Год простоим, а дальше?

23 марта, 2012, 15:23 Распечатать Выпуск №11, 23 марта-30 марта

Конец прошлой недели принес немало поводов для волнений официальным лицам, ответственным за состояние государственных финансов и платежеспособность государства.

© Коллаж ZN.UA

Конец прошлой недели принес немало поводов для волнений официальным лицам, ответственным за состояние государственных финансов и платежеспособность государства как на внутреннем, так и на внешнем рынках.

Очевидно, неудачное публичное заявление первого заместителя министра экономического развития и торговли Вадима Копылова о намерении правительства провести реструктуризацию долгов перед МВФ не только не согласовывалось с более ранними заявлениями премьер-министра Николая Азарова о желании добиться от фонда рефинансирования (то есть фактически замещения) выплат, намеченных на текущий год новыми траншами в рамках действующей программы stand-by. Это посеяло новые зерна недоразумения между заокеанскими кредиторами и официальным Киевом накануне визита министра финансов Юрия Колобова в Вашингтон. Постоянному представителю МВФ в Украине Максу Альеру пришлось опровергать возможность реструктуризации или отсрочки платежей из-за отсутствия соответствующих механизмов в практике фонда.

Почти одновременно с этим международное рейтинговое агентство Standard&Poor’s ухудшило прогноз рейтингов Украины со «стабильного» до «негативного» (при этом долгосрочный рейтинг суверена был подтвержден на уровне «B+»), мотивируя свои действия повышением рисков недостижения соглашения с МВФ о рефинансировании задолженности Украины. Другой причиной таких рейтинговых действий S&P назвал неопределенность с перспективами переговоров Украины и России относительно цен на газ.

Уже на следующий день премьер-министр Н.Азаров заявил: «Для снижения рейтинга Украины нет никаких объективных оснований, поскольку в январе был профицит бюджета, мы имеем положительные оценки роста экономики, соотношение долга к ВВП снижается и находится на намного более низких отметках, чем для большинства европейских стран». «Более того, — подчеркнул глава правительства, — Украина стабильно рассчитывается по всем своим внешним и внутренним обязательствам».

Сейчас внешние долги Украины действительно значительно меньше, чем во многих странах — членах еврозоны (причем как «больных», так и «здоровых»). Если у нас они по итогам прошлого года составляли 76,6% ВВП, то, скажем, в Греции и Португалии находились на уровне около 250%, в Испании — 280%, Ирландии — свыше 1000%. В Германии же этот показатель равен почти 170%, Франции — 230%, Британии — более 400%.

Прошлогоднее сокращение относительной величины внешнего долга (с 85% ВВП до вышеупомянутых 76,6%, хотя в абсолютном выражении он вырос на 8,9 млрд. долл.) произошло благодаря 5-процентному росту экономики.

Ощутимо вырос в прошлом году только долг в реальном секторе — на 10,9 млрд. долл. (до 67,7 млрд. долл.), из которых 4 млрд. долл. приходились на краткосрочные торговые кредиты, значительная часть которых идет на финансирование импортных операций.

Внешний долг государственного сектора (включая НБУ) в прошлом году вырос всего на 870 млн. долл. (соотношение снизилось до 20,2% ВВП), в то время как в банковском он продолжал сокращаться (на 2,9 млрд. долл., до 25,2 млрд. долл.) благодаря устойчивой тенденции дедолларизации кредитных портфелей финансовых учреждений. Всего начиная с конца сентября 2008 года банки сократили свой внешний долг уже на 40% (17 млрд. долл.), а их доля в общем объеме внешней задолженности снизилась с 41 до 20%.

Как отмечает директор департамента по управлению валютным резервом и осуществлению операций на открытом рынке НБУ Александр Дубихвост, сегодня даже для банков с иностранным капиталом выгоднее привлекать валютный ресурс на внутреннем рынке, чем на внешнем. «Они проводят замещение — замещают дорогие внешние ресурсы (внутренними). Например, сегодня цена украинских долгов на (внешнем) рынке — 8,5% годовых. А если мы посмотрим на индекс депозитных ставок, то они сейчас составляют 7,5%. То есть уже на один процентный пункт выгоднее фондировать на украинском рынке», — подчеркивает представитель НБУ.

По его словам, за прошлый год валютные депозиты населения увеличились на 17 млрд. грн. (в эквиваленте), при том что банки вернули внешним кредиторам почти 24 млрд. грн. (в эквиваленте). «С начала года эта тенденция не изменилась — банки привлекли  4,4 млрд. грн. валютных депозитов и 4,6 млрд. вернули внешнего фондирования», — рассказывает А.Дубихвост.

Правительство тоже имеет шанс пойти путем сокращения зависимости от внешних кредиторов — если не путем погашения долгов за счет доходов бюджета, то, по крайней мере, благодаря замещению их за счет ресурсов внутреннего рынка. Представители Минфина уже неоднократно подчеркивали, что внутреннее направление работы — стратегическое в текущем году. По информации директора департамента долговой и международной финансовой политики Министерства финансов Галины Пахачук, в 2012 году правительство через ОВГЗ уже привлекло около 12 млрд. грн. «Из них 6,5 млрд. — в долларах (почти 800 млн. долл.). Остальная часть суммы была в гривнях. То есть соотношение 50 на 50», — отметила представитель Минфина.

Но не следует ожидать, что в 2012-м суверен будет выполнять абсолютно все внешние обязательства за счет внутренней валютной «заначки». И дело здесь не только в том, что ожидаются большие выплаты (в июне придется погасить евробонды-2007 на 0,5 млрд. долл. и кредит «Внешторгбанка» на 2 млрд. долл.; еще «висят» около 3 млрд. долл. займа МВФ, с учетом того, что 575 млн. долл. уже возвращены). Учитывая нынешний спрос на валютные ОВГЗ со стороны банков (в их авуарах — 8,6 млрд. долл.) и потенциальный — среди населения («под подушками» — 50—70 млрд. долл.), осуществить их, наверное, было бы возможно. Вместе с тем стоит вопрос диверсификации рисков — необходимости оставить «подушку безопасности» на внутреннем рынке в случае форсмажорных обстоятельств в мире.

Благодаря проведению реструктуризации греческих долгов пока что был устранен (хотя бы временно) главный фактор неопределенности на мировых рынках. И хотя перспективы экономического роста почти везде в мире (как в странах ЕС, так и в США, Китае и на большинстве развивающихся рынков) остаются довольно неопределенными, благодаря щедрости ведущих центробанков в предоставлении ликвидности настроение международных инвесторов можно оценивать как относительно положительное.

Учитывая эти обстоятельства, у украинского суверена появились некоторые основания для оптимизма. По крайней мере, текущие цены уже выпущенных украинских евробондов этому способствуют. «Месяц назад наши котировки вторичных бумаг на вторичном рынке за рубежом были в диапазоне 11—12%. Сегодня же мы имеем 8,75—9,1%», — отмечает Галина Пахачук.

Вместе с тем повышению уверенности украинского правительства способствует то, что ему, как сообщила Г.Пахачук, уже удалось накопить около 2 млрд. долл. на собственных счетах. Это как минимум означает, что «аврала» с размещением и переплат по заимствованиям быть не должно.

Однако слишком радоваться тоже не стоит — настроение портят вышеупомянутые фактическое замораживание сотрудничества с МВФ и «свежее» снижение прогнозов суверенных рейтингов S&P. А котировки пятилетних CDS Украины по состоянию на 22 марта снова подскочили до 791 пункта.

До конца марта, как это было запланировано, правительство на внешний публичный рынок уже точно не успеет выйти (намеревались выпустить бонды на 1,5 млрд. долл.). А вот в апреле-мае некоторые шансы все же есть.

Однако все вышеперечисленное — это временная проблематика. За которой остается нерешенным значительно более важный перечень вопросов. Среди них — все еще чрезмерная долларизация отечественной экономики.

«Сегодня страны-лидеры стараются продолжить предыдущую экспансию свободно конвертируемых валют и, соответственно, сформировать механизм получения доходов в своих странах, прибылей и экономического роста за счет тех, кто пользуется этими финансовыми инструментами и этими деньгами. К величайшему сожалению, сегодня этот круг вопросов для нас остается нерешенным», — подчеркивает директор Института экономики и прогнозирования НАН Украины Валерий Геец.

Действительно, решить вопрос долларизации экономики Украине пока так и не удалось. Но некоторые сдвиги в этом направлении все же есть. Взять хотя бы кредитный портфель банков. Впрочем, очевидно и то, что, по крайней мере, в среднесрочной перспективе иностранная валюта будет оставаться весомым фактором финансовой системы Украины. И логичен вопрос — как эффективно и безопасно задействовать этот ресурс? По мнению старшего советника «Альфа-банка» Романа Шпека, едва ли не ключевой аспект тут (вместе с развитием инструментов хеджирования валютных рисков, благодаря которым удалось бы трансформировать валютные пассивы в гривневые) — доверие к власти. А базироваться оно должно на предсказуемости действий «слуг народа» и качественной информационной политике. Банкир считает, что регулятор должен, например, не просто давать «сухие» прогнозы, но и озвучивать аргументы, почему он думает так, а не иначе, чтобы действительно убедить свою аудиторию — рынок.

«Большинство аналитиков склоняются к тому, что состояние торгового баланса будет отрицательным — 13—14 млрд. долл. Официальные прогнозы говорят, что он составит 9,7 млрд. — будет таким, как и в прошлом году. Мне как налогоплательщику важно понять, за счет чего будет такое состояние платежного баланса, как в прошлом году, когда цены на газ были совсем другими. Можно же объяснить: будет сокращение энергопотребления, уменьшение импорта и т.п. И если аргументы будут такие, как для умных людей, тогда будет больше доверия», — отмечает эксперт.

Проблема доверия особенно актуальна для простых граждан, которые обычно демонстрируют доверие к власти частым посещением обменных пунктов. Если у соседних стран ослабление национальной валюты на 5—10% проходит почти незаметно, у нас разговоры об этом — повод для паники.

Повода для паники относительно долговой ситуации в текущем году, несмотря на ее сложность, все-таки нет. Невзирая на то, что объем краткосрочного внешнего долга (должен быть погашен в следующие 12 месяцев), по оценкам аналитиков «Райффайзен Банка Аваль», сегодня вырос до 56,8 млрд. долл. (45% всего внешнего долга, на государственный сектор в этой сумме приходится  7,3 млрд. долл.), риск рефинансирования этой задолженности не выглядит слишком значительным с учетом того, что ее 60% приходится на компании реального сектора, у которых замещение краткосрочных долгов в последнее время даже превышало 100% (фактически средства в большинстве случаев поступают от родственных офшорных компаний). «В нынешней ситуации, если в мире не произойдет что-либо экстраординарное, государство разрешит текущие проблемы. Вопросы есть, но они будут решены, — говорит Валерий Геец. — Макроэкономическая политика текущей, краткосрочной ситуации довольно эффективна и в этом контексте. Мы научились жить в рамках этого короткого периода — год, полтора. Но текущий инструментарий способен обеспечить экономический рост на уровне только 2—3%, возможно, даже 4—5%, но не больше. Если же у нас будет такой экономический рост, то все накопленное сегодня, не только у нас, но и во многих странах, не позволяет решить все те проблемы, которые и сформировали эту ситуацию, — инфраструктурные, жилищные и т.п. Так что куда ни поверни, это ничего не дает».

По словам ученого, для решения перечисленных проблем нужно определить совершенно понятную стратегическую линию — она должна быть не только задекларирована, но и реализована. «А это требует уже совсем других инструментов и институтов, всего того, что работает на опережающее развитие», — подчеркивает В.Геец.

Золотые слова. Вот только слова в нашей стране, особенно у чиновников, очень часто расходятся с делом…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно