Либерализация «упрощенки» или тактическая уступка правительства?

28 октября, 2011, 13:03 Распечатать Выпуск №39, 28 октября-4 ноября

Предпринимателям удалось отстоять практически все свои требования к Налоговому кодексу.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

На прошлой неделе разрешился более чем годовой конфликт между малым бизнесом и властью, ставший на долгие месяцы топ­новостью политических и экономических изданий. Конфликт, достаточно быстро превратившийся в первую массовую акцию неповиновения части украинского общества, шокировал новую власть уровнем самоорганизации населения, приобрел открытые формы противостояния, перерос в уличные акции протеста, и также быст­ро захлебнулся ввиду отсутствия единого слаженного руководства.

Именно общенародный характер протестов, не имевших каких-­либо очевидных корней в среде тогда еще сильной оппозиции, в совокупности с тотальной критикой Налогового кодекса со стороны экспертов и вынудили власть отказаться от мысли реформирования упрощенной системы налогообложения, учета и отчетности субъектов малого предпринимательства привычным для нее топорным способом. Поднявшись в едином порыве, предприниматели не только заставили президента услышать их, но и остановить, а затем и вообще убрать в ножны дамоклов меч, занесенный над «упрощенкой».

В очевидно неравной борьбе правительства и предпринимателей, сопровождаемой уголовными делами, проверками активистов и другими малоприятными последствиями открытой позиции, высказанной бизнесом, последнему все­-таки удалось победить, отстояв практически все без исключения свои требования к Налоговому кодексу.

Государство наступило на горло своим фискальным интересам

Можно долго говорить, что единый налог действительно широко использовался для минимизации налогообложения крупных компаний, что введенные в конце 90­х условия «упрощенки» уже давно не соответствовали экономическим реалиям и многими использовались скорее как ширма для ведения давно уже не малого бизнеса. Однако факт остается фактом — государство, наступив на горло собственным фискальным интересам, пошло на уступки требованиям украинского малого бизнеса, который получил первую, очень нелегкую, но знаковую победу в борьбе за свои права, а упрощенная система налогообложения вместо задуманного вначале сужения сферы применения была значительно расширена и стала, очевидно, эффективней и гибче.

Первое, на что обращает внимание законопроект №8521 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины и некоторые прочие законодательные акты Украины (в отношении упрощенной системы налогообложения, учета и отчетности субъектов малого предпринимательства)», это качество его подготовки. Несмот­ря на то что документ содержит неточности, а в некоторых местах и просто ошибки (как всегда, не удалось избежать горячки последней недели работы над документом), его качество не идет ни в какое сравнение с качеством Налогового кодекса, а также других документов, наскоро принимаемых в сфере правового регулирования налоговых отношений сегодня. Очевидно, что документ не просто писали — над ним работали. Т.е. еще и читали, и перечитывали в надежде на то, что его будут изучать и после авторов — до его принятия ВР. Кроме того, очевидно, что над материалом трудились профессионалы, близкие к проблеме упрощенного налогообложения. Именно это дало возможность исправить в документе все дефекты существующей системы налогообложения, введенной указом президента в далеком 1998 г.

Так, ст. 292 полностью посвящена определению понятия доходов плательщика единого налога, категории, которая, ввиду ее принципиальности для всей системы уплаты единого налога, была в поле зрения судебной практики со времени введения упрощенной системы. Доходы определены четко, из них исключены такие виды поступлений плательщику, как ссуды (на срок до одного года), кредиты, дивиденды, деньги, полученные по договорам поручения, агентским договорам (кроме комиссионного вознаграждения), и многие другие поступления; в статье определен момент получения дохода. Законодатель четко выписал порядок определения максимального количества лиц, трудоустроенных у плательщика, что также должно позитивно сказаться на правоприменительной практике.

На расходы разрешили относить…

Истинным завоеванием малого бизнеса стала отмена пресловутого п. 139.1.12 ст. 139 НК, ранее запрещавшего относить плательщикам налога на прибыль в состав своих затрат платежи по операциям с плательщиками единого налога. Аргумен­тация авторов указанной нормы, с которой частично можно было согласиться, состояла в том, что именно единый налог использовался для минимизации налогообложения средними и крупными предприятиями, переводившими своих сотрудников с целью уменьшения налоговой базы единого социального взноса (пенсионного сбора) и подоходного налога с трудовых на гражданско­правовые договора. Ко­нечно, никто не может поручиться, что норма не появится вновь уже в подписанном президентом варианте. Однако на сегодняшний день полный запрет заменен на более мягкую и, без сомнения, эффективную норму, обязывающую предприятие прилагать к своей налоговой декларации перечень доходов и затрат предприятия в разрезе каждого контрагента—плательщика единого налога с указанием таких контрагентов (п.152.3). Это позволит не просто запретить бизнес между предприятиями, работающими на общей системе налогообложения, и «единоналожниками», но действенно предупредить использование системы единого налога во зло.

Но финансовым директорам отдельных крупных компаний, успевшим отказаться от удобной схемы по минимизации налогообложения, не стоит сильно обнадеживаться. Ведь предупредить злоупотребление налогоплательщиками своими правами с целью минимизации налогообложения призвана судебная практика, формируемая на протяжении последнего года в Украине. Согласно позиции Высшего административного суда Украины (см. письмо от 02.06.2011г.), суды при рассмотрении налоговых споров касательно налоговой квалификации операции должны исходить не из юридической формы заключенной сделки, но из ее экономического содержания. Так, увольнение сотрудника с одновременным заключением с ним гражданско­правового договора не имеет какой­ либо иной экономической цели, кроме избегания налогообложения, а посему должно быть переквалифицировано, исходя из своей реальной экономической сути. Иными словами, на сумму платежей такому ЧП должен быть начислен налог на доходы физических лиц и ЕСВ.

Четыре касты

Обоснованным является перечень лиц, на которых может распространяться система упрощенного налогообложения. Они разделены на четыре группы, три из которых включают субъектов хозяйствования — физических лиц, разделенных между собой по объемам доходов и видам деятельности, а четвертая включает юридические лица — плательщиков единого налога. Для каждой группы определяется и ставка налогообложения. Примеча­тельно, что перечень видов деятельности, к которым не может применяться «упрощенка», расширен, но обоснованно. В него включены (возможно, за исключением аудита) те виды деятельности, которые вообще не сопоставимы с малым бизнесом.

Компромиссно разрешен вопрос аренды как вида деятельности, осуществление которого в рамках «упрощенки» ограничено. Так, плательщиками единого налога не могут быть физические лица — предприниматели, сдающие в аренду земельные участки площадью от 0,2 га, жилые помещения от 100 кв.м либо нежилые — от 300 кв.м.

Ограничение распространяется, если подобные помещения сдаются именно в рамках предпринимательской деятельности физического лица. Правда, тут интерес представляет технология, которая позволит органам государственной налоговой службы определять реальную площадь сданных в аренду помещений. Ведь ЧП вполне может сдать в аренду и часть помещения до 100 кв.м, обусловив использование другой части арендатором, скажем так, неформально. Для юридических лиц — плательщиков единого налога касательно аренды каких­либо ограничений не установлено.

«Юрлица­упрощенцы» в фаворе

Вообще предложенная упрощенная система налогообложения более чем лояльна к юридическим лицам — плательщикам единого налога. Уступки законодателя в этой части по сравнению с редакцией проекта НК конца 2010 г. (юридические лица вообще не могли быть плательщиками единого налога) поистине сказочные. Так, юрлицам не только увеличен барьер годового оборота с 1 до 5 млн. грн., но и уменьшена ставка налогообложения с 10% (6% при уплате НДС) до 5% (3% при уплате НДС).

Возможно, этому институту готовится своя особая роль, пока еще скрытая за кулисами налоговой политики правительства. Но в любом случае к условиям налогообложения единым налогом юридических лиц отечест­венным предпринимателям стоило бы присмотреться. Кстати, на юридических лиц — плательщиков единого налога не будет распространяться п.153.2 НК, содержащий дополнительные неудобства для работы с плательщиками единого налога — физическими лицами. Хотя юрлица должны вести учет своих операций с применением РРО.

К курьезам законопроекта скорее следует отнести запрет на уплату единого налога для обособленных подразделений (филиалов) юридического лица в п. 291.5.6 ст. 291. Дело в том, что филиал, представительство, не обладая правосубъектностью как таковой, в принципе не могут быть налогоплательщиками. Здесь законодатель с упрямст­вом Сизифа, катящего тяжелый камень на гору, с которой он неизменно скатится вниз, пытается повторить и продолжить свою ошибку в п.133.1.5 ст. 133 НК, где филиал, в противоречие всякому здравому смыслу, признан плательщиком налога на прибыль предприятий. В п. 291.5.7 той же статьи законодатель не дает стать плательщиками налога физическим лицам нерезидентам, забывая при этом, что, согласно п.14.1.213 ст.14, достаточным основанием для определения лица как резидента является его регистрация как субъекта предпринимательской деятельности. Т.е. ситуация, при которой ЧП является нерезидентом, в принципе невозможна.

Делайте ставки, господа

Более чем лояльно законодатель отнесся и к ставкам единого налога. Кроме уменьшения ставки для юридических лиц, аналогичная ставка введена и для физических лиц третьей группы (доход до 3 млн. грн. в год и не более 10 наемных работников). При этом законодатель оставил на прежнем уровне размер налога для ЧП второй группы (до 1 млн. дохода в год и не более 10 сотрудников) — 20% минимальной зарплаты и уменьшил налог для первой группы налогоплательщиков (до 150 тыс. грн. в год без права найма).

Урегулирован вопрос налоговых последствий при превышении плательщиком установленного законодательством доходного барьера или получения им доходов, не подпадающих под единый налог (уплата налога по ставке 15% от суммы таких доходов и в двойном размере для юридических лиц).

Для плательщиков налога законодатель предусматривает упрощенную систему отчетности и квартальный (годовой для первой группы плательщиков) налоговый период. Но самое главное, это освобождение плательщиков единого налога — физических лиц от учета расчетных операций с применением регистраторов расчетных операций. Льгота, которая справедливо критиковалась не только специалистами, представляющими интересы государственной налоговой службы, была сохранена и в новом законодательстве. Хотя, по здравой логике, должна бы быть из него исключена. Ведь для ЧП с доходом в 3 млн. грн., наверное, не составит труда приобрести кассовый аппарат за 200 долларов.

С другой стороны, именно кассовый аппарат мог бы с высокой долей вероятности гарантировать, что частный предприниматель осуществляет работу по­-белому, не превышая установленный законом барьер дохода, обеспечить права потребителей, в конце концов. Однако именно это требование к власти со стороны малого бизнеса было самым принципиальным, и, к сожалению, власть не смогла отстоять свою позицию по необходимости введения РРО, имея для этого больше чем достаточно аргументов. И зря, ведь если бизнес абсолютно обоснованно требует честности и прозрачности от власти, то почему власть не может потребовать честности и прозрачности от бизнеса? Почему власть должна стимулировать теневой оборот, освобождая бизнес от регистрации расчетных операций с использованием широко доступной технологии? Чего в этом больше: желания поддержать бизнес, вынужденного отступления либо умышленной «взятки» правительства многочисленной армии малого бизнеса? Решайте сами.

* * *

В целом проголосованный ВР законопроект оставляет приятное впечатление. Большинство уступок бизнесу, сделанных правительством, не только обоснованны, но и свидетельствуют о том, что имеет место редкая сегодня победа малого бизнеса. Этот случай демонстрирует, что даже малые предприниматели, объединенные между собой не пустыми политическими лозунгами, а искренней и понятной друг другу целью, способны переломить запланированный ход событий, за которым стоит весь мощный государственный аппарат.

Впрочем, возможно, уступки, сделанные властью, являются тактическими, и в недалеком будущем мы станем свидетелями отката назад, сопровождаемого закручиванием гаек. Но не будем пессимистами. Может, наше общество, используя институты гражданского общества, все­таки становится таковым, а наша власть, хотя пока еще в очень редких случаях, но все­таки готова прислушиваться к проявлениям пусть и экономически мотивированной, но все же гражданской позиции?..

Свои идеи для рубрики «На злобу дня» читатели могут присылать на редакционный e­mail — sledz@mirror.kiev.ua

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно