Можно подождать

6 июля, 2012, 14:48 Распечатать Выпуск №24, 6 июля-27 июля

Хотя особых сдвигов на газовом фронте по-прежнему нет, вновь поднятый вопрос об «Укртатнафте» можно использовать как шанс решить сразу несколько вопросов в нефтяной сфере.

© naftan.by

Одним из итогов заседания комитета по экономическому сотрудничеству российско-украинской межгосударственной комиссии, состоявшегося в конце июня в Киеве, стало поручение Минэнерго РФ и Минэнергоугольпрому Украины разобраться в споре по «Укртатнафте». Поручение не новое, вялые консультации шли и раньше, но в последние два года Киев ставил решение этого вопроса в зависимость от хода переговоров по газу. И хотя особых сдвигов на газовом фронте по-прежнему нет, вновь поднятый вопрос об «Укртатнафте» можно использовать как шанс решить сразу несколько вопросов в нефтяной сфере. С другой стороны, Киев может позволить себе ничего не предпринимать: в отличие от ситуации с газом, проблем с поставками нефтепродуктов и ценами на них нет.

Крупнейший (Кременчугский) нефтеперерабатывающий завод страны был взят под контроль группой «Приват» в октябре 2007 года в результате классического рейдерского захвата. Необычность развития событий состояла в том, что вход на предприятие и дальнейшую охрану нового «режима» обеспечили внутренние войска, сдержавшие натиск коллег из милиции. В последующие два года команда юристов во главе с Геннадием Корбаном переписала историю татарско-украинского предприятия, оспорив в судах легитимность продажи 56% акций «Укртатнафты», консолидированных «Татнефтью». В итоге владельцем этого пакета стали некие ООО «Корсан» и «Вилорис», учредители учредителей которых прописаны чуть ли не по всей планете.

Параллельно «Приват» свил вокруг завода классический кокон: с 2008 года официальная отчетность «Укртатнафты» показывает исключительно убытки, кредиторская и дебиторская задолженность контролируется дружественными структурами, не исключено, что оборудование и технологические установки уже заложены по кредитам в «правильных» днепропетровских и иных банках.

Не сидели без дела и татары: они быстро добились блокады поставок российской нефти в Кременчуг, притом не только по трубопроводу, но и по морю, проведя соответствующую работу с трейдерами. В результате переработка нефти на заводе упала вдвое и фактически ограничилась украинскими ресурсами. В 2009 году начались поставки азербайджанской нефти по морю. Однако «Приват» так и не вышел на запланированный объем в 2,4 млн. тонн, а в августе 2011 года эпохальная программа по диверсификации источников поставок энергоносителей на этом НПЗ была свернута. По крайней мере, уже скоро год, как «каспийской» нефти в Кременчуге нет.

Одновременно «Татнефть» подала иск в международный арбитраж, требуя взыскать с Украины компенсацию убытков в размере не менее 2,4 млрд. долл. В своей отчетности «Татнефть» указывает, что решение по данному вопросу ожидается в 2013 году.

Напрасные надежды

Разворот ситуации по Кременчугу ожидался с приходом новой власти в начале 2010 года. И действительно, спустя буквально пару месяцев после формирования нового правительства Николай Азаров дал поручение всем известным ведомствам осуществить комплексную проверку «Укртатнафты». Результат этой проверки точно неизвестен, да это и не важно, ведь с тех пор на этом НПЗ так ничего и не изменилось.

Летом 2010 года наблюдательный совет «Укртатнафты» возглавил председатель «Нафтогаза Украины» Евгений Бакулин, несколько мест в этом органе управления заняли также представители НАКа и Минэнергоугольпрома. За прошедшие два года обнаружить признаки какой-либо, тем более активной, деятельности чиновников на «Укртатнафте» не удалось. Даже трагикомический проект по переработке нефти для последующих топливных интервенций Минэнергоугольпром и «Нафтогаз» провели в 2011 году на Лисичанском НПЗ, а не в более близком, казалось бы, Кременчуге («Нафтогазу» принадлежат 43% акций «Укртатнафты»).

Причины нежелания помогать российским нефтяникам стали известны чуть позже. «Нам четко заявили, что решение вопроса по «Укртатнафте» будет полностью зависеть от хода газовых переговоров», — вспоминает участник одного из заседаний в Минэнергоугольпроме, состоявшегося летом 2011 года.

Похоже, что этой «газовой» привязкой обусловлены неприятности и у других российских нефтяников в Украине. Так, уже два года без нефти стоит Одесский НПЗ «Лукойла», хотя для его запуска достаточно включить неработающую трубу Одесса—Броды. В марте остановился Лисичанский НПЗ компании ТНК-ВР, не дождавшись ни малейшей помощи от профильного министерства. (Характерно, что сегодня именно Минэнергоугольпром призывает срочно заняться поддержкой нефтеперерабатывающей отрасли).

Представители «Татнефти» в частных беседах признают, что перспектива их возврата на «Укртатнафту» не просматривается. «Даже если будет политическая воля, что делать с заводом, на который навешаны убытки, кредиты, залоги? — спрашивает источник, близкий к татарским акционерам Кременчугского НПЗ. — А как раскрутить клубок судебных решений в отношении наших акций?». Правда, опытные юристы говорят, что определенные зацепки есть. Так, небезупречным считают юристы решение Антимонопольного комитета Украины, принятое в политически неспокойный период между первым и вторым турами президентских выборов, о концентрации «Укртатнафты» и «Укрнафты», что привело к значительной монополизации соответствующих рынков нефти и нефтепродуктов.

Этим же решением фактически одобрено вхождение представителей новых акционеров в наблюдательный совет «Укртатнафты». Дело в том, что этот список — Боголюбов, Коломойский, Корбан, Киперман, Франчук — полностью соответствует перечню лиц, состоящих в органах управления другой полугосударственной отраслевой компании — «Укрнафты». Обжалование или пересмотр этого весьма сомнительного решения АМКУ (выданного под грифом «секретно» и до сих пор не ставшего достоянием общественности) может повлечь за собой признание соответствующих сделок недействительными, запустить принудительные процедуры по разделу группы «Укрнафта» —«Укртатнафта», наложение больших санкций на участников этой концентрации и привлечению к уголовной ответственности должностных лиц АМКУ, которые «дали добро» этому суперобразованию.

Свет в конце лабиринта

Такой путь может пригодиться и… Кабмину. Учитывая ситуацию в нефтепереработке и очевидные причины ее упадка, где не обошлось без политики россиян, оптимальным выходом из щекотливой ситуации в Кременчуге могло бы стать установление госконтроля на предприятии. Потенциально «Укртатнафта» может обеспечить 70—80% потребностей страны в нефтепродуктах. Есть возможность обеспечить диверсифицированные поставки сырья из России, Азербайджана плюс украинская нефть, на которой завод держится сегодня.

Однако для этого необходимо урегулировать вопрос с «Татнефтью», которая очевидно смирилась с потерей завода, но рассчитывает на сатисфакцию. При всем уважении к татарским нефтяникам, их оценка ущерба в 2,4 млрд. долл. выглядит завышенной минимум раза в два. Это даже принимая во внимание 450 млн. долл., в которые оценивает компания стоимость принадлежавших ей сырья и нефтепродуктов, хранившихся на заводе в момент захвата.

Другой вопрос: почему государство должно компенсировать потери, которые нанес татарам «Приват»? Разговор об этом, а также о том, как дальше будут жить «Нафтогаз» и «Приват» в Кременчуге, может получиться очень содержательным. В арсенале государства как юридические рычаги, включая вышеупомянутые, так и прочие, например, повышение цен на украинскую нефть. Но, судя по тому, как Минэнергоугольпром подчеркнуто сторонится своих прав государственного акционера в контролируемых «Приватом» нефтегазовых предприятиях (включая «Укрнафту»), существует соответствующее (скорее всего, устное) распоряжение свыше.

Однако если думать о будущем уникального кременчугского предприятия, то обсуждение программы его развития необходимо начинать немедленно. Тем более что, по данным источников в Кременчуге, финансирование модернизации несколько месяцев как остановлено, это при том, что и раньше эти суммы не поражали воображение.

Возвращение в государственную орбиту «Укртатнафты» выглядит желательным еще и потому, что в противном случае Украина отдаст россиянам последний НПЗ. А учитывая, что провалены программы развития всех приватизированных российскими компаниями заводов — Одесского, Лисичанского, Херсонского, судьба Кременчугского выглядит весьма тревожно.

Но самая прелесть ситуации в том, что Киеву некуда спешить. В отличие от газа, где ценовой прессинг Москвы очень силен (при этом из страны вымываются колоссальные средства), в деле обеспечения нефтью и нефтепродуктами роль России укладывается в скромные 7—8% рынка. Проблем с поставками бензина или дизтоплива и с их ценой тоже нет, зато сохраняются они с газом. Поэтому с решением российских проблем в Украине Киев может по-прежнему не спешить.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 7 декабря-13 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно