Масштабные работы на Прикерченском шельфе начнутся уже весной

29 февраля, 2008, 15:12 Распечатать Выпуск №8, 29 февраля-7 марта

В конце 2007 года был дан старт самому крупному в Украине инвестиционному проекту в нефтегазовой сфере...

В конце 2007 года был дан старт самому крупному в Украине инвестиционному проекту в нефтегазовой сфере, когда Кабинет министров Украины и компания «Венко» подписали первое в отечественной практике соглашение о распределении продукции (углеводородов). В соответствии с ним инвестор должен за свои средства и на свой риск выполнить работы по поиску и добыче углеводородов в пределах Прикерченского участка недр глубоководного шельфа Черного моря. В случае подтверждения ожиданий сторон соглашения о возможных запасах нефти и газа на этом участке и осуществления компанией «Венко» запланированных инвестиций в размере
15 млрд. долл. на украинский рынок в среднесрочной перспективе может ежегодно дополнительно поступать несколько миллионов тонн углеводородов в нефтяном эквиваленте. На этой неделе «Венко» подала на утверждение правительства первую годовую программу работ и соответствующий бюджет. Об особенностях программы на 2008 год и ближайших перспективах проекта — беседа с вице-президентом компании «Венко» Наталией ГРЕБЕНЮК.

— Г-жа Гребенюк, в украинской прессе в последнее время появились многочисленные публикации, основным содержанием которых была информация о затягивании «Венко» выполнения своих обязательств по соглашению с украинским правительством. Почему программа работ на текущий год внесена с опозданием — только в феврале?

— В соответствии с положениями соглашения о распределении углеводородов инвестор должен до 1 октября предыдущего года подать на рассмотрение Межведомственной комиссии проект программы работ и бюджета на следующий календарный год. Но наше соглашение было подписано после предельного срока, а именно — 19 октября 2007 года. Почти два месяца длилась процедура получения у Минприроды специального разрешения на пользование недрами, без наличия которого невозможно проводить какие-либо работы на лицензионном участке.

С целью наискорейшего начала поисковых работ в первых числах декабря компания «Венко» подала на рассмотрение Межведомственной комиссии по организации заключения и выполнения соглашений о распределении продукции проект программы работ и бюджета на 2007 год, но пока не получила ответа. Несмотря на этот факт, мы на свой страх и риск потратили несколько миллионов долларов на получение разрешений, проведение первоначального экологического аудита Прикерченского участка и приобретение геологической информации, необходимой для начала поисковых работ.

Бюджет на 2008 год составляет 87,5 млн. долл., львиная доля которого будет израсходована на трехмерные сейсмические исследования и их интерпретацию. При этом мы предложили украинскому правительству выполнить уже в текущем году наполовину больший объем сейсмических исследований, чем запланировано нашим соглашением на весь первый трехлетний поисковый период. Такой достаточно агрессивный подход позволит лучше понять особенности геологического строения большей части Прикерченского участка (площадью почти 13 тыс. кв. км) и в довольно короткие сроки определить, как минимум, две точки для глубоководного поискового бурения.

Наиболее благоприятные погодные условия для выполнения сейсмики в Черном море начинаются с апреля. Поэтому «Венко», не дожидаясь официальной реакции украинской стороны на программу 2007 года, представила программу работ и бюджет на 2008 год, чтобы уже весной развернуть полномасштабные сейсмические исследования.

— Презентуя программу работ на 2008 год, вы ничего не говорите о бурении скважин. Однако в предыдущих публикациях содержалась информация о планах «Венко» бурить поисковые скважины уже весной 2007 года.

— Украинские правительственные чиновники накануне объявления конкурса уверяли в заинтересованности в максимально коротких сроках поисковых работ на лицензионном участке. Поэтому после победы в конкурсе и в связи с планами Кабинета министров заключить сделку с «Венко» до конца 2006 года мы пошли на риск и еще до завершения переговоров о заключении соглашения зафрахтовали на весну следующего года бурильное судно Atwood Southern Cross. Но процесс переговоров затянулся до октября 2007-го, и мы были вынуждены отказаться от бурения, попав к тому же под предусмотренные контрактом миллионные санкции.

Вследствие повышения в последние годы активности инвесторов на глубоководном шельфе даже такие компании, как «ЭкссонМобил», «Бритиш петролеум», должны фрахтовать бурильные суда заранее.

Поэтому, потеряв контракт с Atwood Southern Cross, а также исходя из заинтересованности украинской стороны в поисковом бурении, прежде всего на глубоководной части Прикерченского шельфа, мы планируем сосредоточиться в 2008—2009 годах на комплексном геологическом изучении участка, проектировании глубоководных буровых скважин с целью пробурить две поисковые скважины в период с конца 2009-го и до конца 2010 года.

Для бурения в Черном море на глубинах около двух километров и с учетом особенно высоких требований к экологической безопасности нужна очень кропотливая подготовительная работа с минимизацией всех видов технологических и других рисков. Это предполагает крупные инвестиции — только одна поисковая скважина на глубинах более 2 км стоит сегодня 120—150 млн. долл.

Как ни парадоксально, но Черное море является одним из наиболее слабо изученных в геологическом плане. Здесь компания «Бритиш петролеум» пробурила только одну глубоководную скважину, которая, к сожалению, оказалась «сухой».

Но, трезво оценивая все риски, мы надеемся по результатам поискового бурения открыть достаточно масштабные и коммерчески привлекательные месторождения углеводородов и после утверждения запасов приступить к их разработке.

— Ваша компания подписала соглашение о распределении углеводородов с Кабмином Украины на 30 лет, получив в недропользование довольно большой участок. Скептики отмечают опасность того, что относительно небольшая по масштабам нефтегазового бизнеса компания «Венко» может десятилетиями не спеша изучать перспективные структуры в пределах лицензионного участка, не переходя к добыче углеводородов.

— В соответствии со стандартами мирового нефтегазового бизнеса поисковые работы выполняются за собственные средства инвестора. Банки и другие финансовые институты открывают финансирование работ только после коммерческого открытия и подтверждения запасов углеводородов. Мы пришли в Украину заниматься бизнесом и поэтому заинтересованы в максимально быстром и масштабном открытии нефтегазовых месторождений, а не в затягивании поискового периода.

К тому же положения нашего соглашения с правительством Украины предусматривают возвращение как минимум по 25% общей площади Прикерченского участка после завершения первого и второго поисковых периодов, то есть в 2010 и 2013 годах, соответственно. А по истечении всего периода поисковых работ в 2015-м «Венко» должна вернуть государству весь лицензионный участок, кроме структур, на которых к тому времени будет осуществляться добыча углеводородов.

То есть график поисковых работ очень жесткий, и мы настроены на максимально интенсивную деятельность, с соблюдением всех международных и украинских стандартов качества работ.

— Вы больше рассказываете о геологоразведочных работах. Тем не менее они не являются самоцелью, а только инструментом для правильной организации добычи углеводородов. Сколько же нефти и газа можно будет добыть на Прикерченском участке недр?

— Уточненные прогнозы о перспективах добычи можно будет делать только после комплексного геофизического изучения лицензионного участка и поискового бурения. Предыдущие исследования дают возможность компании «Венко» считать приоритетной организацию работ на двух крупных структурах Прикерченского участка — Судаке и Тетяеве. При подтверждении наших прогнозов каждая из этих структур может дать максимальные показатели годовой добычи углеводородов в несколько миллионов тонн в нефтяном эквиваленте. Тем не менее до достижения этих показателей надо выполнить огромный объем работ и вложить не один миллиард долларов.

Хочу еще раз подчеркнуть, что черноморский шельф малоисследован. И одним из возможных сценариев является проведение нашей компанией комплекса поисковых работ стоимостью во много сотен миллионов долларов, но, к сожалению, они могут не привести к открытию месторождений, которые будет рентабельно разрабатывать даже при нынешних высоких ценах на углеводороды. Тогда «Венко» придется списать указанные затраты на собственные убытки.

Но даже при таком пессимистическом сценарии украинская сторона получит положительный результат. В соответствии с положением соглашения о распределении углеводородов мы передаем в собственность Государственной геологической службы Украины всю наработанную нами геологическую и другую информацию. Таким образом, не тратя средства из государ­ственного бюджета, украинские геологи будут намного лучше понимать геологическое строение всего черноморского шельфа, что поможет им в будущем самостоятельно открывать новые месторождения углеводородов.

— Вы все время подчеркиваете масштабность и высокую стоимость работ на глубоководном шельфе. В мировой практике с целью минимизации и диверсификации технических и финансовых рисков для разведки и разработки месторождений на глубоководном шельфе, как правило, формируются консорциумы из нефтегазовых компаний. Так, в проекте Сахалин-2 у ОАО «Газпром» и Shell есть еще два партнера. В каспийском консорциуме участвуют шесть компаний, в частности BP Amoco, ExxonMobil и Shell. Почему «Венко», уступающая по размерам указанным компаниям, работает без партнеров? Есть ли у компании планы привлечь партнеров, в частности, и через переуступку своих прав и обязанностей по соглашению?

— У каждой компании есть своя стратегия, в частности, и по освоению нефтегазовых месторождений. «Венко» на отдельных участках глубоководного шельфа также работает с партнерами, в частности, на шельфе Мадагаскара — с «ЭксонМобил» и NORTH HYDRO. При подготовке к конкурсу на Прикерченском участке мы планировали подать общую заявку с британской компанией JNR EIL, у которой немалый опыт финансирования нефтегазовых проектов, в частности в СНГ. Но Межведомственная комиссия, проводившая тендер, приняла решение об отказе в принятии общих заявок и в результате «Венко» осталась единственным инвестором проекта.

У нашей компании достаточный опыт поисковых работ на глубоководном шельфе в различных регионах мира, квалифицированные специалисты и достаточно финансовых ресурсов для выполнения восьмилетней программы разведывательных работ в пределах Прикерченского участка. После коммерческого открытия, и это обычная практика, «Венко» сможет привлечь на финансовых рынках дополнительные ресурсы, необходимые для полномасштабной разработки соответствующих месторождений.

Поэтому на сегодняшний день мы пока не ощущаем необходимости в формировании консорциума для освоения договорного участка.

— Как складываются отношения с партнером по соглашению — Кабинетом министров Украины? Серьезно ли повлияло на ваш бизнес недавнее изменение состава украинского правительства?

— С начала нашей работы на украинском рынке это уже четвертый состав Кабинета министров. Очевидно, поэтому мы не ищем особого отношения и индивидуальных преференций, а настроены на ответственную предметную деятельность в приоритетной для Украины сфере, у нас складывались нормальные рабочие отношения со всеми правительственными командами. Смены правительства несут для «Венко» одну системную проблему организационного характера — в соответствии с нормами Закона Украины «О соглашениях о распределении продукции» Кабинет министров в отношениях с инвестором практически во всех вопросах представляет Межведомственная комиссия по организации заключения и выполнения соглашений о распределении продукции. Как правило, обновление персонального состава комиссии требует немало времени, поэтому наше сотрудничество тормозится, в частности и в вопросах рассмотрения и утверждения программы работ и бюджета. Но мы надеемся, что уже в ближайшее время компания сможет возобновить взаимодействие с Межведомственной комиссией обновленного состава.

— В конце декабря Конституцион­ный суд принял к рассмотрению представление 59 народных депутатов о признании неконституционными ряда норм украинского законодательства, в частности и о предоставлении права пользования недрами иностранным компаниям. Насколько мне известно, существует только один случай, когда специальное разрешение на пользование недрами было выдано нерезиденту, а именно — компании «Венко Прикерченская Лтд». Как вы оцениваете возможные негативные последствия для вашего проекта в том случае, если Конституционный суд удовлетворит представление народных депутатов?

— Я не хотела бы высказывать предположения о возможном решении Конституционного суда. Во-первых, потому что не являюсь специалистом по конституционному праву, а во-вторых, потому что бизнес не имеет права пытаться даже опосредствованно влиять на позицию как суда в целом, так и отдельных судей.

Хочу только подчеркнуть, что украинское законодательство о соглашениях о распределении продукции соответствует международным стандартам и прямо предусматривает возможность предоставления прав на недропользование иностранным физическим и юридическим лицам, а также их объединениям. Вместе с тем я не вижу серьезных последствий для нашего проекта даже в случае удовлетворения упомянутого представления Конституционным судом. Одним из вариантов решения проблемы может быть регистрация компании–резидента Украины со стопроцентной инвестицией «Венко» и переоформление специального разрешения на пользование недрами от «Венко Прикерченская ЛТД» на эту компанию. Напомню, что украинское законодательство разрешает такую операцию.

— И последний вопрос информационного характера. В прессе много обсуждаются отдельные положения соглашения о распределении углеводородов, вместе с тем никто не видел его текста. Какие же пропорции распределения продукции зафиксированы в соглашении и, прежде всего, какие средства получит государство Украина от этого соглашения? Действительно ли ее доля значительно меньше, чем доля инвестора?

— В полном соответствии с конкурсной документацией и тендерной заявкой компании «Венко» стороны согласились на такие пропорции распределения продукции: до момента возвращения понесенных, но не возмещенных компенсационной продукцией затрат доля инвестора в прибыльной продукции составляет 70%, государства — 30%; после возмещения понесенных затрат доля каждой из сторон составит 50%. При этом мало кто принимает во внимание, что «Венко» должна уплатить все предусмотренные законодательством Украины налоги за счет принадлежащей инвестору доли прибыльной продукции. С учетом этого фактора при выполнении зафиксированной в соглашении программы работ инвестор получит только 35% от стоимости добытых углеводородов, а государство — 65%.

Следует также иметь в виду, что в соответствии с соглашением о распределении углеводородов на Прикерченском участке не предусмотрена индексация накопленных, но временно не возмещенных компенсационной продукцией затрат, а также возмещение компенсационной продукцией процентов за кредит, что является общепризнанным стандартом соглашений о распределении продукции. Поэтому говорить о каком-то перекосе в соглашении в пользу «Венко» не совсем корректно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно