Итальянский пациент

27 мая, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 27 мая-3 июня

Избрание Сильвио Берлускони премьер-министром Италии в 2001 году большинством европейских политиков было встречено с не очень старательно скрываемым неодобрением...

Избрание Сильвио Берлускони премьер-министром Италии в 2001 году большинством европейских политиков было встречено с не очень старательно скрываемым неодобрением. Претензии к известному медиа-магнату со стороны правоохранительных органов, жесткий контроль над шестью из семи крупнейших национальных телеканалов, не просто проамериканские, а откровенно пробушевские настроения явно не прибавляли итальянскому политическому новобранцу симпатий со стороны Брюсселя. Зато бизнесовые качества нового премьера не вызвали сомнений даже у традиционно скептического британского журнала The Economist.

Сомнения в том, что именно Берлускони удастся провести в Италии либеральные реформы, аналогичные тем, которыми Маргарет Тэтчер пару десятков лет назад дала мощный толчок британской экономике, высказывать никто не спешил. Именно поэтому сейчас чувствуют себя обманутыми не только итальянцы. Международные эксперты старательно анализируют как причины провала программы «экономического чуда имени Берлускони», так и предпосылки собственных заблуждений.

Предвыборные обещания будущего итальянского премьер-министра были по-деловому лаконичными и конкретными. Своему народу он предлагал заключить контракт, состоящий из пяти пунктов:

снижение налогов;

реформа пенсионной системы;

создание новых рабочих мест;

создание современной инфраструктуры;

преодоление преступности.

А вот отчет о выполнении этого контракта вместо Сильвио Берлускони оглашали эксперты и журналисты. По их оценкам, действия были нерешительными, а результат — половинчатым.

Если говорить о первом пункте, то реформированию всей системы налогообложения Берлускони предпочел фрагментарные налоговые амнистии. В результате ставки налогообложения в Италии остались на одном из самых высоких в ЕС уровней, при том, что большинство итальянцев как уклонялись от уплаты «подати», так и продолжают уклоняться. Пенсионная реформа свелась к увеличению возраста выхода на пенсию — с 57 лет до 60. Однако решающего значения для экономики страны это не возымело.

Уровень безработицы является, пожалуй, чуть ли не единственным показателем, которого Рим может не стыдиться. Итальянские 8% от экономически активного населения — это, конечно, не британские пять, но и не те десять, опуститься ниже которых никак не удается Франции и Германии.

На выполнение оставшихся двух пунктов контракта эксперты уже давно махнули рукой. Ведь теперь у них появились гораздо более серьезные темы для обсуждения. По данным первого квартала нынешнего года, объем итальянского ВВП сократился на 0,5%, закрепив тем самым тенденцию, наметившуюся в последнем квартале 2004-го. Это знаменовало собой вторую за последние два года рецессию, которую Сильвио Берлускони ласково называет «стагнацией». Зато торговый дефицит, образовавшийся в стране впервые с начала 1990-х годов, он вообще предпочитает игнорировать. Прогноз роста итальянской экономики в этом году второй раз подряд был сокращен наполовину, и сейчас оптимистическим вариантом считаются 0,6%. Хотя не исключается и нулевой показатель.

По уровню конкурентоспособности итальянская экономика оказалась на самом последнем месте среди стран-членов ЕС, а в общемировом рейтинге, составленном Всемирным экономическим форумом, — на 47-м. При этом показатели личного богатства Сильвио Берлускони остаются более чем впечатляющими: по версии журнала Forbes, итальянский премьер-министр занимает 25-ю строку в рейтинге богатейших людей планеты.

Критики в свой адрес Берлускони не приемлет, все проблемы национальной экономики объясняя решениями брюссельских бюрократов и «зарвавшимся» евро. Однако тот факт, что хронически анемичная экономика Германии и тем более экономика Франции показали в этом квартале совсем не плохие результаты, вызывает у итальянских избирателей определенные сомнения. Да и в прошлом году 1,2% прироста итальянской экономики оказались значительно скромнее среднего по еврозоне показателя — 2%.

Обострение отношений между Римом и Брюсселем, по всей видимости, достигнет кульминационной точки в июне, после ожидаемого заявления Еврокомиссии о недопустимости превышения «потолка» дефицита бюджета, установленного в Маастрихте на уровне в 3%, в то время как итальянский показатель подбирается к 4%. Ситуация усугубляется тем, что эта проблема встречается и в других странах, однако там осталось гораздо меньше простых и очевидных способов ее преодоления.

Италия, ставшая в 1950—1960-х годах родиной «маленького экономического чуда», сделала основную ставку на развитие мелких предприятий, занимающихся производством одежды, мебели, продуктов питания, белья. Тогда итальянский труд считался одним из самых дешевых в Европе, а привычная девальвация лиры самым благоприятным образом сказывалась на объемах итальянского экспорта. Сейчас экономическая ситуация изменилась, а на долю мелких производств по-прежнему приходится свыше четверти объема национальной экономики. Итальянский премьер-министр опять же щедро раздает обвинения. На сей раз виноваты Пекин, заваливший весь мир еще более дешевым ширпотребом, Брюссель, отказывающий Риму в принятии протекционистских мер, и Франкфурт, не принимающий радикальных мер по «опусканию» евро.

Однако эксперты указывают на совершенно иные факторы. За годы премьерства Сильвио Берлускони средняя зарплата итальянца выросла по отношению к аналогичному немецкому показателю на 40%. Открытие собственного бизнеса, по данным Всемирного банка, обходится в Италии в 3 796 долл. и занимает 13 дней против 306 долларов и восьми дней во Франции, которую за эти показатели ругают чаще, чем хвалят. В Италии значительно меньше ученых и исследователей, чем в Португалии, и гораздо меньше дипломированных выпускников вузов в возрасте от 25 до 34 лет, чем в Греции. Но самое главное — Рим не предпринимает никаких усилий по переориентации структуры своей экономики.

Ставка на мелкое производство оказывается оправданной только в случае исключительно низких затрат, которыми Италия похвастаться не может уже давно. Великобритания, переориентировавшая свою экономику на сферу услуг, действительно достойна подражания. Но Италия, как показывает практика, идет другим путем.

На годы правления Сильвио Берлускони пришлись крупнейшие корпоративные скандалы в истории страны, не имеющей возможности похвастаться большим количеством крупных компаний. В 2002 году разразился кризис в автомобильном концерне Fiat, закончившийся отставкой его руководства. Затем последовал дефолт Cisio, крупного производителя пищевых продуктов. Потом пришла очередь Parmalat, крупнейшей в Европе молочной компании. И, наконец, настоящий шок у всех посвященных вызвало недавнее решение итальянского правительства отправить в отставку Витторио Минкато, 69-летнего руководителя Eni.

Эта компания, занимающая шестое место среди крупнейших в мире производителей нефти и газа, является чуть ли не единственным примером успешного функционирования транснациональных компаний в Италии. Несмотря на то, что контролировалась итальянским государством. Правда, именно Минкато был одним из тех немногих топ-менеджеров, которые демонстративно не интересовались политикой. А вот Паоло Скарони, сменивший его на этом посту, подобными качествами обладает в значительно меньшей степени. Хотя на своем прежнем посту — руководителя электроэнергетической компании Enel — Скарони тоже приносил немало пользы.

В общем, ни о какой либерализации итальянской экономики говорить пока не приходится. Очень слабенькая надежда сохраняется на то, что затянувшаяся сага о приобретении двух итальянских банков иностранцами закончится хеппи-эндом, а не превратится в трагикомический фарс...

Излишний протекционизм является одним из основных пунктов «послужного списка» нынешнего премьер-министра Италии. Вот только шансы на то, что Романо Проди, экс-президент Еврокомиссии, лидер левоцентристской оппозиции, считающийся основным конкурентом Берлускони на предстоящих выборах, пойдет на те меры, на которые так и не решился глава нынешнего правительства, и вовсе нулевые. Ведь для оздоровления итальянской экономики, по оценкам тамошних экспертов, необходимо сократить 10% всех промышленных рабочих. Не считая выполнения всех остальных обязательств, взятых на себя четыре года назад Сильвио Берлускони.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно