Экономика Украины 1999—2008: потерянное десятилетие

25 декабря, 2009, 16:57 Распечатать

В «жанре» национального доклада секция общественных и гуманитарных наук НАН Украины сработала впервые...

В «жанре» национального доклада секция общественных и гуманитарных наук НАН Украины сработала впервые. Около трех месяцев ученые трех отделений академии: экономики, литературы, языка и искусствоведения, а также истории, философии и права — анализировали достижения последнего десятилетия. И вот в конце декабря вышла в печати работа под названием «Соціально-економічний стан України: наслідки для народу та держави».

При чем тут искусствоведение или философия, спросите? Вице-президент НАНУ, академик Валерий ГЕЕЦ убежден, что мыслить нужно шире. Кризисные явления наблюдаются не только в экономике, о чем было известно и раньше, еще до подготовки доклада, но и во многих других сферах нашей жизни, в частности в социогуманитарной. И оставляя без внимания именно эти, социогуманитарные, аспекты, Украина не имеет шансов на долгосрочные успехи в политическом и экономическом реформировании.

Но начнем все же с экономики. Из 687-страничного национального доклада «Зеркало недели» выбрало несколько десятков наиболее показательных, так сказать, реперных точек, которые позволяют несколько иначе взглянуть на десятилетие экономического роста, оборвавшееся с началом кризиса 2008 года.

Академик Геец в целом согласен со словами, вынесенными в заголовок: для экономики минувшее десятилетие скорее потерянное. Кредит доверия к власти так и не погашен соответствующими изменениями в социально-экономической жизни. Но вместе с тем заложены институциональные основы для дальнейших шагов — как в формировании рыночной среды, так и в активизации участия людей в экономических процессах. А это уже хоть небольшой, но задел на будущее.

Что дальше?

— Мы исходим из того, что политическая реформа, ее идеологическая конструкция может быть поддержана населением, но этот кредит доверия не может продолжаться долго. Двигаться вперед на кредите доверия — нереально. Необходима реальная модернизация, — считает академик. — Чтобы привлечь внимание к тому, насколько глубинными являются и негативные, и позитивные процессы в обществе, доклад будет направлен не только первым трем лицам страны, но и всем народным депутатам, всем министрам, главам госадминистраций, в Совет безопасности и обороны, региональным и местным органам власти, всем политическим силам.

Сейчас в НАН создана группа из восьми ведущих ученых, которые начали подготовку, условно говоря, дорожной карты для нового президента. Которая будет включать направления политической модернизации, экономической, социогуманитарной. Ученые намерены активизировать свое влияние на процессы развития общества, ежегодно готовить национальные доклады — было бы только у наших руководителей желание их читать и действовать…

1. Украина пережила десять лет падения, вследствие чего ВВП снизился до 40,8%, а за последующие девять лет роста едва достиг 74,1% от уровня 1990 г. По сравнению с 1991 г. реальные располагаемые доходы населения сначала снизились до 32,9% в 1999 г., а затем выросли до 101,3% в 2008 г. Следовательно, 18 лет для роста доходов населения в целом потеряны. Результатами экономического роста различные слои населения страны воспользовались по-разному, в частности, все больше ресурсов концентрировалось в руках относительно немногочисленной группы.

2. Возможность кардинальных целенаправленных структурных изменений для построения социально ориентированной рыночной экономики, гражданского общества и эффективной политической системы в Украине не была надлежащим образом использована ни при трансформационном кризисе 1990-х гг., ни в условиях экономического роста 2000—2008 гг., когда появились финансовые ресурсы для таких преобразований. Нынешний кризис дает третий шанс для проведения преобразований. Если им не воспользоваться, ситуация будет становиться все более неконтролируемой с перспективой потери всего достигнутого.

3. Отдельная проблема украинской экономики — ее чрезвычайная обремененность социальными выплатами. Еще при трансформационном кризисе стремительное падение доходов и уровня жизни большей части украинского населения спровоцировало расширение гарантий социальной защиты и увеличение круга реципиентов социальных трансфертов. Именно поэтому доля социальных расходов в совокупных расходах государства и в ВВП неуклонно росла. К сожалению, это продолжалось и в период экономического оживления. В частности, доля социальных расходов в совокупных расходах государства выросла с 17% в 1999 г. до 27% в 2008-м.

4. Результаты сравнительного анализа свидетельствуют, что в течение 2001—2004 гг. темпы роста ВВП Украины были выше средних по странам СНГ (табл. 1), но уже с 2005 г. этот показатель снизился. Среди стран СНГ более низкими, чем в Украине, темпами в 2005—2008 гг. развивалась только экономика Кыргызстана. По сравнению со странами СНГ и «новичками» ЕС динамика роста ВВП в Украине может быть охарактеризована как нестабильная.

5. В украинской экономике, демонстрировавшей в течение сентября 1999 г. — сентября 2008 г. положительную динамику, вместе с тем наблюдались признаки нарушения макроэкономического равновесия, поскольку рост не был обусловлен стабильными долгосрочными факторами. Экономический рост стал не результатом системных внутренних реформ, а следствием влияния благоприятных факторов кратковременного характера как внешнего, так и внутреннего происхождения.

Падение украинской экономики в 2009 г. стало закономерным итогом качества экономического роста в докризисный период, что было обусловлено преимущественно двумя факторами. Это — рост цен на украинский экспорт как следствие ускорения темпов роста мировой экономики, а также высокий внутренний спрос, который стимулировали мягкая монетарная политика и значительное увеличение банковского кредитования за счет иностранного капитала. Ухудшение экономической ситуации в мире закономерно, учитывая высокий уровень уязвимости украинской экономики, привело к развертыванию в нашей стране системного экономического кризиса. Существенное снижение объемов производства произошло во всех основных секторах экономики, кроме сельского хозяйства (благодаря рекордному урожаю 2008 г.), что привело к падению ВВП на 20,3% в I кв. и на 17,8% во ІІ кв. 2009 г. по сравнению с соответствующими периодами предыдущего года.

6. Повышение уровня оплаты труда в Украине является одной из самых актуальных и острых проблем на современном этапе социально-экономического развития. Оно носило объективный характер и было обусловлено значительным отставанием Украины по этому показателю от стандартов развитых стран и подавляющего большинства стран с формирующимися рынками. Вместе с тем уровень оплаты труда не может рассматриваться изолированно от изменений основных макроэкономических пропорций, уровень оптимальности которых обуславливает общеэкономическую динамику.

На протяжении 1999—2009 гг. формирование одной из основных макроэкономических пропорций, а именно — соотношения между уровнем оплаты труда и валовой прибылью/смешанным доходом в структуре ВВП, не было устойчивой тенденцией. Так, в 2001 г. наблюдалось превышение удельного веса валовой прибыли по сравнению с оплатой труда. Однако в 2002 г. соотношение этих составляющих дохода существенно изменилось в пользу оплаты труда. На протяжении 2003—2004 гг. происходило постепенное выравнивание распределения дохода, но в 2005 г. вследствие роста уровня заработной платы ее доля в ВВП увеличилась до 49,1%, что сопровождалось соответствующим стремительным сокращением удельного веса валовой прибыли.

Можно констатировать, что в Украине происходит гипертрофированное наращивание оплаты труда, что обуславливает деформации макроэкономических пропорций ВВП и ограничивает возможности дальнейшего экономического развития.

7. Реальный сектор экономики Украины в последние годы характеризуется стабильной тенденцией межотраслевого перераспределения как в выпуске товаров и услуг, так и в создании добавленной стоимости в пользу строительства и отраслей, предоставляющих услуги. Но подобные структурные изменения не способствуют качественным структурным изменениям в промышленности, которая является основной составляющей реального сектора, и в сельском хозяйстве.

Вместе с тем промышленность остается ведущей системообразующей отраслью реального сектора экономики нашей страны, сохраняя наибольшую долю в его структуре (в 2008 г. на нее приходилось 46,1% валового выпуска товаров и услуг и 31,3% валовой добавленной стоимости).

8. Свыше 2/3 общего объема промышленной продукции приходится на отрасли, производящие сырье, материалы и энергетические ресурсы. Доля продукции социальной ориентации составляет 1/5 общего объема промышленного производства. Почти исчезает легкая промышленность (1999 г. — 1,6%, 2008 г. — 0,9, август 2009 г. — 0,8%). Отрасль машиностроения хоть и прибавила в темпах развития на протяжении 1999—2007 гг., но ее доля в структуре промышленности из-за кризиса снизилась до 10,3%, что почти в 3—4 раза меньше уровня развитых стран.

Неэффективная структура и высокая энергоемкость промышленного производства в Украине, рост цен на энергоносители подтолкнули предпринимателей к поиску способов повышения эффективности хозяйственной деятельности. Не утруждая себя поиском резервов технологической модернизации производства, в большинстве отраслей прибегли к повышению цен. Начиная с 1999 г. и по август 2009 г. индекс цен производителей промышленной продукции вырос в 4,2 раза.

9. Собственное производство обеспечивает лишь 2/3 товарных ресурсов страны по промышленной продукции, остальное завозится из-за рубежа. Однако, если экспортируется преимущественно материально- и энергосырьевая продукция низкого уровня переработки, то импорт, наоборот, состоит из высокотехнологичной продукции углубленной переработки и товаров конечного потребления. Это обусловило неуклонное снижение коэффициента покрытия импорта экспортом в Украине с 1,126 в 2004 г. до 0,8 в 2008 г. Возрастающий при этом дефицит торгового баланса удавалось профинансировать за счет внешних источников, в результате чего валовый внешний долг Украины, выраженный как процент к экспорту товаров и услуг, увеличился с 74,2% в 2004 г. до 120,6% в 2008 г.

10. Последствия кризиса сказались почти на всех видах промышленной деятельности, но в разной степени: меньше всего потеряла пищевая промышленность, где падение производства за 8 месяцев 2009 г. составило 6,8%. Наибольшие потери понесло машиностроение (-52,2%), металлургическое производство (-39,0%), производство другой неметаллической продукции (-44,7%), химическая и нефтехимическая промышленность (-31,9%). Падение объемов производства промышленности повлияло на результаты работы предприятий транспорта, которые в январе—августе 2009 г. перевезли грузов на 30% меньше, чем за соответствующий период предыдущего года. Дефицит ликвидности привел к снижению объемов строительных работ во всех регионах и по всем основным видам строительной деятельности, которое в январе—августе 2009 г. в целом составило 53,6% к объемам соответствующего периода предыдущего года.

11. Зафиксированное в январе текущего года превышение стоимостных объемов экспорта товаров в Украине над импортом стало переломным моментом в устойчивой тенденции растущего дефицита торгового баланса, которая формировалась начиная с августа 2005 г. и по состоянию на 2008 г. уже достигла 7,2% ВВП. По состоянию на июль 2009 г. оценки НБУ свидетельствуют о формировании дефицита текущего счета (355 млн. долл. США) в первую очередь за счет увеличения дефицита торгового баланса на 550 млн. долл. США по сравнению с 167 млн. долл. США отрицательного сальдо в июне.

12. Высокая зависимость от изменения конъюнктуры на внешних рынках в условиях неразвитого внутреннего рынка является основным риском для развития украинской металлургии. По итогам 2008 г. доля внутреннего рынка в структуре размещения украинского проката составляла около 20%. В первой половине 2009 г. эта доля уменьшилась до 15%, тогда как доля экспорта в реализации украинского проката возросла до 85%.

13. Основным направлением поддержки сектора стали в Украине является создание и развитие внутреннего рынка сбыта путем финансирования государственных инфраструктурных и промышленных программ, в том числе:

— программ подготовки к Евро-2012 (задекларированный объем инвестиций — 25 млрд. долл. США, ожидаемое потребление стали — до 9 млн. т на протяжении 2009—2011 гг.);

— восстановление и модернизация основных фондов в транспортной отрасли, прежде всего обновление железнодорожного подвижного состава (строительство 5 тыс. шт. полувагонов, ожидаемое потребление стали — 250 тыс. т);

— обновление и развитие объектов коммунального хозяйства (ожидаемое потребление стали — до 1 млн. т ежегодно).

14. По расчетам, 1 млрд. грн. инвестиций в основные фонды предполагает потребление до
25 тыс. т проката. Для потребления 10—11 млн. т проката и поддержки металлофонда на текущем уровне инвестиции инфраструктурных проектов должны составить 400 млрд. грн.

15. В 2000—2008 гг. наблюдался рост производства машиностроительной продукции в среднем на 18,4% ежегодно. Ввод в эксплуатацию основных фондов в машиностроении рос в среднем на 37,5% и увеличился с 445 млн. грн. в 1999 г. до 3385 млн. грн. в 2007 г. Прямые иностранные инвестиции в машиностроение составили к началу 2007 г. 966 млн.
долл. США; 2008 г. — 1013 млн.
долл. США и 2009 г. — 1090 млн. долл. США. В 2007—2009 гг. удельный вес машиностроения в общем объеме иностранных инвестиций уменьшился с 3,6 до 3,1%.

В 2007 и 2008 гг. наблюдался рост объемов реализации отечественной машиностроительной продукции. Но вследствие кризиса объемы реализации товарной продукции машиностроения за январь—июль 2009 г. в действующих ценах составили 36,1 млрд. грн., что на 51,5% меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Тем не менее, рентабельность операционной деятельности машиностроительных предприятий за январь—июнь 2009 г. составила 5,2%, что лучше, чем в среднем по промышленности (1,7%).

Если в докризисные годы экспорт по основным группам машиностроительной продукции стабильно увеличивался (на 52,7% в 2007 г. и на 28,5% в 2008 г.), то за январь—июль 2009 г. он уменьшился на 45,4%.

16. Два главных фактора обуславливают инфляционный рост себестоимости сельскохозяйственной продукции. Первый — рост цен на средства аграрного производства, увеличившиеся в текущем столетии в три раза, в том числе цен на нефтепродукты и аграрную химию — более чем в четыре раза. Действие этой тенденции ощущается и в текущем году: в первом полугодии 2009 г. лидерами инфляционной гонки в сфере промышленного производства остаются нефтепродукты (20,4% роста цены) и продукты аграрной химии (23,7%).

Второй фактор инфляционного повышения себестоимости — чрезвычайно высокие темпы роста оплаты труда. К сожалению, большая часть этого роста идет на компенсацию роста потребительских цен. В 2007 г. прирост реальной заработной платы составил всего 42% от ее номинального прироста. В 2008 г. эта доля снизилась до 19%, а в 2009 г. темпы инфляции опередили темпы роста заработных плат и доходов, что привело к падению реальных доходов. Хотя удельный вес оплаты труда в современных расходах сельскохозяйственных предприятий не превышает 15%, высокие темпы ее роста — ощутимый фактор инфляции расходов.

17. Трансформационный кризис последнего десятилетия прошлого века почти полностью остановил инвестиционный процесс в сельском хозяйстве. Объемы инвестиций в основной капитал отрасли в 2000 г. составили всего 4,2% от уровня 1990 г. С 2001 г. аграрные инвестиции имели положительные темпы роста и за 8 лет увеличились почти в 8 (7,85) раз. Самым успешным был 2008 г., когда годовой рост этого показателя достиг 43,2% при сокращении инвестиций в целом в национальной экономике на 2,6%. Но в первом полугодии 2009 г. произошло значительное падение объемов инвестиций в основной капитал как в целом по народному хозяйству (56,7% от уровня 2008 г.), так и в аграрном секторе (54,3%).

Чуть лучше ситуация в сфере иностранного инвестирования. В 2008 г. прямые иностранные инвестиции выросли в сельском хозяйстве на 45%, в пищевой промышленности — на 5,8%. В первой половине 2009 г. пищевая промышленность сохранила свою инвестиционную привлекательность: прямые иностранные инвестиции здесь увеличились на 6,3%.

18. Оценивая финансовую ситуацию текущего года, нужно констатировать ее кризисное ухудшение. За 7 месяцев 2009 г. цены на материально-технические ресурсы, потребляемые сельским хозяйством, не росли (98,5% к уровню соответствующего периода 2008 г.), но цены на продукцию сельского хозяйства снизились на 15%, что обусловило падение рентабельности.

Остается сложной и ситуация в кредитной сфере: в январе—августе 2009 г. объем привлеченных аграрными предприятиями кредитов составил 30% от показателя аналогичного периода прошлого года. Значительно сократились инвестиции в основной капитал отрасли. Но, если сравнивать положение дел не с прошлым годом, а с общей рецессивной тенденцией в национальной экономике, то с большой вероятностью можно прогнозировать, что в 2009 г. показатели объемов производства и рентабельности в сельском хозяйстве будут не ниже, чем в других базовых отраслях, а аграрный сектор снова выступит в роли кризисного стабилизатора.

19. В связи с негативными тенденциями технического состояния водопроводных сетей повысился уровень потерь и неучтенного расхода воды, который в среднем по Украине составил 38,5%. Критического уровня достигли показатели в г.Севастополе, Закарпатской, Черновицкой, Житомирской, Харьковской, Ивано-Франковской, Одесской, Луганской, Львовской областях и АРК, где потери и неучтенный расход воды составляют 51—87%.

20. Энергоемкость ВВП в Украине составляет 0,76 кг у.т./грн., или, по данным Международного энергетического агентства, 0,5 кг н.э./долл. США (ПКС), что в 2,6 раза превышает средний уровень энергоемкости ВВП развитых стран мира. При среднем значении этого показателя в мире 0,21 кг н.э./долл. США, его величина в Дании равна 0,13 кг н.э./долл. США, Великобритании — 0,14 кг н.э./долл. США, ФРГ, Японии, Франции — 0,16 кг н.э./долл. США, Соединенных Штатах Америки — 0,22 кг н.э./долл. США, России — 0,49 кг н.э./долл. США.

Энергоемкость производства в Украине возросла не столько из-за физической устарелости основных фондов, сколько вследствие уменьшения объемов производства продукции, в себестоимости которой увеличилась доля условно-постоянных затрат. По мере роста производства энергоемкость продукции соответственно будет снижаться.

21. Сокращение на протяжении 1992—2003 гг. реального объема финансирования научных исследований по сравнению с 1991 г. в 1,8 раза, а по сравнению с 1990 г. — в 2,2 раза и неуправляемые структурные институциональные изменения привели к значительному ухудшению результативности научно-технологической сферы, к потере качественного ядра ее потенциала.

По данным статистических наблюдений, в последние годы сформировалась негативная тенденция к сокращению реальных объемов финансирования научно-технологической сферы, хотя номинально происходит их увеличение. В частности, в 2007—2008 гг. общий объем финансирования научных и научно-технических работ в действующих ценах по сравнению с предыдущими периодами вырос на 19 и 30% соответственно. Аналогичная динамика фиксировалась и в предыдущие годы. Но официальная статистика показывает объемы финансирования в текущих ценах, не отражающих влияние инфляционных процессов.

Поэтому в реальном измерении рассмотренная динамика оказывается иной, а именно: на протяжении предыдущих лет вместо роста произошло сокращение финансирования (например, 12,8% в 2006 г. и 2,1% в 2007 г.).

22. Экономические преобразования 1990-х гг., сопровождавшиеся резким падением уровня производства и платежеспособности на фоне высоких темпов инфляции, отличались неуклонным снижением инновационной активности промышленных предприятий, которое сегодня приобрело необратимый характер. Так, если в конце 1980-х гг. удельный вес предприятий, разрабатывавших и внедрявших новую продукцию, производственные процессы или совершенствовавших их, в промышленности бывшего СССР составлял 60—70%, то в первой половине 1990-х годов этот показатель снизился более чем втрое. В 1992—1995 гг. удельный вес инновационно-активных предприятий находился в пределах 20—26%.

В последние годы эта проблема только обострилась: если в 1997 г.
удельный вес предприятий, внедрявших инновации, в общем количестве промышленных предприятий составлял 17%, в 2000 г. — 18,0%, то в 2004 г. — 13,7%, в 2005 г. — 11,9%, в 2006 г. — всего 11,2%, в 2007 г. — 14,2%. По предварительным данным Госкомстата, в 2008 г. эта цифра составила 13%.

Особенно впечатляет показатель удельного веса предприятий, внедрявших инновации в 2005 г., — рекордно низкий, 8,2%, что ниже порогового значения (25%) и намного ниже аналогичного показателя развитых стран (70—80%).

Для сравнения отметим, что среди стран Европейского Союза минимальные показатели инновационной активности у Португалии — 26% и Греции — 29%, но и они в два раза выше, чем в Украине. А по сравнению со странами-лидерами, такими, как Нидерланды (62%), Австрия (67%), Германия (69%), Дания (71%) и Ирландия (74%), разрыв составляет три-четыре раза.

23. Структурная динамика промышленности Украины по технологическим укладам с 2003-го по 2008 г. почти не претерпела никаких изменений, пятый технологический уклад занимает около 3%; третий снизился с 51 до 46%, четвертый — около 50%, что свидетельствует об отсутствии результативной структурной политики государства. О шестом технологическом укладе производства, который в развитых странах из лабораторий уже выходит на промышленное освоение, в Украине только говорят.

24. Статистический анализ свидетельствует об усилении тенденции приобретения технологий в 2006—2007 гг. и замедлении этого процесса в 2008 г. Ситуация с передачей новых технологий — катастрофическая! По данным официальной статистики, общее количество приобретенных новых технологий в Украине за период с 2000-го по 2007 г. составило 5633. При этом на результаты собственных исследований и разработок за последние семь лет приходится в среднем 13,6% (764 технологии) от общего количества полученных технологий. Этот показатель — крайне низкий для страны, декларирующей инновационно-инвестиционный путь развития и переход к пятому и шестому технологическим укладам при условии создания соответствующей инфраструктуры национальной инновационной системы.

Получение лицензий составило 5,6% (314), что свидетельствует о крайне низком уровне понимания важности защиты собственных изобретений. Лизинг технологий равен 0,3% (16) к 2006 г., то есть этот инструмент практически не используется. Договора на приобретение технологий составили 15,2% (859 единиц) к 2007 г., на приобретение оборудования 44,5% (2504) к 2007 г., всего — свыше 59,8% общего объема полученных технологий, что свидетельствует об определенной зависимости Украины от импорта технологий.

25. В Украине совокупный удельный вес видов деятельности, относящихся к высокотехнологичным и среднетехнологичным высокого уровня развития, составляет менее 13%. Вложение менее чем 5% от инвестиционных ресурсов экономики не отвечает не только их роли в экономике, но и потребностям простого воспроизводства производственного потенциала. Создаются условия, ведущие к сворачиванию этих видов деятельности.

Наблюдается очень низкая доля продукции отраслей, относящихся к высоким технологиям, — всего 4,6%. В украинском экспорте доминируют отрасли средних низких технологий — 56,1%. Это значит, что страна ориентируется на производство традиционной индустриальной продукции, которая реализуется на конкурентных насыщенных рынках.

26. Проведенный системный анализ тенденций и факторов развития дает основания для следующего вывода: Украина сейчас не в состоянии обеспечить ускоренное развитие технологий и высокотехнологичных отраслей, поскольку параметры ее инновационно-технологического развития уже давно находятся вне предельных интервалов. К сожалению, на протяжении всего периода существования Украины как самостоятельного государства наблюдается неэквивалентный внешнеэкономический обмен, зависимость от многих внешних факторов, выполнение функции поставщика природного сырья и рабочей силы для ТНК и развитых стран, сконцентрировавших глобальный интеллектуальный потенциал.

В Украине по-прежнему стратегические действия и «правильные приоритеты» существуют только на бумаге, а на практике — тушение пожара, поскольку до сих пор не создан запас прочности экономики в форме арсенала технологий, как прорывных — для закрепления на внешних рынках, так и технологий массового потребления — для развития внутреннего рынка. А неумение воспользоваться мощным отечественным научно-технологическим потенциалом свидетельствует о нехватке организационного ресурса и, соответственно, организационных инноваций. По нашему мнению, именно последнее утверждение дает основания говорить о потерянных возможностях, пренебрежение которыми не только стало причиной сложного «варианта кризиса», но и увеличило разрыв с ведущими странами мира.

27. Кризис формирования капитала, который украинская экономика пережила в течение 1991—1996 гг. и следствием которого стало сокращение объема валового накопления основного капитала в 6,8 раза, так и не удалось преодолеть в последующие 1997—2008 гг. В 2008 г. объемы валового накопления основного капитала составили всего 44,7% от его объема за 1990 г.

Доля привлеченных и заимствованных средств, в том числе кредитов банков, средств иностранных инвесторов и инвестиционных фондов, в общих объемах капиталовложений составила 23%. Доля средств иностранных инвесторов колебалась в диапазоне от 5,9% (2000 г.) до 3,3% (2008 г.) от всех капиталовложений. По сравнению с 2007 г. доля капиталовложений, освоенных за счет средств иностранных инвесторов, уменьшилась на 0,2 п.п. — до 3,3%.

Инвестиции в основной капитал за счет средств сводного бюджета Украины хоть и возросли с 1,5% ВВП в 1999 г. до 2,3—2,5% ВВП за 2007—2008 гг., однако остаются по сравнению с другими странами достаточно низкими. Их уровень — один из самых низких среди бывших социалистических стран Европы, где на протяжении последних лет наблюдается значительный рост инвестиций в основной капитал (прежде всего в создание современной инфраструктуры) до 4% ВВП и выше.

28. На протяжении 2001— 2008 гг. произошла переориентация инвестиционных потоков из сферы промышленного производства в сферу финансовых услуг и услуг, связанных с операциями с недвижимым имуществом. Знаковым является тот факт, что на современном этапе структурный показатель вложения капитала в финансовую деятельность фактически равен аналогу по отрасли перерабатывающей промышленности по итогам 2001 г.

Серьезную негативную динамику приобрела доля инвестирования инфраструктурной отрасли экономики. Так, участие иностранного инвестора в сфере деятельности транспорта и связи сократилось до почти вдвое меньшего уровня, чем в начале исследуемого периода (1999 г.).

Несмотря на положительную на протяжении 2000—2008 гг. динамику объема инвестиций в основной капитал и расходов на технологические инновации, в 2007 г. произошло увеличение уровня износа основных средств в промышленности (1999 г. — 49,6%, 2007 г. — 59,3%).

29. За последнее десятилетие в Украине произошло значительное увеличение расходов расширенного правительства (бюджетной системы страны, Пенсионного фонда и фондов общего социального страхования). Если в 1999 г. их объем составлял 35,9% ВВП, то в 2008 г. — 46,1%, то есть расходы государства выросли на 10,2% ВВП.

Значительная часть этого роста (6,5% ВВП) приходится на расходы Пенсионного фонда, увеличившиеся с 9,3% ВВП в 1999 г. до 15,8% ВВП в 2008 г. К тому же повышение пенсионных выплат требовало увеличения доли государственного бюджета в их финансировании. Если в 1999 г. соответствующая доля госбюджета составляла около 6%, то с 2005 г. от 25 до 45% расходов Пенсионного фонда финансируется не за счет страховых взносов работодателей и наемных работников, а за счет средств государственного бюджета.

30. В бюджетных расходах, кроме социальных, значительно увеличились расходы на государственное управление — с 1,1% ВВП в 1999 г. до 2,6% ВВП в 2008 г., а также расходы на общественный порядок, безопасность и судебную власть — с 1,4 до 2,9% ВВП.

Рост расходов на государственное управление, общественный порядок и судебную власть был связан как с опережающей динамикой заработной платы государственных служащих, так и со значительным увеличением их количества. Если общее число занятых в экономике страны в 2008 г. по сравнению с 1999 г. уменьшилось на 3,9%, то количество государственных служащих и должностных лиц местного самоуправления выросло на 55,3%.

31. Вследствие долгосрочного наращивания социальных расходов их доля в сводном бюджете в 2005—2008 гг. увеличилась до 22—28% по сравнению с 12—15% в 1999—2001 гг.

При этом доля бюджетных расходов на формирование человеческого капитала либо росла за счет платы потребителей соответствующих услуг (в частности, на образование), либо почти не менялась (расходы на здравоохранение).

В текущем году почти каждая пятая гривня расходов государственного бюджета Украины направлялась на обеспечение пенсионных выплат. Эти расходы государственного бюджета за 6 месяцев 2009 г. составили почти 6% ВВП.

32. Рост государственной задолженности в условиях низкого уровня инвестиционных расходов бюджета 2010 г. будет означать, что в будущем еще больше государственных средств будет направлено на обслуживание государственного долга, а не на выполнение общественно значимых функций государства, на реализацию инновационной модели развития национальной экономики.

Как и в текущем году, в 2010 г. около 20% расходов государственного бюджета будут предназначены для обеспечения пенсионных выплат.

В условиях, когда Украина уже столкнулась со значительным ростом расходов на пенсионное обеспечение населения, важнейшей составляющей политики оздоровления государственных финансов должно стать решение вопросов пенсионной реформы, в частности увеличение пенсионного возраста и упорядочение различных форм пенсионных выплат.

33. Если в конце 1999 г. государственный долг составлял 61% ВВП, в конце 2000 г. — 45,3% ВВП, 2003 г. — 29% ВВП, то в 2006 г. — уже 15% ВВП, а в конце 2007 г. — 12,4% ВВП. В абсолютных цифрах на протяжении 1999—2006 гг. государственный долг оставался почти стабильным: на уровне 75—85 млрд. грн., в 2007 г. увеличился до 88 млрд. грн., а по состоянию на конец 2008 г. достиг 189,4 млрд. грн. На конец июля 2009 г. общая сумма государственного долга Украины уже составила 256 млрд. грн.

Сумма государственного долга Украины за IV кв. 2008 г. — I полугодие 2009 г. увеличилась на 1,6 млрд. долл. США, или на 135,8 млрд. грн.

В относительных величинах государственный долг Украины увеличился с 12,4% ВВП в конце 2007 г. до 20% ВВП в конце 2008 г. и до 27% ВВП по состоянию на 31.07.2009 г. По итогам 2009 г. сумма государственного долга Украины может возрасти до 38—40% ВВП.

34. Расходы бюджета на погашение и обслуживание государственного долга Украины значительно увеличатся в 2012—2013 гг. Только по кредитам МВФ в этот период необходимо будет выплачивать суммы, эквивалентные 12—25% валовых международных резервов Украины.

35. По оценкам Всемирного банка, Украина имеет самый большой неформальный сектор, достигающий примерно 50% официального ВВП (июль 2007 г.), что значительно усложняет «диагностирование» экономики. По расчетам западных специалистов, критическим для страны является ежегодный оборот в сфере теневого сектора на уровне 15—35% ВВП. Если оборот теневого бизнеса превышает 30% ВВП, а количество работающих на него — 40% занятых, экономика теряет управляемость.

36. Уровень теневой экономики в Украине в 2008 г., по оценкам Министерства экономики Украины, составлял 31,1% и по сравнению с предыдущим годом увеличился на 2,3 п.п., и впервые за последние годы вышел за пределы порогового значения (не более 30% от ВВП), став показателем, находящимся в опасной зоне среди показателей, характеризующих состояние макроэкономической безопасности в государстве. Кроме того, это максимальный показатель с 2001 г.

В I полугодии 2009 г. по сравнению с соответствующим периодом прошлого года тенизация украинской экономики выросла на 8 п.п. и составила 39% (по предварительным данным Минэкономики Украины). Активизация теневой экономики в Украине является следствием реакции бизнеса на финансово-экономический кризис, неэффективную налоговую политику и бюджетную поддержку реального сектора экономики.

Очередные президентские и, возможно, досрочные парламентские выборы требуют колоссальных финансовых ресурсов, которые не покрываются выделенными средствами из государственного бюджета, а потому избирательный (политический) фактор значительно усилит тенизацию экономики. Учитывая серьезный фактор влияния на теневой сектор повышения уровня денег вне банков в Украине, в текущем году следует ожидать роста «тени».

37. Весомым аргументом роста теневого сектора экономики является колоссальный ресурс кредитов по рефинансированию, предоставленных Национальным банком Украины (НБУ) коммерческим банкам (111 млрд. грн. за сентябрь—декабрь 2008 г.).

Значительную часть полученного в НБУ рефинансирования коммерческие банки потратили на покупку иностранной валюты на межбанковском валютном рынке. Другая часть рефинансирования была выведена из банков через кредиты, в том числе не обеспеченные реальными залогами. Самый известный случай — 380 млн. грн., которые банк «Надра» выдал под ничем не обеспеченные кредиты двум предприятиям. Через три месяца фирмы были ликвидированы как банкроты, а их долги перед учреждением — списаны.

38. Поскольку тенизация экономики Украины в условиях финансово-экономического кризиса приобрела тотальный характер, и отдельными экспертами, и исследователями ее объем оценивается в пределах до 60% ВВП, она представляет на современном этапе реальную угрозу национальной безопасности государства.

В новых условиях, складывающихся в Украине, многие виды теневой деятельности или совсем утратили свою актуальность (цеховики, спекуляция, приписки), или их доля в общем теневом обороте сократилась (мелкие хищения, нарушения в торговле). Вместе с тем из существовавших ранее видов теневой экономической деятельности значительно возросли такие явления, как коррупция государственных служащих и криминальный промысел.

Можно констатировать фактическое завершение процесса реструктуризации теневой экономической деятельности в масштабах государства. Эта деятельность стала составляющей его экономики. Она обслуживает экономические и политические интересы определенных влиятельных структур и деловых кругов.

39. По мнению независимых экспертов, самыми распространенными видами теневой деятельности являются: оптимизация налогов, проституция, торговля наркотиками, труд нелегальных мигрантов, азартные игры. К распространенным видам теневой деятельности относятся также незаконный возврат налога на добавленную стоимость, зарплаты «в конвертах». Большинство экспертов считают, что 25—50% оборота частных предприятий не отражены в документах бухгалтерского учета (теневой оборот). Уровень ухода в тень зависит от того, что это за предприятие, «кто за ним стоит» и т.д. В большинстве малых предприятий «тень» может достигать 80—90%.

40. Теневой оборот наиболее характерен для следующих сфер деятельности: торговля (80%), строительство (66%), недвижимость (60%), игорный бизнес (53%), общественное питание (53%), средства массовой информации (53%), транспорт и перевозки (46%). В торговле подакцизными товарами значительную долю составляют неучтенные объемы табачных, ликероводочных и других изделий.

Достаточно высок уровень коррумпированности в сферах, осуществляющих поставки энергоносителей, землеотвод под строительство, операции с коммерческой недвижимостью (аренду) и приватизацию государственного имущества. Тут существует значительный разрыв между рыночными и «отпускными» ценами на «продукцию» и, соответственно, возможность получения сверхприбылей, что является источником взяточничества и «откатов», с которыми больше всего фирм работают в строительстве (91%), торговле (75%), сфере недвижимости (75%), сельском хозяйстве (58%), энергетике (58%).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно