Дилемма драконова яйца

30 марта, 2012, 14:59 Распечатать Выпуск №12, 30 марта-6 апреля

Назвать корректную цифру утраченных из-за моратория и коррупции площадей виноградников в Крыму не сможет никто.

© lm.fotoblog.by

В конце прошлого года на наших экранах появился ролик с Жераром Депардье It makes sense — реклама одного из европейских банков. На фоне специально привезенных из Франции винных бочек легенда кино радовался, что ресторан у него в Париже, виноградники — в Крыму, а его банк — и тут, и там, в общем, «это имеет смысл».

Как ни печально, но все это талантливо снятое в шести локациях в Киеве могло бы быть правдой: Депардье действительно очень хотел купить виноградники на крымском Южнобережье. И с президентом Виктором Ющенко и первой леди Екатериной не один день содержательно провел, и в горы крымские пешком ходил, и в подвалах знаменитых вина дегустировал, но ему предложили только аренду — у нас же мораторий на продажу сельхозземли!

Дело тут, как понимаете, не в самом Депардье, которому отказали. (Хотя виноделие — очень персонифицированная штука, и роль в его истории сильных и знаменитых более чем значима). Но даже передвигаясь со скоростью президентского кортежа, актер и винодел тогда не мог не заметить, что на самом деле происходит на строго оберегаемых мораторием крымских землях, чтобы не сказать другую фразу: а какой в этом смысл?! В моратории то есть.

Дело было в 2005-м, волна строительного бума на ЮБК тогда как раз поднималась на свой сумасшедший гребень, чтобы в последующие годы упасть, смывая сады, виноградники и лавандовые поля. Одна история с «крепостными Пригодского» чего стоила! Иски, поданные тогда прокуратурой Крыма о незаконности выведения из сельхозоборота земель совхозов-заводов, пройдя по несколько полных кругов нашей системы правосудия, в последние годы таки возвращают уже сотни ценных гектаров. Ну, кроме наделов «смотрящих» за Крымом, страной и их заказчиков, конечно. Где проходит тонкая грань этого «що попові можна…», теперь точно знает экс-спикер Крыма Анатолий Гриценко. Он безнаказанно исполнял все незаконные прихоти партийных помещиков (те же уведенные коричневые грунты «Магарача» под «дачу Януковича» и ее берегоукрепление, но как только стал не нужен, отсидел год в СИЗО и получил на прошлой неделе два года условно за, как выяснилось, просроченную халатность при распоряжении поросшими бурьянами землями совхоза Минобороны, на которых фирма его жены собиралась сеять…

Назвать корректную цифру утраченных из-за моратория и коррупции площадей виноградников в Крыму не сможет никто. По целому ряду причин. Начиная с того, что виноградарско-винодельческие госпредприятия госакты («старые») имеют, но земли в натуру не вынесены и сюрпризы с началом приватизации будут еще те. И заканчивая тем, что, говоря о потерях, учили меня виноградари, нужно учитывать и то, в каком состоянии ныне почвы и сами виноградники, с которыми обходились хуже, чем с брошенными детьми. Кроме того, старые плантации давно надо было раскорчевывать и заложить новые, время упущено, а рынок на месте не стоит…

Гораздо более осязаем конечный продукт — вино и то, что им в нашей стране, в отличие от других, более культурных, называется. Причем смотреть в этом плане надо не только на Запад, но уже и на Восток — по ту сторону Керченского пролива. С 1 июля там вступит в силу региональный закон «О виноградарстве и производстве продуктов переработки винограда Краснодарского края», по которому вином имеет право именоваться только натуральная продукция с содержанием спирта 8,5—16,5%. То есть невиноградная «крепленка» у них — уже не вино. То же требование и к понятию «виноматериал» (без этилового спирта), и никаких делений вин на специальные и натуральные, а государственная поддержка — только «натуралам» отрасли. Тут многие поспорят и скажут о традиции крепить вина этиловым спиртом, ссылаясь на авторитет того же князя Голицына и отсутствие в стране необходимого количества виноградных спиртов. А что, в России традиция другая? Или не со схожего старта начинали, чтобы в конце-концов прийти к норме, которая напрочь избавит рынок вина от «бормотухи».

Посмотрим, какие сезонные новости у нашего правительства. Министр аграрной политики и продовольствия Украины Николай Присяжнюк недавно сообщил, что государство эффективно инвестирует в виноделие и виноградарство, благодаря чему отрасль виноделия развивается, растет объем потребления вина и уменьшается потребление крепких напитков. «В стране растет и культивируется культура потребления вина…» — цитирует Н. Присяжнюка издание «Акциз».

Утверждение министра не может не радовать: высокая культура пития в идеале может значительно влиять на рынок, здоровье нации и общества. Но радость преждевременна. «Интерфакс» сообщает со ссылкой на Минфин Украины, что в прошлом году украинцы «сократили потребление легального алкоголя» на 17,8%. При этом отмечается, что население сократило потребление вина почти вдвое — до 3,2 млн. дал (в пересчете на стопроцентный спирт), а ликеро-водочных изделий — на 24,4%, до 12,1 млн. дал. Минфин также приводит информацию Института экономики и прогнозирования, согласно которой «уровень теневого оборота водочных изделий в 2011 году составил 40%».

К сожалению, ни Минфин, ни МинАПП не сообщают нам об объемах теневого оборота вина. Может быть, министр знает и, исходя из этого, подсчитал рост потребления вина? Добросовестные виноделы, страдающие от недобросовестной конкуренции с фальсификаторами, говорят: теневой оборот вина не меньше, а то и больше, нежели водочный. А объемы «серого фальсификата» — производства по лицензионным соглашениям вин под ТМ брендовых производителей — просто катастрофические. Судите сами.

По словам инженера-технолога Торгового дома «Массандра» Бориса Шлейгера, на головном заводе разливается около 5 млн. бутылок в год. Но это — только половина всего, что на самом деле производится в концерне. ГК «Массандра», как известно, объединяет девять госпредприятий, производящих виноматериалы, и собственно головной завод с голицинскими подвалами и знаменитой коллекцией. Но пять госпредприятий концерна имеют свои линии розлива, а некоторые имели и свои торговые марки. Но они проданы! И теперь мы читаем на сайте одной из «многопрофильных компаний», что, помимо освоения и застройки территорий, а также производства бетонных смесей, ООО занимается также производством вин ТМ «Ливадия».

А под какой маркой теперь разливает само госпредприятие? А оно, как и ГП в Алуште, Морском, Судаке, разливает под ТМ «Массандра». Ну и что, скажете вы, это же одно объединение, какая разница?! Вообще-то, чтобы было по правде, надо медали «Массандры» с этикетки такой бутылки снять, адрес производителя крупно, чтобы без лупы видно было, написать и, что немаловажно для покупателя, цену опустить в 1,5—2 раза. Последнее, пожалуй, должно убедить людей, никогда не слышавших слова терруар, но покупавших в крымских магазинах нечто крепленое с надписью «Массандра» по цене за 40 грн.

«Каждый совхоз имеет свои нюансы. Но я ни в коем случае не говорю, что это плохие вина, — успокаивает технолог Шлейгер. — Просто это вина, приготовленные, может быть, с меньшими требованиями и для более широкого круга покупателей».

Оно-то так, но, заботясь о доверии клиента, на «Массандре» все же советуют ходить в магазины за их марочным вином… с синим фонариком: при подсветке колпачка на горлышке правильной бутылки название ТМ засветится.

В случае с обилием производства по лицензионным договорам, мы, конечно же, имеем дело не с махровым фальсификатом, а с информационным и качественным, но это тоже классический обман потребителя. Причем узаконенный. А если принять во внимание, что лицензионные соглашения не просто приветствуются на правительственном уровне — их требуют, то нужно ставить вопрос и о персональной выгоде и ответственности тех, кто эту систему обмана поддерживает. Прекрасно зная, что производство вина этой «серой сборки» в таких объемах — это прямой путь к уничтожению оригинала.

«Если брать, к примеру, вина «Массандры», нашего национального достояния, как я считаю, то производство вина по лицензионным соглашениям, несомненно, убивает ценность самой ТМ, надолго подрывает доверие потребителя, причем далеко за пределами Украины, — говорит директор Ассоциации виноградарей и виноделов Украины Сергей Михайлечко, юрист с большим опытом защиты прав производителей вина. — Ведь бутылка вина «Массандры» — это брендовый сувенир, который везет с собой почти каждый турист из Крыма. Вот он много слышал об этом вине, о том, что оно продается на мировых аукционах, и купил он его не за дешево. И что он будет говорить, попробовав ненастоящую «Массандру»?!»

Проблема проста, как и ее решение: в бутылке должно быть то, что написано на этикетке, и наоборот. Точка? Нет, запятая. На этикетке еще должно быть честно написано происхождение виноматериала и спирта. Потому что статистика показывает печальную тенденцию: производство виноматериалов падает, а на производство вина, допустим, крымского, это как-то не влияет, а у некоторых производителей — бурно растет. Разгадка всем известна: импортный виноматериал, как правило, более дешевый, хотя вполне качественный, делает погоду на рынке. Ассоциация виноградарей и виноделов предоставила ZN.UA свои данные по импорту и экспорту виноматериалов за два последних года, которые этот вывод подтверждают. «В таблице нет Болгарии, мы еще не получили окончательные данные, но тренд это не изменит — значительный рост импорта виноматериалов налицо, — говорит Сергей Михайлечко. — Многократный рост импорта из Македонии объясняется просто: по межправительственному соглашению этот импорт практически беспошлинный. Такой поддержки, к сожалению, наши производители не имеют… В Македонии перепроизводство виноматериала… и его использует в основном крупный производитель из Одесского региона».

Игры с импортными материалами, лицензионными соглашениями, передачей прав на торговые марки зашли настолько далеко, что впору выпускать путеводители для потребителя по отдельным ТМ. К примеру, как мы уже писали, НИВиВ «Магарач», продав через агрофирму свою марку инвесторам, зарегистрировал новую и будет разливать вина в с.Вилино Бахчисарайского района. В том же районе, только в с.Долинном, как выяснилось, разливает вина «Магарач» владелец «старой» ТМ — эстонская компания Magarach OÜ. Коньяк под ТМ «Магарач» производится в селе под Алуштой фирмой «МАГЛИВ», учредителями которой являются новый директор института «Магарач» А.Зотов и коньячная фабрика «Молдавский стандарт». Поэтому вопрос о том, из какого спирта, — уже риторический, а разговоры министра о защите отечественной марки и прав потребителя — неуместны. Для широты кругозора потребителя также сообщим, что коньяк «Коктебель» теперь разливают в Одессе, а вина этой ТМ — в Бахчисарае.

Бахчисарайский район, похоже, скоро станет столицей крымского виноделия. По словам Ильми Умерова, главы Бахчисарайской РГА, самые крупные инвестиции в районе — именно в отрасль виноградарства и виноделия. В селе Угловом на базе совхоза «Черноморец» группа компаний «Инкерман Интернешнл» оборудует новый завод, объем инвестиций в который заявлен на уровне 40 млн. евро, а производства — 3,2 млн. дал вина в год (свято верю, что из крымского виноматериала).

В одном из российских обзоров рынка вина автор-эксперт сетует: нам бы в отрасль хоть парочку олигархов-патриотов, которые станут фанатами дела… А ведь они есть — российские олигархи, влюбленные в виноград и вино. Причем у нас в Крыму. Поиск конечного бенефициара ООО «Инвест-плюс» привел к интересному открытию — связи с «Национальной резервной корпорацией» российского олигарха Александра Лебедева, имеющего в Крыму и других регионах Украины и другие активы. Компания уже зарегистрировала ТМ своего будущего вина с привязкой к местности — «Альминская долина». О виноградниках на паре сотен гектаров и образцовом заводе другого российского олигарха — Вагипа Алекперова — мы уже упоминали.

Из отечественных публичных лиц, создающих новые виноградники и делающих честное вино, на сегодня можно назвать только экс-министра топлива и энергетики Украины Ивана Плачкова, владельца ТМ «Колонист», вина которого уже можно встретить и в Париже, и в Лондоне. В одесской Бессарабии всего на 20 га он создал современное хозяйство и льет вино, качеству которого дивятся европейцы-дипломаты, специально приезжающие для дегустации элитных вин.

Ученый-виноградарь Тагир Рамазанов также рассказывает об образцовом хозяйстве бывшего директора одного из винзаводов, производящего очень качественные вина. «За такими небольшими, но грамотно организованными и высокотехнологичными хозяйствами — будущее крымского виноделия. В России уже давно пошли по этому пути. Посмотрите на Кубань, там хозяйства по 50, 100, до 200 га виноградников уже вышли в лидеры и получают золотые медали на международных конкурсах, — говорит Т.Рамазанов. — Скорейшая приватизация госпредприятий, которые просто «доятся» чиновниками, отмена моратория на землю сельхозназначения — и рынок свободных собственников все отладит».

Конечно, всем известно: хорошее вино начинается с хорошего виноградника, а его лучше всего растить на собственной земле. И понятно, что пока нет легального рынка земли, в таком коррумпированном, как наше, государстве процветает нелегальный рынок земли и всего, что на ней растет и потом превращается в товар. Для Крыма же однозначно: именно теневой рынок земли, в том числе сельхозназначения, — главная пища для коррупции власти всех уровней и ветвей. И с какого конца надо бить это драконово яйцо — легализовать рынок или побороть коррупцию — неважно, одно неизбежно повлечет за собой второе. И не только: отсутствие свободного рынка сельхозземли сдерживает и приход в виноделие легального ответственного инвестора, и создание нормальной конкуренции, и принятие адекватного сегодняшнему дню законодательного регулирования отрасли. Одно исключение, говорят эксперты, и в этом сходятся: мораторий на земли и предприятия «Массандры» нужно держать как можно дольше — эталон иначе не сохранить.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно