Индийский конфуз, или За что Минпромполитики отчитало директора «Турбоатома» - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

Индийский конфуз, или За что Минпромполитики отчитало директора «Турбоатома»

14 декабря, 2007, 17:08 Распечатать

На скандал, связанный с невыполнением харьковским заводом «Турбоатом» своих контрактных обязате...

На скандал, связанный с невыполнением харьковским заводом «Турбоатом» своих контрактных обязательств перед индийской государственной энергокомпанией NPCIL, Украина была вынуждена отреагировать на правительственном уровне. В середине ноября в Министерстве промышленной политики состоялось совещание, решением которого генеральному директору ОАО «Турбоатом» Виктору Субботину было указано на непрофессиональные действия по организации выполнения контракта, а также предписано срочно разработать комплекс мер по преодолению «индийского кризиса».

Можно прогнозировать, что в ближайшем будущем любой состав Кабмина будет вынужден настаивать на смене топ-менеджмента «Турбоатома». Хотя бы для того чтобы сохранить платежеспособность предприятия и хоть как-то сгладить серьезный урон, нанесенный репутации отечественного машиностроения на международной арене.

Напомним, что еще 26 августа с.г. на третьем блоке индийской АЭС «Кайга» произошла аварийная остановка, вызванная поломкой поставленного харьковским заводом турбогенератора. Однако за прошедшие со дня аварии три месяца топ-менеджмент «Турбоатома» не только не начал предусмотренные контрактом восстановительные работы, но даже не сформировал план устранения неполадок и ввода турбогенератора в работу.

Необходимо понимать, что выполнить ремонт харьковскому заводу все равно придется, и как только турбогенератор будет запущен, индийская сторона, скорее всего, потребует компенсации ущерба за простой блока АЭС. Сумма этих убытков уже была официально озвучена NPCIL — 400 тыс. долл. ежедневно. Госпредприятию «Турбоатом», чей годовой оборот составляет лишь 60 млн. долл., вряд ли под силу оплатить подобный штраф. Также очевидно, что нынешнему руководству «Турбоатома», долгое время игнорировавшему «индийскую» проблему и за три месяца не удосужившемуся провести очную встречу с директорами NPCIL, вряд ли удастся добиться успеха на переговорах по снижению или отмене штрафных санкций индийской стороны.

Вообще поведение Виктора Субботина в течение всего конфликта сложно назвать логичным. Так, первые две недели генеральный директор «Турбоатома» абсолютно не реагировал на аварию в Индии, очевидно, следуя принципу субъективного идеализма: «Если этого нет у меня в голове — этого нет вообще». Через полмесяца, пусть и не поверив до конца, но все же вняв уверениям окружающих в реальности аварии, Субботин ответил NPCIL. Этот ответ изумил индусов еще больше, чем предшествовавшее ему 15-дневное молчание. По мнению Субботина, виновником инцидента был субподрядчик «Турбоатома» — еще один харьковский завод, «Электротяжмаш», якобы поставивший некачественные комплектующие для турбогенератора.

Впрочем, эта традиционная украинская ссылка на «невестку» не произвела нужного действия на индусов, справедливо заметивших, что генеральным подрядчиком контракта является «Турбоатом». Но и после ответа обычная в подобных случаях двухсторонняя рабочая комиссия не была создана.

Лишь через месяц (!) технические специалисты заводов «Турбоатом», «Электротяжмаш» и «Моно­лит» вылетели в Индию. Совместно с инженерами-экспертами индийской энергетической госкомпании NPCIL они провели обследование агрегата, в ходе которого в целом подтвердились первоначальные выводы индийской стороны. Однако не стоит думать, что вслед за этим на третьем блоке АЭС «Кайга» начались восстановительные работы. Украинские инженеры благополучно вернулись на родину, а ситуация с поврежденным генератором не претерпела никаких изменений. На «Турбоатоме» не составили план восстановительных работ и не отправили в Индию команду ремонтников.

Проблема вышла за рамки отношений двух компаний и стала предметом обсуждения на межгосударственном уровне. Этот вопрос неоднократно поднимался представителями индийского посольства. В октябре в Министерстве промышленной политики состоялось трехстороннее совещание между представителями министерства, индийского посольства и «Турбоатома». Примечательно, что гендиректор на это совещание не пришел, прислав своего заместителя. Это не осталось незамеченным в NPCIL, и, как сообщил источник внутри компании, ее представители не намерены в дальнейшем садиться за стол переговоров с нынешним главой «Турбоатома».

На следующее — ноябрьское — совещание в Министерстве промышленной политики, проходившее уже без участия индийской стороны, г-н Субботин пришел. Проводили совещание заместитель министра Константин Кучер и директор департамента общего машиностроения Виктор Козырев. Помимо высшего звена «Турбоатома», на нем присутствовали представители предприятий-подрядчиков завода в индийском контракте — «Электротяжмаша» и завода им. Шевченко.

Заслушав докладчиков, участники совещания признали непрофессиональные действия руководства «Турбоатома» основной причиной как самой аварии, так и дальнейшего невыполнения контрактных обязательств по устранению ее последствий. Как стало известно со слов главного конструктора «Электротяжмаша», гендиректор «Турбоатома» не обеспечил присутствие украинских технических специалистов на атомной станции и, более того, препятствовал выезду инженеров «Электротяжмаша» на место происшествия в первые дни после аварии.

Сам Виктор Субботин на совещании был немногословен и задумчив и только раз возразил директору «Электротяжмаша» Виталию Череднику, когда тот среди главных причин аварии назвал повышенную (более чем в три раза) вибрацию опорного подшипника ротора. По мнению главы «Турбоатома», вибрация подшипника была вполне приемлемой и не связана с аварией. Другим участникам заседания, стаж работы в машиностроении многих из которых составляет десятки лет, этот глубокий технический анализ показался особенно забавным. Ведь до своего назначения в апреле с.г. на должность гендиректора «Турбоатома» Виктор Субботин никогда не работал не только в машиностроении, но и на производстве вообще. До своего появления на «Турбоатоме» он возглавлял Мегабанк, а еще раньше — «Регион-банк», ну а в более отдаленном прошлом Виктор Георгиевич был секретарем Харьковского горкома комсомола. А тут поставили руководить стратегическим предприятием…

Однако и перейдя в «Турбоатом», директор родной Мега­банк не забыл. И глубокая задумчивость Виктора Георгиевича на заседании, возможно, объяснялась именно мыслями о делах банковских. А подумать действительно было о чем. Ведь на депозитных счетах Мегабанка находится около 200 млн. гривен, принадлежащих «Турбоатому». Что означает данная сумма для харьковского завода, можно понять, вспомнив, что годовой оборот «Турбоатома» равен 60 млн. долл.

Часть депозитов размещена в Мегабанке до 2011 и 2015 года. А процентная ставка по этим вкладам не превышает 6,5%. А теперь получается, что из-за этих индусов все может пойти прахом: Виктора Георгиевича уволят, а новый директор завода возьмет, да и потребует через суд немедленного возврата денег. А эта сумма, между прочим, равна размеру уставного капитала Мегабанка и составляет почти 40% от всех депозитов, размещенных в Мегабанке юридическими лицами. Как тут, скажите, не задуматься?

По всей видимости, и сам Субботин отлично понимает, что после всего случившегося его увольнение — вопрос времени. Однако главное в этой истории — вовсе не личность директора и не предстоящая смена в руководящем кресле. Важна судьба одного из ключевых отечественных предприятий и репутация украинского машиностроения, подпорченная «индийским кризисом».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно