Гривни-иммигрантки

1 сентября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №33, 1 сентября-8 сентября

Хотя первые шаги по организации и строительству Банкнотно-монетного двора в Украине были сделаны ...

Хотя первые шаги по организации и строительству Банкнотно-монетного двора в Украине были сделаны еще осенью 1991 года, его банкнотно-монетная фабрика была введена в эксплуатацию в марте 1994-го — за два с половиной года до проведения денежной реформы. После этого банкноты украинской денежной единицы печатались исключительно на предприятиях Национального банка.

А до того украинские денежные знаки печатались и изготовлялись в разных местах. И многие связанные с этим события носят настоящий детективно-приключенческий характер.

Первоначально гривню планировалось ввести в обращение уже в 1992 году, однако для создания необходимых для этого собственных производственных мощностей в Украине не хватало ни денег, ни времени. И первые заказы на изготовление банкнот и монет были сделаны, как известно, за границей.

В 1991—1992 гг. Нацбанк заключил контракты с английской фирмой «Томас де ля рю» на изготовление банкнот номиналом 50, 100 и 200 грн. (Эта же фирма, кстати, была и основным производителем купоно-карбованцев.) Банкноты более мелких номиналов — от одной до двадцати гривен — печатались канадской «Кенедиан банк ноут компани». Монеты номиналами от одной до 25 коп. чеканил Монетный двор Италии.

Первые поставки напечатанных за границей гривен осуществлялись в августе-сентябре 1992-го и мае—июне 1993 года морским транспортом.

Это потом, в 1993—1994 годах, поставки из Лондона наличных купоно-карбованцев, как вспоминает бывший начальник управления кассовых операций и внедрения современных технологий Национального банка Украины Валерий Желябов, происходили в еженедельном режиме — чартерными авиарейсами «в любое время суток при любой погоде». В период тогдашней гиперинфляции потребность в наличных купоно-карбованцах была настолько серьезной, что перевозить их из аэропорта в центральное хранилище, а потом переправлять (по установленной схеме) областным управлениям НБУ не было ни времени, ни технических возможностей. Поэтому приходилось одновременно и принимать от фирмы-производителя контейнеры с банкнотами в коробах, и тут же передавать их инкассаторским бригадам областных управлений НБУ.

Состояние эмиссионных процессов было таково, что получать наличные практически одновременно прибывало порой более 20 бригад почти со всех областей Украины. Технологию работы создавали «на ходу», не дожидаясь утверждения нормативно-правовых актов. Операция приема-передачи наличных оформлялась актами, в которых в качестве единиц измерения фигурировали… короба, счет которых шел на сотни. Но нет худа без добра. Отработанная и отлаженная в этот период технология «массовых» перевозок наличности послужила хорошим подспорьем для успешного осуществления масштабных операций в период денежной реформы…

В 1991—1992 годах, когда подписывались первые контракты на производство банкнот и монет и осуществлялись первые поставки, Нацбанк Украины испытывал столь серьезный дефицит валютных средств, что вынужден был экономить практически на всем. Чего только стоит тот факт, что, по воспоминаниям первого главы НБУ В.Матвиенко, первый аванс на печатание денег с «Кенедиан банк ноут компани» в размере 5 млн. долл. был перечислен за счет валютного кредита, который Нацбанк взял у… промышленных предприятий. Ну а поскольку по контракту с канадской фирмой предусматривалось, что доставка денег осуществляется за счет заказчика, то вместо более простого и безопасного способа доставки авиарейсом из Канады, который бы обошелся в несколько сотен тысяч долларов, пришлось отдать предпочтение морскому пути. Который хоть и был значительно опасней, зато намного дешевле.

Кстати, с подписанием канадского контракта вышла довольно запутанная история. По свидетельству Владимира Матвиенко, протокол о намерениях относительно печатания 6 млрд. шт. банкнот был подписан представителем правительства А.Емельяновым еще 28 июня 1991 года. То есть задолго до того, как в официальных документах вообще начало фигурировать слово «гривня». И когда избранный ВР 6 июня 1991 года первый глава НБУ еще толком не начал выполнять свои обязанности…

Да и потом в процесс подготовки этого контракта не раз вмешивались не только высокие представители исполнительной власти, но и народные избранники, среди которых были и влиятельнейшие в те времена главы парламентских комитетов.

Именно по настоянию одного из них готовить контракт от имени украинской стороны в Канаду отправился человек, по мнению г-на Матвиенко, некомпетентный не только в банковской сфере, но и в юридических вопросах. В результате чего при согласовании условий договора удалось устранить далеко не все недостатки этого документа, который первому главе НБУ, по его словам, пришлось подписывать, имея на руках соответствующее решение президиума ВР.

В результате потом и самому Владимиру Матвиенку, и сменившему его на посту главы Нацбанка в 1992 году Вадиму Гетьману, судя по воспоминаниям очевидцев, не раз приходилось меняться в лице и хвататься за голову. Оригинал контракта, кстати, почему-то хранился не в Нацбанке, а в сейфе одного из высокопоставленных чиновников, а его действие удалось завершить только в феврале 1995 года.

И каждому новому председателю Нацбанка приходилось искать пути решения проблем, вызванных этим «головоломным» соглашением. Чего стоит только тот факт, что первый выпуск «канадских» банкнот образца 1992 года был осуществлен при помощи офсетной печати краской, которая… смывалась! А поскольку все денежные знаки были одинакового размера, изготовлены на однотипной бумаге и даже портреты на них были между собой похожи, то «переделка» одногривневых банкнот на двадцатигривневые не составляла особого труда для мошенников.

Наверное, именно из этих соображений после соответствующих консультаций с СБУ и первым украинским президентом купюры номиналом от 50 гривен было чуть позже решено заказать в Лондоне.

Специальный рейс контейнеровоза Черноморского морского пароходства «Петр Алейников» по доставке изготовленных в Канаде денежных знаков, который готовился и сопровождался специально созданным подразделением СБУ, длился без малого полтора месяца.

С 19 августа по 2 октября 1992-го судно при секретном сопровождении вооруженной спецгруппы из девяти человек, в которую входил и директор департамента банковской безопасности НБУ Игорь Черник, в обстановке максимально возможной секретности проделало путь сначала из Одессы (порт Ильичевск) в Монреаль. А затем, после захода на Мальту, где печатались банкноты английской фирмой, обратно. Но не в Одессу, а в порт «Октябрьский» близ Николаева. Там ценный «груз без маркировки» был перегружен на теплоходы класса «река-море» и затем доставлен под плотнейшей опекой силовиков в Киев.

Сколько труда, а порой и смекалки приходилось в те времена прилагать для решения кажущихся уже элементарными сегодня вопросов... Наверное, потомки будут сокрушаться, а может — улыбаться, читая о тогдашних событиях. Которые и сегодня уже стали историей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно