную территорию — оставляем пока открытым.

Как и главный вопрос момента: а хватит ли у НБУ на этом фоне сил и времени на решение не менее актуальных для экономики страны проблем, которые, в отличие от национальной депозитарной системы, входят в компетенцию Нацбанка в соответствии Конституцией и законами? И не закончится ли игра на чужом поле обидным голом в собственные ворота?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно