Болезненные ассоциации

20 мая, 2011, 14:43 Распечатать Выпуск №18, 20 мая-27 мая

Прогнозы о второй волне мирового кризиса, все громче звучащие на Западе, заставляют и украинских экономистов задуматься о повторении экономических неурядиц в нашей стране. А задуматься есть над чем. За два года, прошедших после обвала гривни, Украина почти не изменилась — наша экономика так же зависит от экспорта металла и импорта энергоносителей, из-за ненадлежащего качества работы государственной машины объявленные реформы идут со значительными трудностями.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Прогнозы о второй волне мирового кризиса, все громче звучащие на Западе, заставляют и украинских экономистов задуматься о повторении экономических неурядиц в нашей стране.

А задуматься есть над чем. За два года, прошедших после обвала гривни, Украина почти не изменилась — наша экономика так же зависит от экспорта металла и импорта энергоносителей, из-за ненадлежащего качества работы государственной машины объявленные реформы идут со значительными трудностями. Финансовая система ослаблена огромными объемами проблемных кредитов, которые камнем висят на банковских балансах, сдерживая полноценное возобновление кредитования.

Поэтому любая серьезная нестабильность в мире может привести к еще более глубокому падению в экономике и новым девальвационным процессам на валютном рынке страны.

При этом финансовая система снова окажется на передовой: именно банковские учреждения первыми в стране испытают на себе панические настроения населения и ухудшение деловых ожиданий предпринимателей.

Осенью 2008 года банкиры проиграли прежде всего коммуникационную борьбу. Поскольку не смогли и не сумели донести важность своих потребностей до высокопоставленных чиновников во властных кабинетах, решения в которых принимались не в пользу финансовой системы.

Национальный банк упрямо не признавал патовую ситуацию на валютном рынке, народные депутаты медлили с принятием антикризисных законов, а правительство Тимошенко даже подстрекало вкладчиков забирать деньги из банков политических оппонентов.

Банковские же ассоциации, которые должны были отстаивать права своих подопечных, больше беспокоились о собственном паблисити. И занимались всем, кроме самого важного — построения эффективного диалога с властью. Аналогичные проблемы существуют сегодня и на фондовом рынке.

Повторение подобной ситуации не нужно никому. Поэтому сейчас финансисты все чаще говорят о необходимости консолидации усилий и создании новых механизмов диалога с властью.

Возможность и необходимость такой консолидации и даже создания новой ассоциации банковских учреждений, которая бы защищала интересы банков независимо от их размера, страны происхождения капитала и стратегии, широко обсуждались участниками финансового рынка в ходе круглого стола, организованного «Лигой финансового развития» при поддержке проекта USAID «Развитие финансового сектора» FINREP и ZN.UA.

Коммуникация проблемы

Вероятность второй волны кризиса эксперты начали активно обсуждать еще в начале этого года. Пессимисты прогнозировали непременный повторный обвал мировых рынков, усматривая риски в росте инфляции из-за гиперактивного насыщения мирового рынка новыми деньгами, в нерешенности вопроса бюджетных дефицитов в странах Европы, угрозе раздувания мыльных пузырей в китайской экономике, резком росте цен на продукты питания.

Воду на мельницу скептиков своими «апрельскими тезисами» подлил президент Всемирного банка Роберт Зеллик. И хотя руководитель ВБ говорил о кризисном дубле не как о факте, а в контексте существования предпосылок для него, общая тональность его выступления создала неплохой информационный фон для решения политиками разных стран своих тактических задач. Так, скажем, Бараку Обаме стало легче давить на Конгресс с требованием увеличить предельную сумму и так фантастического госдолга США, а Николай Азаров получил возможность лишний раз попытаться снять ответственность с правительства за резкое подорожание продовольственных товаров и горючего и списать все на неразбериху в глобальной экономике...

На информационную составляющую при обсуждении второй волны кризиса вообще обращают очень большое внимание. Поскольку мировой шок в 2008 году имел не только экономическую природу, но и сугубо коммуникационную — из-за распространения панических настроений среди инвесторов, а со временем и населения. Поэтому средства тушения пожара должны быть не столько экономического, сколько коммуникативного характера. А в Украине — коммуникативного прежде всего, ведь, несмотря на красноречивые спичи о реформах в Украине, ни одна из них не была доведена новой властью до позитивного с точки зрения общества результата.

Важность качественных коммуникаций с властями и обществом доказал недавний кризис, развертывание которого вызвало массовый отток средств населения из банковской системы. Напомним, первый толчок вкладчикам был дан не экономикой, а именно вербальным путем — через слухи о проблемах в Проминвестбанке. Тогда Нацбанк не смог остановить панику из-за отсутствия надлежащих коммуникаций.

А затем власти не удалось сформировать четкий план выхода из кризиса и реализовать его (как в финансовом секторе, так и в экономике в целом) именно по тем же причинам — из-за неготовности отечественных decision-makers продуктивно вести диалог между собой.

В банковском секторе это привело к тому, что в действительности рекапитализция банков стартовала уже после того, как реальная потребность в ней отпала. А сверхважный для возобновления кредитования закон о защите прав кредиторов и потребителей финансовых услуг, который был подготовлен более года назад, после длительных дискуссий и многочисленных редактирований так и не был принят. Зависла в воздухе проблема принятия новой редакции закона о валютном регулировании, досрочном снятии средств с депозитов и т.д.

Как показывает мировой опыт, способствовать решению таких вопросов должны саморегулируемые организации (СРО). С одной стороны, они создают механизмы для формулирования консолидированной позиции участников рынка по жизненно важным для него вопросам, с другой — выстраивают конструктивный диалог с общественностью, регулятором, законодателями. То есть делают то, что не делалось в Украине в течение последних лет.

Банкиров, как показывают регулярные конфликты в их среде, о чем становится известно СМИ, такое положение дел сегодня не устраивает.

Банкиры и их ассоциации

Вспоминая процесс развертывания кризисных явлений в банковском секторе в октябре 2008 года, директор департамента внешнеэкономических отношений НБУ Сергей КРУГЛИК констатировал, что регулятору тогда фактически «не с кем было консультироваться». С одной стороны, Национальный банк проводил совещания при участии банкиров, по итогам которых готовились различные заявления, декларации и т.д. С другой — не было «детонатора», который объединил бы большинство финансовых учреждений и четко артикулировал их позицию.

«Досадно, что в ходе кризиса и потом, после его окончания, общественные организации банков, которые должны были защищать их интересы и предлагать какие-то идеи, вместе с регулятором генерировать идеи о практических инструментариях, — не проявлялись», — отметил С.Круглик.

По мнению экс-председателя правления Сбербанка Анатолия ГУЛЕЯ, дело в том, что действующие на сегодня в банковском сообществе принципы и механизмы консолидации участников рынка не позволяют адекватно реагировать на системные вызовы. Эксперт подчеркнул, что после кризиса 1998 года банковские учреждения фактически не сделали надлежащих выводов, а их общественные организации (АУБ и УКБС) в 2008 году были абсолютно бездействующими. Банкир убежден, что банковское лобби, которое могло бы консолидировать систему, пока отсутствует как такое. Одна из причин подобного статус-кво, по его словам, — «дефицит общения».

Как подчеркнул в своем выступлении председатель правления Укрсоцбанка Борис ТИМОНЬКИН, усиление конкуренции между банковскими объединениями будет способствовать повышению эффективности их работы. «Одна монументальная структура быстро костенеет в своем величии, и далее, мол, ее своими мнениями не беспокойте», — отметил он.

И в этом контексте Б.Тимонькин назвал возможным примером для наследования формат работы Форума ведущих международных финансовых учреждений.

«Мне очень нравится, как работает эта организация. Там западный стиль — все очень открыто, демократично, нет начальников и подчиненных, каждый вопрос выносится и очень тщательно обсуждается, раз в квартал проводится общее собрание всех членов, готовятся презентации и в порядке информационного анализа каждый имеет право высказаться. Нет крупных и поменьше. Это та модель системы, которая должна быть», — отметил банкир.

Но в нынешних реалиях такой форум не может удовлетворить значительное количество банков — кажется, учитывая название, украинцев там не ждут.

«Откуда взялся этот конфликт и разделение на группы? Вы легко найдете стенограмму расширенного заседания правления Национального банка от 3 октября 2008 года, когда президент АУБ потребовал от господина Стельмаха, чтобы тот не разрешал рефинансировать крупные банки (так как крупные банки закрыли лимиты на маленькие) и прекратил поддерживать банки с иностранным капиталом. Началом кризиса стало 3 октября — именно тогда был посеян раздор между банками, а то, что мы обсуждаем сегодня, — это уже следствие», — подчеркнул А.Гулей.

Поэтому в своем выступлении председатель правления банка «Старокиевский» Юрий ЯРЕМЕНКО иронически поблагодарил нынешнее руководство Ассоциации украинских банков (руководители этой ассоциации были приглашены к дискуссии, но не приняли в ней участия. — Ред.) за попытку разделить и рассорить банковскую систему. В ином случае сегодня так остро не поднимался бы вопрос о необходимости взаимопонимания между финучреждениями и проведении соответствующей работы в этом направлении.

По мнению банкира, развитие рынка без консолидации его участников просто невозможно. Финансист констатировал: если разногласия между банками действительно существуют, то они обусловлены прежде всего конкурентной борьбой и не проходят по линии, скажем, страны происхождения или размера финучреждений.

Его поддержал председатель наблюдательного совета Platinum Bank Юрий БЛАЩУК, который считает, что за саморегуляцией — будущее банковской системы. Банкир сослался на исследование лауреата Нобелевской премии Элинор Остром, определившей восемь принципов, с помощью которых можно построить эффективную деятельность СРО: установление четких рамок и принципов принадлежности к группе; определение правил доступа к ресурсу; соблюдение подхода, что правила игры вырабатываются игроками (здесь Ю.Блащук заметил, что, возможно, ассоциациям следовало бы предоставить право установления критериев для выхода на рынок); осуществление контроля за выполнением правил; использование градуированной шкалы санкций; выработка механизмов для быстрого решения конфликта; признание государственными органами права на существование СРО; важность формирования масштабных ассоциаций на базе малых объединений.

«Наши украинские особенности — очень низкий уровень социального капитала. У нас невысокий уровень доверия между членами нашего общества, это является проблемой, и это отличает нас от других (стран)», — отметил банкир.

Как подчеркнула Антонина ПАЛАМАРЧУК, лоббирование интересов банковских учреждений требует большого профессионализма. По мнению эксперта, консолидация участников рынка действительно нужна, а возможности для диалога далеко не исчерпаны. А.Паламарчук назвала консолидацию средством балансирования интересов в системе, в том числе и через призму усиления полномочий регулятора, хотя их у него и так сейчас очень много.

В свою очередь, Сергей Круглик, оценивая возможность создания еще одного банковского объединения, указал, что Нацбанк будет взаимодействовать со всеми, кто готов работать в интересах системы. С другой стороны, по его словам, такую работу легче было бы проводить с не очень большим числом СРО: чем более консолидированным, более организованным будет банковский сектор, тем лучше. Поэтому появление ассоциации, которая смогла бы объединить вокруг себя участников банковского рынка в соответствии с приведенными выше международными принципами, можно только приветствовать.

Организованные фонды

По словам председателя Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Дмитрия ТЕВЕЛЕВА, тема саморегулируемых организаций для фондового рынка тоже очень болезненна. «Мировой опыт говорит, что в разных странах по-разному строятся отношения с ассоциациями. Европейский опыт свидетельствует, что такие организации не должны иметь регуляторных полномочий. Американцы говорят, что должны. И этот американский принцип был в значительной степени привнесен в Украину. Была ли Украина готова к этому? Считаю, нет».

Господин Тевелев говорит, что ключевым здесь является не вопрос об обязательности членства. «Принципиален, на мой взгляд, вопрос о том, что полномочия должны быть определены законом, и они должны быть четко указаны в законе. То есть прямые полномочия СРО. Если давать полномочия СРО, то они должны быть записаны в законе. Закон должен регулировать этот вопрос», — считает он. А если в законе уже есть четкие полномочия, тогда возникает вопрос: насколько СРО готова исполнять эти полномочия? «Готовы ли они сертифицировать специалистов? Готовы ли они заниматься мониторингом? Готовы ли они заниматься первичным правоприменением? И отсюда можно делать заключения — а должно ли быть обязательное членство; должна ли быть одна ассоциация на один вид деятельности? Если закон четко определяет полномочия СРО, следовательно, должна быть одна организация по одному виду деятельности, значит, обязательно все участники должны быть членами СРО. Потому что когда СРО распространяет свою деятельность на часть участников рынка, то это уже непорядок», — уверен Дмитрий Тевелев.

Выяснилось, что основная проблема фондовиков с существующей саморегулируемой организацией — такая же, как и у банкиров. «К сожалению, ситуация с точки зрения законодательства, регулирующего деятельность ассоциации, значительно ухудшилась за последние три года», — говорит президент ассоциации «Фондовое партнерство» Ирина ЗАРЯ. «Когда в 2006 году мы начали исповедовать принцип «важно, чтобы членство в СРО было обязательным для всех», то получилось так, что СРО, объединяющие торговцев ценными бумагами и отображающие их интересы в той самой комиссии, сегодня по большинству спорных вопросов и вопросов, требующих законодательного урегулирования, придерживаются точки зрения, противоречащей точке зрения ведущих участников рынка, других ассоциаций, бирж, на которых сосредоточены торги. Эта позиция основывается на принципе «ненужности». Маржинальную торговлю регулировать не надо. РИПО регулировать не надо. Ничего регулировать не надо и новые нормативно-правовые документы тоже не нужны. Это неправильно», — убеждена г-жа Заря.

«Вопрос СРО — один из ключевых, который должен быть решен в этом году. Мы много работаем и с ассоциацией, возглавляемой г-жой Зарей, и с другими саморегулируемыми организациями. У нас происходят дискуссии и в их результате сформируется какой-то закон, с помощью которого мы должны будем решить эти основные проблемы», — поддержал президента «Фондового партнерства» Дмитрий Тевелев.

Банкиры же говорят, что им не нужен закон для создания новой ассоциации. Необходимо только консолидировать усилия.

По словам председателя правления «Регион-Банка» Анатолия ВОЛОКА, по совместительству занимающего должность президента Харьковского банковского союза, региональные банковские союзы с тревогой наблюдают за действиями, правильнее, бездеятельностью столичных саморегулируемых организаций. «За подобным круглым столом не только открываются новые грани проблемы, но и формируется видение выхода из нее. Мы говорим о том, что находимся на пороге нового финансового кризиса, и перед нами стоят вызовы как глобальные, так и местные. Местные имеют характер наступания на те же грабли. Глобально картинки меняются, а у нас стабильно те же, — говорит Анатолий Волок. — Для того чтобы реализовать принцип «крепкие банки — развитый рынок капитала — эффективный регулятор», нам нужны единство действий и единство видения».

По мнению банкира, не совсем правильно говорить, что в пик кризиса Национальный банк остался с проблемой наедине. «Он остался наедине с нами, с банками. Мы же тоже остались наедине друг с другом. И это неправильно. Что можем мы — банкиры и финансисты? Показать пример консолидации. Я думаю, что мы это сделаем», — резюмировал А.Волок.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно