КАК ОСТАНОВИТЬ «ЭПИДЕМИЮ ПОДДЕЛОК»

10 ноября, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 10 ноября-17 ноября

Пиратство в области объектов промышленной собственности существовало всегда. Подпольная же «индустрия» подделки товаров с маркой «люкс» зародилась после второй мировой войны...

Пиратство в области объектов промышленной собственности существовало всегда. Подпольная же «индустрия» подделки товаров с маркой «люкс» зародилась после второй мировой войны. Однако, начиная с 70-х годов, она приобрела такой размах, что стала губительной для европейской и американской промышленности.

Резкий рост подделок затронул все отрасли промышленности, но нагляднее всего это проявляется в области потребительских товаров. Жертвами пиратства становятся не только производители предметов роскоши - духов «Chanel», сумок и чемоданов «Vuitton», часов «Cartier», - но и химикатов для сельского хозяйства, лекарственных средств, запасных частей к автомашинам, видео- и звукозаписи, спортивного инвентаря и т. д.

За счет этого живут целые страны, тогда как другие терпят убытки в виде потери доходов, рабочих мест, недополучения платежей по налогам и социальному обеспечению. Плюс прямая угроза здоровью и безопасности граждан. В качестве примеров можно было бы назвать подделки в системе зажигания самолетных двигателей фирмы «Boeing», поддельные тормоза в автомобилях, приведшие к гибели водителей, поддельные лекарства и продукты питания.

Переход к рынку и изменения в экономике резко увеличили число попыток реализовать изготовленную продукцию под прикрытием чужих товарных знаков (в абсолютном большинстве - инофирм). Так, из 66 тыс. товарных знаков, которые пользовались правовой охраной на территории бывшего СССР, около 40 тыс. принадлежало иностранным владельцам. Именно их неприкосновенность чаще всего нарушалась и нарушается.

Наиболее распространенными являются такие нарушения товарного знака, как контрафакция, или обманная имитация. Контрафакцией в узком смысле этого слова признается неправомочное точное или почти точное воспроизведение части или всего товарного знака, принадлежащего другому лицу. Обманная имитация определяется как примерное (неточное) воспроизведение чужого знака, способное вызвать опасность смещения между оригинальным и имитированным знаками.

Большинство наших граждан считает, что товарный знак, например, на рубашке, - это элемент декора и ничего больше. В Украине продаются изделия «Adidas», «Puma», «Nike» и др. с подделанными товарными знаками. Однако, стоит принять к сведению, что цена товаров с товарными знаками на мировом рынке на 25% выше, чем не маркированных анонимных товаров.

Товарный знак превращается во всемирно известный, если товар, снабженный им, продавался в таком большом количестве стран и так успешно, что стал известен в значительной части мира.

Но созданием хорошего фирменного названия товара дело не заканчивается. Его приходится неустанно защищать от посягательств конкурентов, чтобы не потерять. Именно так случилось со знаками «Термос» и «Аспирин». Очень важно осознать, что товарные знаки идентифицируют источник товара, но не становятся термином для них. Как только чулки стали называть нейлоном, фирма «Дюпон» попала в беду: ее товарный знак был утрачен.

Торговые наименования и товарные знаки стоят миллионы долларов, становятся важнейшим инструментом маркетинга. Так, товарный знак «Кемел» оценен фирмой-владельцем примерно в 10 млн. долларов США, а товарный знак «Соса-Соlа» - в 3 млрд. Зубная паста, мыло, шампунь, сигареты, виски, вино, пиво - вот только некоторые продукты, которым производители пытаются усиленно создать определенный имидж.

Не случайно, например, всемирно известная фирма «Соса-Соlа» чуть ли не с первых дней своего существования выступала со многими десятками судебных исков против конкурентов, пытавшихся так или иначе воспользоваться известностью товарных наименований (знаков) «Соса-Соlа» и «Соke». Только в этом году с подачи фирмы Антимонопольный комитет Украины запретил двум отечественным предприятиям выпуск напитков с этикеткой, нарушающей права на известный товарный знак «Fanta».

Проблемы, связанные с недобросовестной конкуренцией, носят скорее практический, чем правовой характер. От понятия подделка, означающего имитацию известного знака, перешли к более широкому понятию - пиратству, т. е. систематическим операциям, включающим уже не только товарные знаки, но и все аспекты, связанные с готовой продукцией. Пиратство намного труднее контролировать, поскольку эта деятельность не только хорошо организована, но и более динамична. Лица, занимающиеся пиратством, могут владеть крупными финансовыми средствами и современным производством, а могут осуществлять лишь единичные операции. И в том, и в другом случае их трудно обнаружить, так как подделки реализуются вдали от места производства (либо через обычные каналы, либо путем контрабанды). Жертвами становятся компании, у которых нет механизма контроля на огромных территориях.

Пиратская сеть, так же как и законная торговля, включает производство, субподрядчиков, оптовиков, импортеров и розничную сеть - и все они специалисты по сокрытию. Они могут получать и банковскую помощь. Выявить пиратство очень сложно еще потому, что оно часто осуществляется только за наличный расчет, причем сырье приобретается в одной стране, сборка происходит в другой, продукция в торговую сеть направляется без ярлыков, которые посылаются почтой.

Захлестнувшая наш рынок «эпидемия пиратства» привела в замешательство потенциальных торговых партнеров, в первую очередь в Соединенных Штатах, на чью долю выпадает максимальный ущерб. Ежегодно один миллион компьютерных программ с маркой «Сделано в США» уплывает контрабандными маршрутами за рубеж. Где они затем всплывают? Об этом красноречиво говорит статистика, в которой используется понятие «уровень пиратской активности»: в США он равен 35 процентам, в европейском сообществе - 55 - 60 процентам, но своего апогея он достигает в странах Центральной и Восточной Европы - более 90 процентов.

Незаконное использование объектов авторских и смежных прав прочно обосновалось сегодня в видеобизнесе - кинопрокате, тиражировании пластинок и аудиокассет, издательском деле. По подсчетам специалистов, годовой оборот пиратства в России составляет около полутора миллиардов долларов. Он полностью сокрыт от взимания авторского вознаграждения и в значительной степени - от налогообложения. Примерно 95 процентов всех долгоиграющих пластинок в России представляют собой продукт нелегального копирования. Под видеопиратством понимается коммерческая демонстрация видеофильмов и видеопрограмм без приобретения лицензий и соответствующих выплат правообладателям, то есть радио- и телекомпаниям, фирмам, осуществляющим прокат, а в ряде случаев - авторам (создателям) фильмов и программ. Прибыль в сфере видеопиратства чрезвычайно высока и, по самым скромным оценкам, составляет около 1 млрд. рублей в год. (Менее сдержанные оценки свидетельствуют о прибыли свыше 10 млрд. рублей).

Видеопиратство распространено во всем мире, это - настоящее бедствие для правообладателей. Так, например, в Англии видеопиратство приносит владельцам прав ежегодные убытки в 50 млн. фунтов стерлингов (или 74 млн. долларов США), США - 2 млрд. долларов.

В таких обстоятельствах гражданско-правовое преследование обречено на неудачу. Успеха можно добиться только средствами уголовного законодательства.

Охота за подпольными бизнесменами - прибыльное ремесло для сыщиков: компании соглашаются платить им 100 долларов США в час, а расследование может длиться не один год.

Парижская конвенция по охране промышленной собственности (ПК), к которой в 1992 г. присоединилась и Украина, предусматривает охрану товарных знаков. Однако в результате изменений в 1974 г., внесенных в ПК в соответствии с пожеланиями развивающихся стран, ратующих за усиление наказания за неиспользование знаков, охранные меры ослабились и стали скорее гибкими, чем эффективными. Кроме того, многие страны, из которых поступают подделки (Юго-Восточная Азия, Латинская Америка, Ближний Восток), не являются членами ПК, а отдельные страны (например, Бразилия) придерживаются менее протекционистской редакции ПК «Гаагская конвенция 1925 г., ст. 6 bis). ПК становится неэффективной в борьбе с пиратством в крупных размерах.

Об эффективности системы судят не только по наличию законов, но и по тому, как они применяются. При отсутствии единой международной системы подавления пиратства неизбежно будут находиться лазейки в национальных законодательствах. Однако уже появились признаки усиления этих законодательств и охраны рынков от проникновения подделок.

Другие международные организации, такие, как ГАТТ, ставят целью снижение торговых барьеров без ущерба правам на промышленную собственность. Ст. IX-6 - единственная, относящаяся к товарным знакам, - не накладывает специальных обязательств на страны-участницы, а просто призывает их повысить внимание к недозволенным методам торговли. Однако группа частных фирм, в свое время пострадавших от подделок, объединилась для создания Кодекса законов против подделок, который должны были включить в программу ГАТТ еще в 1988 г. Называется этот документ «Соглашение о мерах пресечения импорта поддельных товаров» и включает, среди прочего, введение санкций за акты подделки и установление сроков передачи исков компетентным органам для разбора, после чего товары автоматически освобождаются от ареста. Каждое государство само решает, как долго задерживать на таможне подозреваемые товары. Применение этого кодекса в рамках ГАТТ является серьезным, хотя и частичным вкладом в решение проблемы подделок.

Частный сектор также мобилизирует усилия по борьбе с пиратством. Образуются ассоциации: Антиподделочная группа (Великобритания), Международная антиподделочная группа (США), Союз фабрикантов (Франция) и др. В Германии, например, с 1912 года действует Центр по делам борьбы с недобросовестной конкуренцией. Об эффективности его деятельности свидетельствуют следующие цифры. Ежегодно Центр обрабатывает около 20 тысяч дел. Из них около тысячи передается на рассмотрение примирительной комиссии при торгово-промышленной палате и приблизительно тысяча дел - на рассмотрение судебных органов. В 95% случаев Центр выигрывает судебные процессы.

Международная торговая палата руководит Лондонским бюро по исследованиям в области подделок. Принимаются разнообразные меры, включающие эмбарго поддельных товаров, создание банка данных по подделкам, найм частных детективов для прослеживания всей цепочки подделок.

Как же остановить «эпидемию подделок», поставить заслон на пути недобросовестной конкуренции в Украине? Над этим должны вместе подумать Таможенный комитет, Госпатент, Государственное агентство по авторским и смежным правам, Антимонопольный комитет, Министерство внешних экономических связей, Государственный комитет по защите прав потребителей, Министерство внутренних дел.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно