СТРАСТИ НА ЭНЕРГЕТИЧЕСКОМ ПЕРЕПУТЬЕ

20 декабря, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 49, 20 декабря-27 декабря 2002г.
Отправить
Отправить

С тех пор как в украинской прессе стали обсуждаться не только вопросы, связанные с очередной годов...

С тех пор как в украинской прессе стали обсуждаться не только вопросы, связанные с очередной годовщиной катастрофы на Чернобыльской АЭС, но и проблемы, возникшие после ее закрытия, настроение в обществе начало заметно меняться. Вместо былой повальной идиосинкразии, вызываемой ядерной энергетикой, многие стали задаваться вопросом: а не поспешили ли мы с выполнением требования о закрытии ЧАЭС?

Теперь все с большей грустью вспоминаются те пять процентов производимой в стране электроэнергии, которые мы потеряли, не приобретя взамен практически ничего. Потери воспринимаются еще больнее в связи с появлением новых обвинений в адрес Украины в невыполнении каких-то условий. Не добавляет оптимизма и отсутствие реальной помощи от Европы в достройке двух реакторов на Ривненской и Хмельницкой АЭС.

Недавно обозреватель «ЗН» побывал на региональном семинаре, организованном Международным атомным агентством энергетики и Польским национальным агентством ядерной энергетики, который проводился в Варшаве. Семинар назывался «Ядерные вызовы Центральной Европе». Не скрою — следить за логикой наших западных соседей, которые когда-то одновременно с нами обзавелись атомными станциями с реакторами советского образца, весьма интересно. Скажу больше — она часто выгодно отличается от нашей.

До закрытия второго блока еще есть время

Доклад профессора Юргиса Вилемаса, директора Литовского энергетического института (Каунас), привлек, пожалуй, наибольшее внимание аудитории, поскольку Литве вскоре придется закрыть один из двух блоков Игналинской АЭС. Я попросил рассказать ученого об отношении к этому событию самих литовцев:

— Сейчас Литва занимает первое место в мире по доле атомной энергии в общем объеме. Однако вскоре первенство мы уступим, поскольку идет подготовка к остановке реактора. Это произойдет 31 декабря 2004 года. Особого сожаления в стране нет, потому что, во-первых, турбина и генератор для этого блока когда-то были сняты с тепловой станции, качество их хуже, и мы имеем с ними проблемы. Во-вторых, станция строилась в советское время и предназначалась для обеспечения электроэнергией не только Литвы, но и соседних стран. Ныне у Белоруссии долги, и мы ей электроэнергию не поставляем. Так что когда у нас останется только один блок, он будет загружен более стабильно.

Иные чувства вызывают планы остановки второго блока и полного закрытия станции в 2009 году. Тогда появится проблема демонтажа, захоронения отходов... Сейчас в Литве горячо обсуждается тема: что будем делать после полного закрытия станции? Ведь через четыре-пять лет после этого встанет вопрос: где взять дополнительные мощности, чтобы обеспечить электроэнергией страну? Европа предлагает деньги для модернизации наших тепловых станций, поскольку они создают нам много экологических проблем. Модернизация — вещь не простая и очень дорогая. Поэтому если будут закрыты оба блока, это не значит, что мы собираемся попрощаться с ядерной энергетикой. Наш парламент обращается к иностранным инвесторам, мол, приходите и стройте новую станцию. Одно условие — за коммерческий риск инвестора государство не отвечает, цена будет определяться рынком...

Впрочем, до закрытия второго блока еще есть время, и многое в отношении к ядерной энергетике в Европе может измениться. А тогда по-другому сложится и судьба станции.

— А как у вас складываются отношения с зелеными?

— Когда еще были свежи воспоминания о Чернобыле, зеленые у нас активно протестовали против атомной энергетики. На этом многие даже сделали карьеру. А толку что? Они и теперь против, но мы работаем с ними, даем достаточно информации по всем вопросам. Это во многом способствует разрешению конфликтов.

Попробуйте заменить АЭС в Козлодуе тепловыми станциями

Еще более прямолинеен был болгарский профессор Эмиль Вапирев, председатель Ядерного регулирующего агентства (София):

— Как объяснить простому человеку, вложившему часть своего труда в строительство АЭС, что мы ее закрываем? Болгарские ученые привезли с собой весьма обширные социологические исследования, свидетельствующие о том, что люди из различных регионов страны почти единодушно выступают против закрытия АЭС. Какими могут быть вразумительные мотивы ее закрытия, если параметры станции в норме, технические результаты работы блестящие, а показатели безопасности вот уже много лет подряд все увеличиваются? Мы уверены: со временем (и ждать, судя по всему, недолго) произойдут такие изменения в мировой и европейской энергетике, промышленности, что это повлияет на европейскую политику в отношении АЭС. Поэтому для нас главное пока — продержаться, пережить смутное время для атомных станций.

— При вступлении в ЕС перед вами ставили задачу закрыть АЭС?

— Четкого требования не было. Но Чернобыль психологически травмировал европейцев. Поэтому демократические правительства должны время от времени успокаивать наиболее осторожную часть общества. И, конечно, это сделать лучше всего, закрывая чужие (построенные еще Советами) станции, которые якобы хуже западных. Мы попали в заколдованный круг, выбраться из которого трудно. Но люди, отвечающие за перспективы страны и уровень жизни народа, должны помнить, что ядерной энергетике нет альтернативы. Даже ветровые электростанции с экологической точки зрения не лучше атомных. Вообще страх, особенно если он охватил значительную часть общества, — плохой советчик. Общей картины в такой ситуации не увидеть.

Приведу такой пример в защиту АЭС. Чтобы заменить шесть реакторов в Козлодуе тепловыми станциями, потребуется привозить двадцатью супертанкерами по 200 тысяч тонн топлива каждый год. Насколько это опасно с экологической точки зрения, мы уже могли убедиться на примере катастрофы у берегов Испании. Не зря испанцы назвали это «нефтяным Чернобылем». И такие беды с танкерами происходят очень часто. А Чернобыль, к счастью, один. Причем ядерщики утверждают, что это был исключительный случай, из которого уже сделаны выводы. Утверждать, будто ядерной энергетике в нынешних условиях есть достойная замена, просто безнравственно...

Чехи и словаки предпочитают отстаивать ядерную энергетику с помощью данных социологических опросов

Чтобы быть убедительной и не пускаться в нервные дискуссии с зелеными, принимавшими участие в семинаре, Дана Драбова, председатель Государственного офиса по ядерной безопасности (Прага), продемонстрировала коллегам тщательные социологические исследования. Они позволили выразить отношение различных возрастных и социальных групп чешского населения к атомной энергетике в точных цифрах и графиках, из которых следует, что доверие к атомной энергетике в Чехии растет с каждым годом. Особенно быстро это происходит в молодежной группе — у ядерной энергетики в этой стране есть будущее.

Интересно и объяснение причин такого потепления чехов к ядерной энергетике — их ядерщики ничего не скрывают от населения, на все вопросы дают в прессе исчерпывающие ответы, без напоминаний журналистов проводят разъяснительную работу. Кстати, как показали те же социологические исследования, отношение населения зависит не столько от реальных достоинств или недостатков ядерной энергетики, сколько от качества информации о ней. Ее нужно подавать своевременно, грамотно и доступно.

Неплохих результатов в обеспечении безопасности на своих реакторах добилась Словакия. Здесь, как и в соседней Чехии, население верит в пользу для страны ядерной энергетики, и вопрос о закрытии АЭС словакам может показаться дурной шуткой.

Финны хранят олимпийское спокойствие

Впрочем, наиболее убедительно на этом форуме выглядела позиция Финляндии. Ее донесла до слушателей Аннели Никула, корпоративный советник (Хельсинки). В этой стране, как известно, также действуют бывшие советские реакторы. Вопрос о том, чтобы закрыть станцию или заменить реакторы на более современные, даже не стоит. И это при том, что структура энергетики в Финляндии может послужить примером для любой другой державы мира. Здесь вклад крупных гидроэлектростанций в энергетику страны составляет 17%, АЭС дает 26%, более 10% вырабатывают небольшие гидроэлектростанции. Для производства электроэнергии также используется торф, ветер, биометоды. В Финляндии вклад нетрадиционных видов энергии значительно превышает все, чего достигли другие страны континента. Тем не менее никто не собирается отказываться от ядерной энергетики, обеспечивающей экологическую чистоту и не создающей проблем для нашей планеты с углекислым газом. Столь явные успехи сами финны объясняют тем, что они в спокойной обстановке ищут оптимальный вариант поведения на энергетическом рынке. При этом никто не включает политическую составляющую (как у нас) в экологические проблемы. В этом залог успеха!

Финляндия связывает свое будущее с успехами в высоких, в частности ядерных, технологиях. Эта небольшая страна всячески поддерживает перспективные исследования в области физики высоких энергий на ускорителях в ЦЕРНе (Швейцария—Франция). Результаты используются для развития прецизионной приборостроительной промышленности, в чем Финляндия в последние десятилетия фантастически преуспела. Понимаю, с какой щемящей грустью сжимаются сердца великолепных украинских физиков, которым никак не удается добиться серьезной поддержки правительства и НАНУ в усилиях стать полноправными членами всеевропейского исследовательского сообщества в ЦЕРНе...

Поляки обмениваются колкими остротами

Отношение к ядерной энергетике в Польше никак нельзя назвать спокойным. Польские зеленые агрессивно и изобретательно атаковали своих ученых, рассказывавших на семинаре о перспективах развития атомной энергетики в Польше. Дело в том, что в советские времена эта страна в европейском соцлагере оказалась единственной, где не было построено ни одной АЭС. Ну а сейчас, конечно, такая задача для поляков экономически просто неподъемна.

Впрочем, польских ученых, выступавших на семинаре, острые нападки зеленых задевали сравнительно мало. К примеру, профессор Анджей Войцык из Института ядерной химии и технологии (Варшава) не без иронии отметил, что если бы нашлись средства построить АЭС, то одного процента от ее доходов, выделенного на просвещение населения, хватило бы, чтобы в массе своей люди высказались за дальнейшее развитие польской ядерной энергетики. Пока же профессор главную проблему видит в том, что в ближайшее время средств на строительство станции у Польши не будет, так что и бороться с антиядерными настроениями смысла нет.

Впрочем, как отмечали выступавшие ученые, перед следующим поколением поляков проблема развития ядерной энергетики встанет во весь рост. Тогда придут новые политики, которые найдут способ решить этот вопрос на благо страны. Пока же ученые не без дальнего прицела водят студентов и школьников посмотреть на свой исследовательский ядерный реактор. Вот это и будет наилучший вклад в будущее Польши — уверяют они.

Французы и немцы придерживаются диаметрально противоположных взглядов

Ядерная энергетика является одним из факторов процветания Франции. Она позволила заняться реструктуризацией угольной промышленности, закрыть нерентабельные шахты, избавиться от головной боли, связанной с травматизмом и смертями шахтеров, и решить многие другие социальные проблемы. При этом во Франции, благодаря просвещению населения, фактически удалось избавиться от радиофобии. Французы селятся возле реакторов, разбивают здесь огороды, считают, что один цент на киловатт-часе электроэнергии, который они экономят на соседстве с реактором (эта лихая приманка придумана владельцами АЭС), вовсе не плата за страх, а подарок за цивилизованность. Их не пугает возникновение французского Чернобыля — с чувством собственного достоинства они говорят, что такое у них попросту невозможно.

Настроения в Германии существенно отличаются от французских. Немцев настораживает, что французы расположили свои реакторы на границе с ними. В частной беседе немцы говорили мне, что, на их взгляд, надежность французских станций не выше украинских и это заставляет их жить как на вулкане. Сейчас, когда зеленые и социал-демократы у власти, немцы стараются избавиться у себя от атомной энергетики. Страна покрылась жужжащими ветряками. Вряд ли они нравятся птицам, которые массами гибнут от этой «экологически чистой» энергетики. Не очень приятно и человеку жить невдалеке от крутящихся монстров. Среди немецких граждан нередко можно услышать мнение, что уродование пейзажа, шумовая нагрузка соседям и смерть птицам плюс другие прелести ветроэнергетики приведут к тому, что вскоре настроения немцев поменяются и тогда ветряки сдадут на металлолом...

***

Пожалуй, главный вывод, который можно сделать из этого представительного семинара, то, что современная индустрия — не подарок и с ее пороками действительно надо бороться грамотно, спокойно и сообща. Впечатляющий пример — сейчас по американским стандартам треть стоимости ядерной станции должны составлять траты на экологические цели.

Под давлением общественности ядерщики создают совершеннейшие системы контроля транзита ядерных материалов. Австрия первой среди стран мира установила у себя на границе специальные детекторы радиоактивных материалов. Культура безопасности становится необходимым элементом общей культуры нынешнего человечества. Ядерная трагедия в Украине послужила решающим толчком к этим поискам. Обидно, если сейчас наша страна остановится на полдороге в совершенствовании технологий и не сможет пожать урожай, за который заплатила такую высокую цену.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК